Общественно-политический журнал

 

Литература

Русское развитие обнаружило странное существо свое - оно стало развитием несвободы

Подобно женихам прошли перед юной Россией, сбросившей цепи царизма, десятки, а может быть, и сотни революционных учений, верований, лидеров, партий, пророчеств, программ... Жадно, со страстью и с мольбой вглядывались вожди русского прогресса в лицо невесты.

Широким кругом стояли они - умеренные, фанатики, трудовики, народники, рабочелюбцы, крестьянские заступники, просвещенные заводчики, светолюбивые церковники, бешеные анархисты.

Невидимые, часто неощущаемые ими нити связывали их с идеями западных конституционных монархий, парламентов, образованнейших кардиналов и епископов, заводчиков, ученых землевладельцев, лидеров рабочих профессиональных союзов, проповедников, университетских профессоров. далее➤

Есть предметы – только для молчания, им нельзя давать имя

Наш голландский приятель, профессор, но не кислых щей, а отчаянный мореход, женился вторым браком на пылкой венгерской художнице. Не устоял против статей и жгучести, как у рассерженной пчелы. Профессор, тусклых синих очей, как все голландцы, учил финансам, а книги его были похожи на очки в стальном ободке.

-Что это за заросли? –возмущалась его супруга. Кривые, стремительные, как она сама, плясали на экране. «Я ничего не утверждаю со всей определенностью, - отвечал он, - но, кажется, акции пойдут вверх».

–Видишь ли, - добросовестно растолковывал он супруге, - это коэффициенты, я их читаю, как кардиограмму. И прихожу к выводу, что акции должны расти». далее➤

О войне, как средстве продления агонии гниющей системы

Июнь. Командировка в 41-й

Быковский «Июнь», хорошо оплодотворенный интригой еще до выхода, поначалу разочаровал настолько, что несколько раз в раздражении хотелось бросить. И только глубокое почтение к таланту автора диктовало, требовало дочитать до конца, внушало близкое к уверенности подозрение, что замысел и качество раскроются впереди. Так оно и оказалось.

Лишь на середине текста выяснилось, что вещь (определить ее жанр сложновато) эта состоит, как матрешка, из трех убывающих в размерах частей, весьма условно взаимосвязанных. Да и написаны они в разной стилистике и жанре. В частности, третья более всего смахивает на новеллу. И лишь, приступив ко второй части, первое впечатление стало стремительно меняться, с лихвой подтвердив, что Быков – не прост. И даже сорваться в обычную неудачу не позволит себе. далее➤

«Война, которой не было»

О спектакле Семена Серзина «Война, которой не было»

В марте 2017 года в екатеринбургском «Ельцин-центре» состоялась премьера спектакля «Война, которой не было» по чеченским дневникам Полины Жеребцовой. Спектакль поставил Семен Серзин, известный своими талантливыми режиссерскими работами в петербургском молодежном «Этюд-театре».

В сентябре спектакль смогли посмотреть и москвичи в рамках фестиваля «Артмиграция».

Стиль постановки лаконичен: перед зрителем только небольшое пространство сцены, на которой рассыпан уголь. Стул. Стакан с водой, спички. И сама героиня, которая даст словам дневника новую жизнь. далее➤

«45 параллель» - эта книга не вышла в России и неизвестно когда выйдет

«45 параллель» – роман-матрёшка

Эта книга не вышла в России. И неизвестно, когда выйдет. Потому что слишком похожа на рану под бинтом, на которую страшно взглянуть без того, чтоб не потерять сознание. Я читал ее в электронном виде, но мне кажется, если взять роман в виде бумажном, он будет жечь руки. Потому что касается темы больной, тёмной для россиян и табуированной. Войны в Чечне и чеченских беженцев.

Автор книги, Полина Жеребцова, девушка, пережившая две чеченских войны и в двадцать лет чудом сбежавшая из Грозного в Ставрополь (а ныне благополучно получившая финское гражданство), становится Вергилием для читателя, проведя его по всем кругам ада. В этом документальном романе ни слова не сочинено. Наоборот, признаётся Полина, пришлось сократить ряд эпизодов, чтобы книга не казалась мрачной босховской выдумкой. далее➤

Нет никакого потенциала, чтобы Россия как империя вновь восстала из праха, власть делает безумные ошибки

Людмила Улицкая посетила Минск по приглашению Светланы Алексиевич выступить в учрежденном нобелевским лауреатом «Интеллектуальном клубе». Это ее первый приезд в Беларусь за последние 40 лет. До заседания клуба Людмила Улицкая, одна из самых читаемых российских писательниц, лауреат «Букера» (2001), «Большой книги» (2007, 2016) и нескольких европейских премий, кавалер Ордена Почетного Легиона, в эксклюзивном интервью RFI рассказала о своем видении нынешней России, о том, как ей живется в качестве представителя «пятой колонны» и что нужно делать, чтобы «остаться достойным человеком в не самый лучший кусочек времени для России». далее➤

Полина Жеребцова: «45-я параллель»

В новой книге Полины Жеребцовой «45 параллель», выходящей сейчас в украинском издательстве «Фолио», события происходят в городе Ставрополе, на сорок пятой параллели Земли.

Здесь и чеченские беженцы, прошедшие войну; представители ЛГБТ; дети, ищущие с родителями металл на свалках, чтобы купить хлеба; старики.

Роман-документ основан на личных дневниках автора 2005-2006 годов.

***

Стараясь не разбудить мать, до утра я писала статью о своей подруге детства Аленке и ее матери Валентине, объявленных в Грозном «врагами народа» с целью ограбить и убить их после Первой войны.

Как только текст был готов, я поехала в газету «Ставропольский этап». Редакция находилась в двухэтажном здании на улице Спартака. далее➤

«Казненный дегенератами» - Сергей Есенин умер при допросе

Сергей Есенин умер при допросе. Всех следов преступления чекистам скрыть не удалось. Так утверждает Николай Николаевич Браун, поэт, общественный деятель, бывший политзаключенный. Недавно им были проведены два авторских вечера памяти поэта «Есенин в единоборстве с веком. Жизнь и смерть. Только факты». После увлекательного рассказа, где некоторые факты были обнародованы впервые, Николай Браун исполнял свои песни на стихи Есенина. Побывав на одном из этих вечеров, наш корреспондент встретился с Николаем Николаевичем.

— Николай Николаевич, вы считаете, что Есенин умер при допросе?
 — Да, точнее — в результате пыток при допросе. Именно к такому выводу пришел мой отец — известный поэт Николай Леопольдович Браун, лично знавший Сергея Есенина. В декабре 1925 года он вместе с другими писателями выносил его тело из гостиницы «Англетер». далее➤

«Мама первая прыгнула в яму…»

"Всю жизнь руки по швам! Не смел пикнуть. Теперь расскажу… В детстве… как себя помню… я боялся потерять папу… Пап забирали ночью, и они исчезали в никуда. Так пропал мамин родной брат Феликс… Музыкант. Его взяли за глупость… за ерунду… В магазине он громко сказал жене: «Вот уже двадцать лет советской власти, а приличных штанов в продаже нет».

Сейчас пишут, что все были против… А я скажу, что народ поддерживал посадки. Взять нашу маму… У нее сидел брат, а она говорила: «С нашим Феликсом произошла ошибка. Должны разобраться. Но сажать надо, вон сколько безобразий творится вокруг».

Народ поддерживал… далее➤

«Певцы и вожди»

Имя Владимира Фрумкина, музыковеда и радиожурналиста, много лет работающего в Вашингтоне на «Голосе Америки», неразрывно связано с тем странным, возникшим в шестидесятых годах музыкально-литературным жанром, который получил впоследствии название «авторская песня». Название, однако, не слишком удачное: что значит «авторская», – ведь у каждой песни есть автор. Именно Владимир Фрумкин вслед за профессором из Оксфорда Джерри Смитом предложил гораздо более точный термин «гитарная поэзия».

В середине шестидесятых годов, когда в моем родном Ленинграде, на улице Правды, 10 (случайно ли, что попалась улица с таким именем?), в Доме культуры работников пищевой промышленности, возник первый клуб «гитарной поэзии» «Восток», объединивший молодых питерских авторов, Владимир Фрумкин, не в пример большинству своих музыкальных коллег, решительно встал на сторону нового и во многом спорного жанра, став ведущим литературно-музыкальных вечеров в «Востоке». далее➤

«Почему ты думаешь, что ты должна быть счастливой?»

Нет. Здесь ничего воскреснуть не может. Здесь просто все мертво. Здесь только очереди. «Дают продукты». Очень легко управлять голодной страной, а она голодная. Брежнев и не виноват в том, что она голодная, — 60 лет разоряли хозяйство. Россия кормила всю Европу хлебом, а теперь покупает в Канаде. При крепостном праве крестьянам легче жилось, чем сейчас. Сейчас деревни стоят пустые. Старухи и пьяные старики. Только женщины, замуж не за кого выйти. Мужчины после армии женятся на любых городских, лишь бы не вернуться в деревню. Опустошенная страна. Работают студенты. Во сколько это обходится фунт хлеба, я не представляю себе! Профессура, хорошо оплачиваемая, сидит дома, а студенты работают. И они не умеют работать. Лет 15 тому назад мне говорили женщины, что в деревнях уже никто не умеет сделать грядки.

Пока я ездила на метро, я только удивлялась, какие мертвые лица. Интеллигенции нет. Крестьянства нет. Все пьют. Единственное утешение — это водка. Я думаю, что, если молодежь придет, она будет сталинистами, потому что она по-прежнему поверит в террор и в Ленина. Она не знает, что это первыми на них отразится. Думаю, что сейчас уж ничего не спасет. Слишком долго это держится... далее➤

Как он сказал

Вспоминая Льва Лосева и Булата Окуджаву

Как я сказал. Как кто-то там сказал
в стихах. Как было сказано заране.

Лев Лосев

В России мы дважды жили в одном и том же городе, ходили по одним и тем же улицам, но познакомиться довелось лишь в Америке, когда мы оказались соседями по студенческой (точнее, аспирантской) скамье. Потом много лет преподавали в одной и той же летней Русской школе, вместе вели  «Вашингтонские встречи» – дискуссионную  программу «Голоса Америки», регулярно «встречались домами». Дружба наша продолжалась до рокового дня шестого мая 2009 года... далее➤

Дэвид Саттер: «существующая система в России нежизнеспособна в дальнейшем»

Проблема Запада в отношениях с Россией заключается в отсутствии желания видеть реальность постсоветской российской истории просто потому, что так легче, считает американский журналист Дэвид Саттер, который на днях представил в Вильнюсе свою книгу "Меньше знаешь — крепче спишь".

По мнению американского журналиста, общая концепция Запада в отношении России ошибочна. В своей книге он анализирует информацию о взрывах домов в Москве и Волгодонске 1999 года и приходит к выводу, что за этим стоят российские спецслужбы. Кроме того, в книге он пытается объяснить, что эпоха Бориса Ельцина логически продолжилась с приходом к власти Владимира Путина, поскольку он придерживается сложившейся в девяностые годы прошлого века политической стратегии. далее➤

Придворные музы или Пегас под советским седлом

В нацистской Германии перестройщики культуры оказались даже умнее и решительнее своих большевистских коллег-соперников и не стали терпеть  у себя годами пестроту и неразбериху на культурном фронте.  Умели учиться – схватывать на ходу полезный опыт у СССР, страны, на 16 лет раньше начавшей неслыханный эксперимент – строительство тоталитаризма в отдельно взятой стране.  И поэтому ухитрились  учредить у себя Единый Союз в 1933 году, через несколько месяцев после прихода к власти Адольфа Гитлера! От советских творческих союзов этот отличался идеальным соответствием формы и содержания. Архитекторы Третьего рейха решили не кривить душой и в названии  новой гигантской организации, объединившей все виды искусства плюс печать и радио, вообще обошлись  без слова Union. Как и от прочих слов, намекающих на добровольность, автономность и тому подобные либеральные шалости. Ибо сказано было прямо, без обиняков и экивоков: Господа артисты, отныне вы служите в Reichskulturkammer – «Имперской Палате Культуры». А она есть не что иное, как одно из ведомств Министерства народного просвещения и пропаганды, во главе которого стоит доктор Йозеф Геббельс. И тот из вас, кто, по тем или иным причинам, окажется вне штата нового ведомства, лишается права заниматься своей профессией!

Советские творческие союзы формально оставались вне государственных структур, и их уставы не содержали столь жестких правил. Тем не менее, результат получился до удивления сходным. далее➤

Почему творчеством Варлама Шаламова в России «мало кто занимается»

В петербургском Музее политической истории России состоялось открытие выставки «Жить или писать. Варлам Шаламов». Название выставки намеренно перекликается с заглавием книги «Писать или жить» французского и испанского писателя, бывшего узника Бухенвальда Хорхе Семпруна. Прочитав книги Шаламова, он обнаружил явное сходство гитлеровских и сталинских лагерей и из-за своей критики сталинизма даже был исключен из испанской компартии.

Инициаторами выставки «Жить или писать. Варлам Шаламов» стали сотрудники Дома литературы Берлина — литературовед, критик, писатель Вильфрид Шеллер и его жена Кристина Линкс, которая получила образование в Санкт-Петербурге и здесь выучила русский язык. Авторы посчитали важным показать Шаламова в контексте русской и европейской литературы ХХ века. далее➤

Страницы