Общественно-политический журнал

 

 

 

«Традиционализм» в России - искусственный, сконструированный сверху

Психолог Стивен Пинкер любит говорить о таком когнитивном искажении: согласно статистике, мы живем в самые безопасные времена, но именно поэтому преступления нынче выделяются на общем фоне, а единственную историю могут месяцами обсасывать в прессе. В итоге людям кажется, будто мир вокруг, напротив, стал опаснее, чем раньше. Это вообще принцип распространения новостей: обсуждают то, что выделяется, а вовсе не то, к чему привыкли и что воспринимается как норма. “Собака укусила джентльмена - это не новость, новость - когда наоборот”.

Полезно в этой призме взглянуть на “мундиальгейт” - какие-то люди в интернете посчитали русских девушек коллективной собственностью и теперь грозят им страшными карами за адюльтер с иностранцами. “Дикость”, “средневековье”, “отсталость” - голосит в ответ общественность.

Но давайте задумаемся: а что бы было в действительно дикой стране, в условном Пакистане? Там уличенных в порочных связях с иностранцами ждали бы убийства чести и прочие традиционные воспитательные меры. Не говоря уже о том, что большинство бы просто сидело дома под замком. Но вся “дикость” в России - какие-то пересуды на дваче. Максимум реального действия - какой-то герой стращал иностранца, но в итоге смог лишь толкнуть девушку. Обсуждают таких кретинов вовсе не потому, что их много, а потому, что они выделяются на фоне тысяч адекватных людей. Нас часто пытаются убедить, будто Россия - это какая-то традиционалистская страна. Скрепы, духовность, капуста в бороде. Если бы это было так - толпы “казаков” бы нынче курсировали по Никольской, гоняя нагайками “распутных женщин”. Однако мы не видим ничего подобного.

Это потому, что “традиционализм” в России - искусственный, сконструированный сверху. Его транслируют депутаты Мизулины и Милоновы, придворные священники и придворные “деятели культуры”. Но делают они это сугубо по работе, в перерывах между поездками в растленную Европу. И даже сидящие на шее у бюджета “казаки” выходят помахать нагайками за Русь православную лишь тогда, когда это хорошо оплачено (например, на митингах). Никакого действительно массового, народного, идущего от корней мракобесия в России нет. Властям бы хотелось, чтобы оно было - ведь нет лучшего оправдания для государственного патернализма. Но на деле (и “мундиальгейт” это показывает) есть вполне терпимое европейское общество, на фоне которого призывы “наказывать шлюх” воспринимаются как маргинальная дичь.

Михаил Пожарский