Общественно-политический журнал

 

Шевцова Лилия

Америка размышляет, зализывает раны и концентрируется, но каждое поражение пробуждало в этой нации стремление к возрождению и концентрации мощи

США завершили свой уход из Афганистана, который уже прозвали американским «Дюнкерком». Двадцатилетняя война закончена. Америке еще придется мучительно приходить в себя после шока, боли, отчаяния и дезориентации хаотичной эвакуации из Кабула.

Мир застыл, ожидая куда теперь повернет единственная сверхдержава. Как бы кому не хотелось, Америка продолжает определять мировой вектор, а остальные игроки вынуждены приспосабливаться к ней, негодуя либо огрызаясь.

Между тем, Америка оказалась перед грандиозными вызовами. Во-первых, нужно справиться с поражением, парализующим государство, которое привыкло демонстрировать непобедимость. Во-вторых, нужно возвратить утраченное доверие союзников и тех, кто пытается найти укрытие под американским «зонтиком». В-третьих, необходимо решить, как воспроизводить себя: через изоляцию от мира или через вовлечение в мировые дела. Америка перенапряглась и ей необходимо заняться собой. Но дело в том, что сохранение внутренней уверенности великой нации возможно только через ее мощное присутствие на мировой сцене. подробнее ⮞⮞⮞

«Афганский синдром» Америки впереди и мы не знаем, во что он выльется

Испытание поражением

Афганская драма Америки отнюдь не неожиданность. Великие нации не раз проходили через унижение военным поражением - США в Корее и во Вьетнаме, Франция в Алжире, СССР в Афганистане. Каждый раз поражение становилось шоком, который сотрясал основы государств, потерпевших провал. Не забудем, что афганская эпопея СССР ускорила падение советского государства.

История повторяется. Как и во времена Вьетнама Америка давно хотела уйти из Афганистана, но «с честью» (как надеялся президент Никсон) и без унизительной капитуляции. Вышло по-другому. Америка искала договорённостей с талибами, как некогда с Вьетконгом. Но противнику нужен был не компромисс, а победа и пощечина американцам. В Афганистане США не удалось совместить военную победу с демократизацией – как не удалось и во Вьетнаме.

Афганская драма продемонстрировала то, что в свое время Киссинджер при осмыслении «Вьетнамского синдрома» назвал «перенапряжением» Америки. Кроме того, «американские моральные убеждения вступили в противоречие с ее возможностями», - говорил Киссинджер. Трагические события в Кабуле, последовавшие за уходом западной коалиции, подтвердили аксиому: нет элегантного способа завершить проигранную войну. подробнее ⮞⮞⮞

Россия в новой реальности выглядит, как антиквариат, не пользующийся спросом

Апокалипсис сегодня

Лето 2021г стало адовым. От Калифорнии до Сибири все горит и тонет. Миллионы обречены подхватить смертоносный вирус и неясно, кто выживет (в мире заразилось более 200 миллионов человек, более 4 миллионов умерли от ковида). Потепление на 1.2 градуса по Цельсию привело к природным катаклизмам, справиться с которыми человечеству не под силу. Состояние беспомощности охватило все нации и все правительства, вне зависимости от их политической окраски.

Ковид и климатические взрывы обострили еще одну проблему: неравенство внутри всех государств - как демократий, так и автократий. Речь идет не только о монетарном неравенстве, но и о неравном доступе к образованию, здравоохранению и инновациям; о гендерном и расовом неравенстве.

Мы все еще толкуем о привычных вещах - ядерном сдерживании, конфликтах, глобализации, борьбе за гегемонию, Байдене и Путине. Все это мелочь на фоне экзистенциальной катастрофы и угроз стабильности даже для развитых государств. подробнее ⮞⮞⮞

Победа или тупик?

Политика штука обманчивая. Порой ждешь одного результата, а получаешь другой. Пример тому - последствия ухода США из Афганистана и договоренность Байдена- Меркель о завершении строительства газопровода «Северный поток-2»(СП-2). Это события говорят о том, как эфемерна грань между победой и поражением.

Уход США из Афганистана стал поводом для российского злорадства: «Миссия Америки закончилась провалом!» Так приятно увидеть поражение соперника, который должен зализывать раны.

В 1975 г уход Америки из Индокитая стал ударом по американскому лидерству, вызвав наступление СССР по всему полю - от Афганистана до Анголы. Поражение во Вьетнаме лишило Америку драйва на долгие годы.

Сегодня уход Америки из Афганистана – драма, которая еще заставит переосмысливать приоритеты мировой политики. Но первоочередной вопрос очевиден: кто заполнит вакуум, который оставляют США? Западные комментаторы говорят: «Китай намерен занять место, которое освободили США». Политика ведь не терпит пустоты, верно? подробнее ⮞⮞⮞

Ни мира, ни войны

Байден и Путин сделали ставки. Байден выдвинул доктрину возрождения Запада через возврат к либеральным ценностям и сдерживание мирового Авторитаризма. Путин отвечает альтернативной доктриной, заявляя о праве России определять выбор соседних наций и даже их понимание своих национальных интересов. В ответ на западное сдерживание Кремль в Стратегии национальной безопасности РФ объявил о подготовке к «защите государства от вооружённого нападения» и «удовлетворении потребностей государства и нужд населения в военное время». Слово «война» стало и зарубежным, и российским причитанием.

Возникает, однако, вопрос: в какой степени Кремль готов отказаться от «ТРИАДЫ», остроумной модели существования России в пост-советский период? ТРИАДА означает: «Быть с Западом- Быть внутри Запада- Быть против Запада». ТРИАДА позволяет Кремлю считать Запад противником и одновременно использовать его как экономический и технологический ресурс. ТРИАДА поддерживается и немалой частью западной элиты, ставшей проводником кремлевских интересов на Западе (бывший германский канцлер Шредер и бывший французский премьер Фийон - винтики мировой лоббистской машины, работающей на Кремль). Неужели можно отказаться от такого изобретения?! подробнее ⮞⮞⮞

Примирительный тон саммита не гарантирует даже «холодного мира»

Женева: Байден и Путин взглянули друг другу в глаза.

И решили снимать напряжение. Но при сохранении своих позиций по тем раздражителям, ликвидировать которые невозможно.

Саммит выбросил на поверхность то, что можно назвать драмой, в которую вовлечены обе страны. Драма в том, что обе стороны не могут выскочить из ловушки взаимной враждебности. Обе стороны ищут способ управления несовместимостью своих принципов. Но постоянно теряют руль управления. В Женеве Байден и Путин попытались вернуть управление.

Для США отношения с Россией важны для поддержания глобальной стабильности, но и для решения собственных внешнеполитических задач. Для России США значат гораздо больше, став внутрисистемным фактором. Эти отношения - подтверждение державности, которая остается позвоночником российской системы. Америка играет и роль «Врага», когда Кремлю нужно средство мобилизации общества. Чем слабее легитимация власти через выборы - тем нужнее «Враг». подробнее ⮞⮞⮞

Сорвал ли Путин банк?

Российскому президенту чертовски везет. На всех фронтах - внутреннем и внешнем.

В стране власть создала политическую Сахару. Кремль бьет даже по брызгам. Кажется, из-за удовольствия мочить. Упражняются в садизме «шестерки», отстреливая все вокруг законодательными репрессиями.

Вовне победа Кремля не менее внушительна. «Коллективный Запад» отступает. Требования дать России отпор уступают место выжиданию либо доброжелательности.

Распоясавшийся Лукашенко только усиливает потребность в июньском саммите Путина с Байденом. Событие, которое пока выглядит, как тактическая победа Кремля.

Еще вчера Европарламент грохотал металлом, призывая наказать Россию. Сегодня буря улеглась. Впечатление, что Россия для ЕС - объект преткновения, по которому невозможно сформировать единую линию. А потому ЕС заменяет линию выпуском пара. подробнее ⮞⮞⮞

Кремль добился своего - заставил Америку себя услышать и сделать предложение

Кажется, война откладывается до следующего раза. Но недавняя эскалация напряженности по линии Россия- Запад подтвердила тревожную логику.

Во-первых: Россия готова швырнуть на пол мировую шахматную доску. Поводом может стать даже обидчивость и подозрения Кремля, что его игнорируют. Угроза сбросить доску действует, вызывая растерянность объекта шантажа.

Во-вторых: Запад не сумел найти ответ на российский вызов. Пока либеральные демократии пытаются успокоить Кремль «двойным треком». Короче, соединением взаимоисключающих принципов - сдерживанием и диалогом.

«Двойной трек» стал реакцией на феномен, которым оказалась Россия. С одной стороны, Россия - антагонист либеральной демократии. С другой - Россия включена в жизненные для Запада взаимосвязи и отчасти интегрирована в Запад (через класс рантье и членство в европейских институтах). подробнее ⮞⮞⮞

Украинская ловушка для Кремля

Который день мы обсуждаем, будет ли война между Россией и Украиной. Многие склоняются к тому, что ни одна сторона войны не хочет, но война возможна.

Этот вывод отражает ситуацию «горючей смеси», которая может вспыхнуть в любой момент. Неважно, что стало толчком к очередному срыву перемирия между Украиной и непризнанными республиками и что побудило Россию к демонстрации силы на границе с Украиной. Можно перечислить десяток возможных поводов для эскалации. Тут и стремление президента Зеленского укрепить свою поддержку в стране и возвратить внимание Запада. И попытка Кремля заставить Киев начать реализовывать самоубийственное для него Минское соглашение.

Можно продолжать гадать, что спровоцировало обострение. Важнее осознать причину, которая не позволяет добиться урегулирования конфликта между Россией и Украиной. подробнее ⮞⮞⮞

Заштормило! Чем все это закончится для России в отдаленной перспективе? Ответ стоит искать в 1991 году

Публикация двух западных докладов, в которых Россия упоминается нелестно (британский доклад «Глобальная Британия в век конкуренции» и доклад американского национального совета по разведке «Зарубежные угрозы для американских выборов 2020г» ), интервью Байдена ABC с неожиданным «Вы думаете, что он убийца? — Угу. Да» и новые американские санкции - все это выглядит, как атака против России. Но в данном случае Россия не самоцель. Россия - средство. Ведущие западные державы начали искать пути возрождения, в котором России отводится инструментальная роль. Короче, роль адреналина!

Впрочем, Россия давно играет свою роль в эволюции Запада. И пора об этом сказать.

Мы воспринимаем как аксиому, что 1991 и развал СССР были победой Запада. Верно лишь отчасти. 1991 год породил процессы, которые привели к кризису либеральной демократии. Дело в том, что СССР, как Альтернатива, заставлял Запад укреплять не только свой военный потенциал, но и свои принципы и свое единство. подробнее ⮞⮞⮞

«Россия рискует остаться на обочине без шансов догнать поезд»

Санкции против России: кому больно?

Неизбежное произошло. США и ЕС выкатили против России санкции за преследование Алексея Навального. Вашингтон готовит новые санкции за кибератаки против государственных учреждений, в которых обвиняет Россию.

Тупик очевиден. Запад не может не реагировать на нарушение Кремлем правовых и гуманитарных принципов. Кремль не может отступить, делая западный ответ неумолимым.

Между тем, Западу трудно соединить несочетаемое: сдерживание, изоляцию и диалог. Поэтому ограничительные меры оказываются стрельбой по воробьям. Либо несут боль не тем, кто должен стать объектом удара, либо вызывают последствия, противоположные ожидаемым.

Западные демократии пытаются удержаться в рамках вегетарианства. Никто не собирается обваливать российскую власть либо подрывать российскую экономику. подробнее ⮞⮞⮞

Власть нутром наружу

Навальный заставил власть вывернуть нутро наружу. Понятен повод для тошноты.

Сложнее с пониманием того, как дышит эта чудовищная конструкция. Мы видим в ней разные вещи. Одни говорят: Навальный «сломал хребет режиму». Другие утверждают: Навальный «бьет в пустоту». Одни говорят: силовики взяли власть. Другие отвечают: нет, все распадается. Одни: Запад отступает перед Путиным. Другие: Запад сейчас врежет Путину.

Список несовместимых интерпретаций можно продолжать: мы на пороге тоталитаризма; Россия в состоянии разложения тоталитаризма; Путин завтра уйдет; Путин «навсегда». Мы не можем договориться, как назвать систему, в которой живем: электоральная демократия или электоральная автократия? Или что-то другое, коль скоро реальных выборов у нас нет?

Все выглядит, как спутанное коллективное сознание. Ирония в том, что многое верно: мы живем в системе, которая демонстрирует взаимоисключающие импульсы. При этом, словно издеваясь, она стирает различия между противоположностями - между правдой и ложью, правом и беспределом, демократией и единовластием. подробнее ⮞⮞⮞

«Россию на авансцене удерживают ядерное оружие и способность бить чужие окна»

«Если вы будете продолжать заниматься мелочной суетой, Путин будет наше всё. Путин будет навсегда», — сказала Лилия Шевцова в телеэфире после мартовских выборов президента 2000 года, обращаясь к оппозиционным политикам в студии НТВ. Спустя 20 лет в интервью «Фонтанке» она подвела итоги «первого года глобальной пандемии», проанализировала основные тенденции российской и мировой политики и дала прогнозы на 2021 год.

— Лилия Фёдоровна, для вас как для эксперта-международника 2020 год чем запомнится прежде всего?

— Это был «Год Апокалипсиса». Он продемонстрировал две не совпадающие тенденции. Запад, а вместе с ним немалая часть мира, прошли через осознание исчерпанности и конца эпохи. Ковид обнулил многое. Прежние модели развития, системы, доктрины и правящие элиты оказались неспособны справиться с многоуровневым кризисом, с которым столкнулось человечество. Я имею в виду кризис мирового порядка, кризис либеральной модели и «корона-кризис». Ощущение исчерпанности, за которое было заплачено сотнями тысяч жертв, подтолкнуло мир к поиску выхода. Мир вряд ли когда-либо так быстро двигался, как в 2020 году, от отчаяния и бессилия — в поисках решения. Выход еще не найден. Но решимость найти его — налицо. подробнее ⮞⮞⮞

«Одинокая держава, трусливый политический класс, деморализованная власть и население, уставшее от этой власти»

2020 - стал годом мирового апокалипсиса. Международные и национальные системы управления, демократии и авторитаризмы, богатейшие и беднейшие - все оказались бессильны перед эпидемией.

Но отчаяние ускорило глобальные процессы. На поверхность выходят тенденции, которые будут определять мировое развитие. Давайте взглянем на те, которые повлияют на Россию.

- Запад возвращается к подзабытым стандартам. Идет поиск «нового либерализма», который бы включил ценности, отданные другим политическим течениям. Среди них: национальная идентичность, коллективизм, равенство и справедливость. Коронакризис заставил либеральные демократии начать «зеленый поворот» - борьбу за обеспечение жизни, ее экологически чистого окружение и создание альтернативной экономики.

- Идет перегруппировка сил. Наиболее динамичны «зеленые» партии. Их подъем произошел в 2019 г в ходе выборов в Европарламент. Вчера центристские партии поддались влиянию правых популистов; теперь они перенимают идеи Зеленых. подробнее ⮞⮞⮞

В новой формирующейся реальности нет места для моделей поведения, к которым привыкла Россия

Внутри России все ясно: пандемия позволила Кремлю укрепить самозащиту и продлить себя в бесконечность. Но внешний мир, который помогал выживать самодержавию, может преподнести Кремлю сюрпризы.

Создатели кремлевского «нарратива» пытаются успокоить власть, выдавая ситуативное за долговременное. Так, кризис глобализации, эрозия универсалистских принципов, деморализация ЕС, отказ США от гегемонизма, стремление обществ «закрыть двери» - все это преподносится, как новый мировой пейзаж. Вполне благоприятный для Кремля.

На самом деле все сложнее. Действительно, пандемия парализовала мир, заставив всех прятаться в свои раковины. Возник ужас распада правовых норм и глобального хаоса. подробнее ⮞⮞⮞

Страницы