Общественно-политический журнал

 

Григорьянц Сергей

Сергей Григорьянц: «Времена изменились и для тех, кто был уверен, что приспособится»

О вине Венедиктова и Муратова в нападении на Татьяну Фельгенгауэр

Собственно говоря, вина их возникла сразу же, с единодушной поддержки, правда не следственного комитета, который заявил о личных счетах, но пресс секретаря Путина Дмитрия Пескова, о том, что потенциальный убийца является просто невменяемым.

Они, правда, прибавили к этому, что он был очень возбужден телевизионной передачей Р24, и даже, что их коллеги стали подстрекателями. Как известно, есть основания в этом сомневаться — он тщательно и за недолгий срок готовил свои записи в интернете, у него был план довольно сложного расположения комнат в «Эхе Москвы» и, наконец, очень сложный был выбран способ нападения — в помещении самой радиостанции, у всех на глазах, хотя безумцу было бы легче подкараулить Татьяну на улице. далее➤

«Нельзя помогать тому, кто сам себя не защищает»

Теперь я был в новой камере, не зная случайная она или неслучайная, но в ней происходило слишком много событий, для обыкновенной камеры в довольно спокойной московской тюрьме. В ней была собрана часть тех, кто уже прошел через суд, написал кассационные жалобы и ждал, по преимуществу, в них отказа и вступления приговора в законную силу после его подтверждения следующей судебной инстанцией. У меня Верховным судом РСФСР. До кассации можно было ознакомиться и написать замечания на протокол судебного заседания. Как и следовало ожидать опытный секретарь суда (все же городской суд) не записал почти ничего, что имело значение для дела и потому мой приговор выглядел чуть более обоснованным, чем это было в суде. Впрочем, замечания к протоколу (мои и адвоката) хотя и прилагались к жалобе, но их, конечно, никто не читал. Потихоньку мне становилось ясно, что лагерный срок был мне определен во время следствия. Я только не знал на каком этапе — для этого более четко надо было понимать чего добивалась от меня гэбня. Как раз на «осужденке» я уже в ноябре понял, что забыл и о мамином и о своем дне ангела. Но приобрел еще один очень важный для меня в дальнейшем опыт. далее➤

Сергей Григорьянц: Тюремные записки, «Бюллетень «В»

Мне остается только строить догадки о том, что послужило причиной моего ареста. Может быть у них были какие-то более далеко идущие планы — судя по судьбе Синявского и моего однокурсника Козлова,  которому «нашли» влиятельных родственников за границей. Но на первых порах, вероятнее всего, причина была одна: если человек пишет об эмигрантской литературе, переписывается с заграницей, получает оттуда книги, получает даже газету из Парижа (да еще у меня были там родственники), поддерживает отношения с Ниной Берберовой, сотрудником «Русской мысли», членом НТС Александром Сионским, переписывается с Натальей Кодрянской — то есть ведет себя совершенно непристойным образом — он должен сотрудничать с правоохранительными органами. Что говорить, я действительно был знаком с массой людей, которые чрезвычайно интересовали КГБ. Вокруг меня был целый ряд «подозрительных личностей», начиная с Шаламова, Некрасова и Параджанова. Но предъявить в качестве обвинения мне было нечего. далее➤

На этот раз, назло Америке Путин бомбит Лубянку

Встречались мы с этим уже не раз, на зло европейцам вся Россия почти осталась без продуктов питания, а то, что уцелело подорожало вдвое.

Но в увольнении семисот с лишним сотрудников американского посольства есть очень забавный оттенок — на самом деле впервые Путин бомбит не Воронеж, а Лубянку.

Дело в том, что разница в три с лишним раза в числе сотрудников российского посольства в США и американского в Москве всегда объяснялась просто — в советское посольство никогда не допускали работать никаких иностранцев и даже водителей оформляли, как дипломатов, а американцы охотно нанимали весь обслуживающий персонал из русских, предложенных им УПДК — Управлением по содействию дипломатическому корпусу, которое, как всем было известно, всегда было одной из структур КГБ. далее➤

О «Георгии победоносеце на черном коне» из коллекции Синявских

Внезапно об этой великой иконе вспомнили на канале «Вести 24». Как и полагается для этого канала, правды там было немного, хотя и упоминалось, что это одна из величайших русских икон и была продана Синявскими в Британский музей. К сожалению, все остальное было менее достоверным.

Для начала ведущая Курбатова сказала, что вряд ли Синявские сами были в деревне Окуловская, где расположен храм Афанасия и Кирилла патриархов александрийских, где и находилась первоначально по преданию эта икона. Марья Васильевна Розанова в интервью охотно подтвердила – нам носили всякие иконы мы и не знали откуда.

Между тем и по ее воспоминаниям и по воспоминаниям многих других известно, что они регулярно ездили за иконами на север. Именно об этом Георгии, не только мне, но и многим другим, Марья Васильвна (Розанова, жена Андрея Синявского - ЭР) с гордостью говорила как его не хотел нести Синявский, говорил, что она такая тяжелая, опять какая-то икона 17-го века (тогда икон 17-го века не собирали). В Москве икону промыли и стало ясно, что это рубеж 14 и 15-го веков. далее➤

Россия превратилась в гигантскую конспиративную террористическую организацию

Российские следственные органы не считают это убийство политическим, а родственники и друзья Бориса Немцова заявляют, что убийство политика не раскрыто, поскольку среди подсудимых нет ни заказчика, ни организатора этого преступления. Для России это не уникальная ситуация. За время правления Владимира Путина здесь совершены десятки политических убийств, из которых раскрыты единицы. О том, что общего между этими нераскрытыми убийствами российских политиков, журналистов и общественных деятелей, говорили в студии Радио Свобода: правозащитником, публицистом Сергеем Григорьянцем и адвокатом Михаилом Трепашкиным. далее➤

Все достаточно странно, очень похоже на рекламу Ельцина в конце 80-х, но уж очень хочется перемен

Навальный сделал протестное движение всероссийским. Такой была молчаливая среда информации и поддержки диссидентов в 60-70-е годы, с редкими митингами под актуальным и сегодня лозунгом «Соблюдайте свою конституцию». Таким стало антикоммунистическое движение и «самиздат» на рубеже 90-х годов. 93-й год к сожалению не стал таким движением обманутых.

 Гайдару и некоторым диссидентам и журналистам удалось его представить только как попытку реставрации советской власти. А у Гайдара, как он с гордостью написал в своей книге нашелся полк солдат способных стрелять в народ и, заметим, провокаторы — снайперы на крышах. далее➤

Сергей Григорьянц: «к сожалению, ничего нового»

Естественно, я рад, что у нас с Андреем Андреевичем общий приятель — Дэвид Саттер , но, вполне понимая интерес Дэвида к выводам, сделанным американским Госдепартаментом о взрывах в Москве, я не совсем могу понять удивления Пионтковского, или, точнее — пафос с которым он сообщает о полученных Дэвидом материалах, связывая их только с Бостонским взрывом и гибелью американцев.

К несчастью, и все мы — граждане России и мировое сообщество, не желающее ядерной войны, которую кремлевское руководство готово начать для своей защиты, вынуждены понимать с кем и с чем мы выросли и живем, и как всегда блестяще написанная статья Пионтковского к сожалению не привносит в это наше знание ничего нового. далее➤

Мифы позволяют себя чувствовать почти людьми и оставляют в иллюзии

Странная судьба и миф о Немцове

Судьба Немцова подобна судьбам некоторых поэтов и художников, но не могу вспомнить подобной у политического деятеля. Художники, если они опережали свое время, вносили нечто новое, сперва непонятое, в неискоренимое стремление человека и всего человечества понять самого себя, последующими поколениями высоко оценивались, иногда причислялись к числу великих.

 Политики, даже трагически погибшие — сколько их было в России — после смерти медленно, как Столыпин и декабристы, или сразу же, как Петр III, Павел I оказываются незаслуженно забыты со всеми их планами. Потомки, причастные к их гибели, стремятся превратить их в карикатуры, уничтожить даже их портреты. Совсем иначе у Немцова. далее➤

Сергей Григорьянц: «В отличие от других он не думал, что США победили в холодной войне»

Советник президента США Джимми Картера по национальной безопасности, умер на 90-м году жизни, 26 мая в больнице Inova Fairfax Hospital в шате Вирджиния. Он был был одним из самых влиятельных и уважаемых ветеранов американской внешней политики.

Сперва наше знакомство было заочным. Осенью 1987 года в Москву приехал экс-президент США Джимми Картер и попросил посла устроить встречу с Иосифом Бегуном и мной. И в ходе трехчасовой встречи сказал, что посоветовал ему со мной встретиться Збигнев Бжезинский — до этого госсекретарь по национальной безопасности. далее➤

Лакейcтво, это вид политики и общественной жизни в России

Кирилл Серебренников виноват в том, что он ничему в русской жизни не научился. К несчастью, это не только его вина. В связи с его задержанием упоминают и «Винзавод» и «Гоголь-центр» и Ярославский театр и многих других. Упоминают и удивляются — ведь почти все не имеют отношения к Серебренникову, ведь это массированное наступление на русский театр, русскую культуру.

 Напомню, что по многим диссидентским делам бывали десятки обысков и арестов по всей стране, по делу Красина-Якира — двести подозреваемых, по делу «Бюллетеня «В» рассчитывали «захватить» сеть по всему Союзу, уже назначили пять следователей и две опергруппы, да не вышло, сорвалось. далее➤

Сергей Григорьянц: «Трамп не политик, а наглый шоумен и бизнесмен»

Все, что сегодня происходит, это позор для Соединенных Штатов, катастрофа для республиканской партии и реальная опасность для всего человечества.

Что может быть постыднее для президента великой страны, чем его защита, как обычного мелкого осведомителя, идущая из Кремля и Лубянки. Да и защищают Трампа демонстративно нелепо. Ведь понятно, что если пусть из простого тщеславия и неопытности (в этом обвиняли и Хрущева и Горбачева) сомнительному союзнику сообщается о какой-то готовящейся угрозе, то спецслужбам другой стороны нетрудно выяснить, кто мог быть твоим информатором. И ты не только теряешь источник информации, но и становится неочевидным, что ему удастся спастись. далее➤

Война России с человеческой цивилизацией, которую Сталин всего лишь планировал, вступает в завершающую стадию

Для России и всего мира наступили 1952-1953 годы, когда подох Сталин, не вполне очевидно по какой причине, и когда Сахаров опередив США создал первую водородную бомбу (транспортируемую, а не многотонное устройство американцев).

Призыв к митингам против терроризма – это уже устаревшее “Стокгольмское воззвание за мир” пока в СССР еще не было водородной бомбы. Сегодня у России эта бомба уже есть, изготовленная не в Арзамасе-16, а в Ясенево – это Дональд Трамп.

Как это произошло – неизвестно, случайностью, как и создание водородной бомбы, назвать нельзя. Он уже чудовищно ослабил Соединенные Штаты отказом от Транстихоокеанского партнерства, подарив его Китаю и России, ослабил до предела естественный союз с Мексикой и Канадой, а теперь пытается ослабить или уничтожить НАТО, любые перспективы межатлантического соглашения и Европейского союза. далее➤

Серьезных, непривычных для власти опасностей нет, но есть всеобщее ожидание катастрофы

Заниматься предсказаниями — вещь трудная, на собственном опыте могу сказать, что и неблагодарная, в особенности если оказываешься прав. И все же мы стараемся посмешить Господа и заглянуть вперед.

 Либералы то и дело пугают власть массовым народным недовольством, но в России за сто лет оно ни разу не происходило без серьезной и длительной подготовки (и перед 1917 годом — разные силы, и в 1991 — четыре года руководимой КГБ перестройки). Для спонтанных бунтов, конечно, есть все основания, бывали они и раньше, но справляться с ними власть умеет, вот уже и Национальная гвардия объявилась, а для перерастания их во всенародное движение нужны серьезные организации. В России их пока нет, ни в настоящем, ни в обозримом будущем. далее➤

Роль Хрущева в истории России

Несколько слов преамбулы

Всего около тридцати лет при весьма не то, что свободном, но хотя бы относительно либеральном правлении досталось прожить народам России в ХХ веке. Это начало века — предреволюционные годы, после октябрьского манифеста, лет пять горбачевской «перестройки» в конце века, между ними лет двенадцать хрущевской «оттепели» и года два — после «перестройки». Конечно, и эти недолгие годы, когда граждане Советского Союза, а потом России и впрямь могли чувствовать себя гражданами, а не «винтиками» были далеко не европейские, далеко не идиллические. далее➤

Страницы