Общественно-политический журнал

 

Шендерович

В. Шендерович «Если вы позволяете себе от имени государства полнейший беспредел, с вами однажды поступят также»

Почему Владислав Синица оказался в стороне несколько от общего числа фигурантов «московского дела». Которых безусловно, все поддерживают и хотят вытащить. А про Синицу говорят: ну… И как-то немного все смущаются.

В. Шендерович: Это стокгольмский синдром во весь рост. Интеллектуальная трусость и стокгольмский синдром. Для того чтобы внятно стать на сторону Синицы, нужно некоторое усилие. Усилие. В случае с Устиновым, Котовым, Жуковым – там вообще не о чем говорить. Здесь есть о чем говорить. Ну давайте поговорим. Что объединяет случаи Синицы и Прокопьевой.

 Если наши радиослушатели не знают. Это очень странно. Тем не менее в чем совершенно очевидный общий знаменатель. Они обвинены, один уже посажен, другая в процессе, собственно говоря, за рассуждения. За логику. За что посажен Синица? Он всего лишь написал о том, что если беспредел силовиков будет продолжаться, то ответом будет встречный беспредел. далее➤

Об арифметических играх: «У нас были выборы, слышите? Ну а что ж вы теперь хотите?»

Не скрою: поражение Касамары, Метельского и еще пары бесстыжих персонажей доставило мне эмоциональное удовольствие. В этом смысле и внутри этого целеполагания (щелкнуть власть по носу) тактику "Умного голосования" можно считать успешной и состоявшейся.

Но изначально - до того, как мы узнали фамилию Касамара - речь-то, напомню, шла о другом: о возвращении в Россию реальной политической конкуренции (хотя бы на низовом уровне).
Власть не допустила этого. Не допустила - самым что ни на есть незатейливым репрессивным путем.

После августовского сеанса этой густой полицейщины, после того, как выяснилось, что поводом для избиения и ареста может стать твое лицо, не понравившееся менту, а основанием для тюремного срока - плакат с цитатой из Конституции РФ, - не может быть никакой другой повестки дня, кроме прекращения политических репрессий, освобождения политических заключенных и отставки виновных в полицейском беспределе. далее➤

Виктор Шендерович: «На деревню дедушке»

Милая хунта, а ведь прав был давеча «болотник» Полихович - ты о@уела. То есть ты и вообще о@уела, разумеется, но в данном случае я не про «вообще»…
Я - «в частности».

Вот ответь мне, дорогая хунта, зачем две недели назад твои менты топтались под дверью, ведущей на мою лестничную клетку? Я уже не говорю о том, что им не хватило ума починить дверную ручку (моя жена справилась с этим за две минуты), но – зачем они приходили? Что отвлекло их в моем подъезде от охраны порядка, на которую я нанимал их, в складчину с другими налогоплательщиками?

Зачем другие менты приходили вчера по месту моей прописки, пошто опрашивали соседей, что надеялись найти? Притон, склад боеприпасов? Что нового открыли для себя? Ты не знала, милая хунта, что по месту моей прописки живет моя теща, 1927 года рождения? Так она там тоже прописана, и все бумаги в отделении, зачем было ходить туда-сюда? В чем была цель операции? Поддавить на психику? Если на психику соседки, то операция прошла успешно… далее➤

Виктор Шендерович: «Начать стоит с того, что назвать вещи своими именами»

Переворот

Среди немногого, что нам остается теперь, еще имеется возможность назвать вещи своими именами.
И тут, кажется, пришло время обойтись без метафор: в России произошел переворот.

Воспользовавшись паранойей своего ставленника и его страхом даже перед тенью реального народовластия, группа силовиков получила наконец долгожданный карт-бланш на открытое полицейское насилие.

Полицейщина полностью вытеснила с московских улиц Конституцию РФ. далее➤

Власть, давно вошедшая в штопор, уже не могла поступить по уму

Самолет, вошедший в штопор, живет по своим законам – каждая следующая секунда его полета обусловлена инерцией предыдущей секунды, а не планами экипажа. А уж о том, что самолет этот, согласно расписания, вылетал когда-то в какую-то прекрасную страну, а вовсе не в сторону этой стремительно приближающейся тундры, - на этапе штопора вспоминать уже совсем поздно.

Тяжелый идиотизм поздней российской власти (включая сегодняшнее тяжелое винтилово кандидатов в Мосгордуму), ежесекундное увеличение угла падения – это уже не ошибка тупоумного чиновника или группы неадекватов, а (увы нам) – естественная логика развития ситуации.

Роковое движение штурвала случилось семь нет назад, в день разгрома Болотной: путинский (уже тогда малолегитимный) строй бесповоротно перешел в разряд полицейских режимов. Через два года, аннексией части Украины, они еще разок довернули штурвал в сторону катастрофы. Россия стала страной-изгоем. далее➤

Виктор Шендерович: «Прошу вашего внимания и, извините, достоинства»

Эта история – не про то, нравится ли вам кандидат Яшин или не нравится (те, кому не нравится, могут проголосовать за другого или третьего).

Но он собрал подписи, подтверждающие его право участвовать в выборах! Собрал честно и с большим запасом, чему я свидетель и участник.

Те, кто, в страхе перед реальным выбором народа, придумали этот подлый муниципальный фильтр, видимо, недооценили энергию протеста и раздражение, которое они сами вызывают.

Фильтр Яшиным пройден. далее➤

Виктор Шендерович: «Россия - это не вы, а место, где вы воруете, лжете и убиваете»

В последний раз Дмитрий Киселев публично вспоминал о моем существовании в начале 2014 года. Тогда за его федеральной спиной, в прайм-тайм, повисла моя фотография с титром в пол-экрана: "ПОДОНОК?"

Вчера обошлось не только без риторических вопросов, но и вообще без цитат. Несчастным зрителям "Вестей", без лишних подробностей, сообщили главное: одолеваемый ненавистью к России, я снова в нее плюнул! Каким образом мне это удалось, осталось тайной.

Надо вам знать, что программа Киселева не только информационная, она еще и аналитическая. И, за неимением более важных вопросов, Дмитрий Константинович приступил к аналитике моего плевка. С этим он справился быстро: моя ненависть к России (теперь это известно десяткам миллионов россиян) носит паталогический характер, - вот я и прибежал плюнуть на могилы погибших подводников, используя любой повод и не считаясь с нормами морали. далее➤

Исследователи дна

Погибшие 1 июля на атомной подводной лодке, со всей очевидностью, погибли на войне, которую Путин уже объявил миру. Это - безоценочный факт, голая констатация.

Дальше, в зависимости от идеологических и человеческих ориентиров, можно играть желваками, ужасаться, скорбеть или улюлюкать, - но для начала надо просто отдать себе отчет: это именно так. Версия о научных исследованиях дна Мирового океана не продержалась и суток.
Офицеры погибли на войне.

Когда-нибудь у Росстата, надеюсь, найдется время посчитать: во сколько человеческих жизней обошлись России путинские имперские понты, начиная с "Курска"? А чтобы понять, что это именно понты, амбиции, совершенно не обеспеченные "амуницией", - ей-богу, не надо быть военным специалистом; достаточно просто выключить телевизор и вглядеться в окрестные пейзажи. далее➤

Навстречу Прямой линии...

Что приятно, - уже давно не надо ничего сочинять.
Тексту этому 11 лет.

СЕАНС

Есть имена, не нуждающиеся в пояснениях. Лев Толстой, писатель. Иисус Христос, мессия. Владимир Путин, председатель правительства… Даже неловко как-то. К чему лишние дефиниции?

Поэтому все это называлось просто: встреча с Владимиром Путиным.

Пенсионерка Муханова Надежда Петровна спрашивала у Него: как жить? И Он отвечал ей. далее➤

Убавляем эйфорию и не даем трахнуть себя в размягченный мозг

Заметьте себе: стоило нам сплотиться - в относительно небольшом количестве, на небольшом участке, но очень настойчиво - как выяснилось, что никто, собственно, и не против нас!

Уже и Скабеева с Зейналовой пытаются сделать вид, что они не часть той же самой банды, а - коллеги Ивана Голунова, озабоченные нарушениями прав человека.

Уже и полицейские, дежурным образом подбросившие наркотики невиновному человеку (тысячному, десятитысячному по счету?), оказываются вдруг паршивыми овцами в здоровом правоохранительном стаде, заточенном исключительно на законность и защиту граждан!

Кажется, только Рамзан Кадыров еще не выступил в поддержку Ивана Голунова, остальные уже с нами, включая Пескова.

Делаем выводы, братцы. Убавляем эйфорию и не даем трахнуть себя в размягченный мозг. далее➤

Виктор Шендерович: «Дорогие полицейские, а также, все до кучи»

Дорогие полицейские, а также, до кучи, работники Прокуратуры, Следственного комитета и судов!

Сия историческая публикация - не призыв к расправе, как вам может показаться сначала, а совсем напротив - отчаянная попытка предотвратить прыжок на старые грабли и агитация за неукоснительное соблюдение закона. Вами.

Потому что альтернатива этому - вот примерно такая:

"Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части, некоторых распинали у стен, некоторых разрывали на две части, привязав за ноги к двум автомобилям, некоторых изрубали шашками. Были случаи, что арестованных чинов полиции не доводили до мест заключения, а расстреливали на набережной Невы, а затем сваливали трупы в проруби. Кто из чинов полиции не успел переодеться в штатское платье и скрыться, тех беспощадно убивали. Одного, например, пристава привязали веревками к кушетке и вместе с нею живым сожгли. далее➤

Про норму

Я – в очередной раз - про норму. Которая рулит миром и через которую мир, собственно говоря, и меняется в ту или другую сторону.

Было принято считать (в Америке), что черные - это как бы не совсем люди. Что им нельзя в автобусы и школы, где ездят и учатся белые. Это было совсем недавно, всего полвека назад. А полтора века назад их можно было просто привезти в цепях из Африки и ими торговать. И при этом быть (считаться в своем обществе) уважаемым, приличным человеком…

Норма изменилась не сразу – и, мягко говоря, не сама. Ее изменили – люди. Другие люди пытались не дать изменить, но проиграли.
И норма поменялась. далее➤

«Дорогие даладье с чемберленами! Сколько раз вам нужно поджарить задницу, чтобы вы наконец выучили уроки?»

Ах, не надо бы вам сюда, дорогие иностранные гости. Ах, не надо…

Странное, согласитесь, занятие – обсуждать "повестку устойчивого развития" с группой граждан, окопавшихся у власти двадцать лет назад и совершенно не собирающихся уходить.

Гнусность, откуда ни посмотри, – разговаривать про глобализацию там, где полицейские пытают задержанных, тюремщики – заключенных, где суд всегда на стороне палачей, и ни звука не доносится наружу.

Довольно бесперспективной кажется мне и дискуссия об инвестициях в стране, где в список "Форбс" назначают в Администрации президента и оттуда же дают отмашку на арест. (Кстати, никто из гостей не намерен поинтересоваться: а где, собственно, г-н Улюкаев, бывший председатель оргкомитета? Никого не покоробит логотип "Роснефти"? Ну-ну.) далее➤

Предпоследние известия

Вот вы небось не читаете газету "Известия"?
А я не выдержал да и взял ее в самолете, по дороге домой из Америки. Оскоромился. Дай, думаю, глотну дым Отечества превентивно, для лучшей акклиматизации.
Ну, что вам сказать? Надышался.

Итак.
Главный материал номера от 27 мая посвящен героическим усилиям Минобороны по противостоянию призывникам-симулянтам и врачам-взяточникам. Ужесточены, слава аллаху, правила медицинского освидетельствования!
"Современная медицина располагает ресурсами, чтобы усиленно проверить призывника", - успокаивает общественность военный эксперт Владислав Шурыгин, перечисляя диагнозы, по которым, в последние годы, пытались откосить от священной, мать ее, обязанности 30% призывников: плоскостопие, сколиоз, миопия, диабет... У двери умирал чахоточный, завернутый в мокрую холодную простыню... далее➤

ЭФФЕКТ СТРЕЙЗАНД и необучаемые долбо@бы

История первого штрафа за оскорбление власти напомнила мне сюжет десятилетней давности. Я уже рассказывал о нем, но грех и не повторить.

...Летом 2008-го года, в программе «Плавленый сырок» на радио «Эхо Москвы», я назвал депутата Государственной думы пяти созывов Абельцева «животным йеху», с прямой ссылкой на Джонатана Свифта. Депутат пяти созывов пошел навстречу самым смелым моим мечтам и подал в суд.

Позвонила судья Васюченко, попросила подъехать, расписаться за повестку.
— Диктуйте адрес, — покорно сказал я.
— Записывайте, — сказала она. — Зоологическая улица…
Бог не фраер. далее➤

Страницы