Общественно-политический журнал

 

 

«Миссия Сибирь»

На далеко не безоблачном фоне литовско-российских отношений появилась еще одна тучка. В минувшую пятницу мадам Захарова уведомила о том, что в этом году будет приостановлена гуманитарная «Миссия Сибирь» в качестве ответной меры на противодействие Литвы подписанию двустороннего соглашения о присмотре мест погребения жертв войны и репрессий.

Более внятное и подробное разъяснение дало российское посольство в Литве. В нем перечислен длинный перечень претензий, который накопился у московских дипломатов по этому вопросу. Суть их в том, что, якобы, искусственно тормозя принятие документа, со своей стороны литовцы принимают законы и правила, которые усложняют регулирование этих вопросов.

В частности, в новой, только что принятой редакции на сей счет все вопросы, связанные с перезахоронениями останков и ремонтом памятников решаются на муниципальном уровне. При этом в правилах совсем не прописаны вопросы финансирования, и посол Александр Удальцов недоумевает, как и кому посольство станет переводить деньги. Отмечается также, что в мае в Сейме принят к обсуждению законпроект о запрете использования на территори Литвы коммунистической символики, которая может войти в эстетическое противоречие с российскими вкусами.В заявлении также обращается внимание на позицию спецслужб Литвы, которые высказывают опасения, что при самовольных перезахоронениях затрагиваются вопросы недвижимости. И так далее.

В общем, вопрос с погребениями обрел вполне политические оттенки, и забуксовал под соусом общего негатива, который привнес в отношения двух стран крымнаш и цепочка прочих событий, рассоривших Россию со всем окружающим миром. Разбираться, кто в чем прав, кто не прав, видимо, придется долго. Но что касается пресловутой дипломатической формулы, то никакой «пропорциональностью» ответа здесь и не пахнет. Потому что действия и конфликты происходят совершенно в разных плоскостях – политической, межгосударственной. И гуманитарной, общественной, выраженной в гражданской инициативе молодежи снизу.

Такова позиция литовской стороны. И прежде всего - самих молодых людей, готовившихся  июля с.г. отправиться двумя группами по 12 человек в Красноярский край, чтобы осуществить очередной план работ по уходу за могилами тех, кто погиб на чужбине, будучи угнанным на погибель после «освободительного» похода Красной армии в 1940-м. То есть где-то просто поправить оградку, обновить сгнивший крест, а где-то водрузить новый, если удалось идентифицировать еще какие-то безымянные захоронения. В свое время мне приходилось беседовать с ребятами из такого рода экспедиций. И они с симпатией рассказывали о местных деревенских жителях, которые с сочувствием относятся и охотно помогают в этих поисках.

Акция эта родилась в 2006 году и стала столь популярной, что пришлось устраивать процедуру отбора, в которой ежегодной участвует в среднем около тысячи человек. И это притом, что в осадок выпадает человек 12-15. На последнем этапе отбора организуется тренировочный поход на территории Литвы, в ходе которого ребята не только пешком преодлевают трудный маршрут – с лесами, болотами, комарами и слепнями, но и приводят в порядок места, связанные с историческим прошлым республики. В этом году, например, в нем приняли участие около 80 человек, которые в тридцатиградусную жару преодолели более 50 км. и завершили его работами по благостройству усадьбы двух «лесных братьев», погибших в бою с чекистами. При этом был инсценирован штурм бункера, где они оборонялись. Что, кстати, было упомянуто в российском посольском заявлении как признак «политизации» Миссии.

Ну, а как без нее в таком деле? В отличии от России, где владычат ныне чекисты, которые шкурно заинтересованы вытравить из народной памяти воспоминания об их жертвах либо оправдать их, в Литве, напротив, стараются сохранить эти имена. В частности, в этом году в середине июня в десяти городах республики прошла акция «Произнеси, услышь, сохрани». Это означало, что более тясячи человек публично зачитали вслух свыше 100 тыс. имен ссыльных и политзэков, погибших в годы сталинского террора в период 1940-53 годов.

Кончено, такая позиция и такое почтение к памяти своих предков при нынешних нравах стало красной тряпкой и для власти, и для части охваченных патриотическим угаром обывателей. И уже в силу этого естественные человеческие устремления и чувства  обретают теперь политическую окраску, становятся объектом политических реакций. Ну, а в той плоскости трудно быть объективным. Там все договоренности носят компромиссный характер. Увы, нынешний фон этому отнюдь не способствует. Поэтому в трениях обеих сторон присутствует подозрительность и враждебность. Вряд ли и в установках и подвижках литовской стороны тут все безупречно.

Но причем здесь мы? – вопрошают участиники движения «Миссия Сибирь». Впрочем, как, наверное, и участники аналогичной встречной миссии «На волнах исторической памяти», стартовавшей в 2016 в Зарасайском крае, куда прибыла группа студентов из Пскова, Санкт-Петербурга и Великих Лук для ухода за могилами советских воинов. Литовский МИД весьма позитивно откликнулся на этот шаг, и в прошлом году по приглашению мэра Рокишкиса она была повторена уже в этом районе, где захоронено около 1,5 тыс. солдат Второй мировой. Сколько теплых слов было высказано с обеих сторон во имя цветка такого сотрудничества! Спрашивается, так зачем же вырывать его? Зачем, что говорится, путать Божий дар с яичницей?

Вот почему литовские миссионеры все еще надеются на обратный ход со стороны политиков. Во всяком случае, от своих планов пока не отказываются. И к сибирскому походу продолжают готовиться.

Владимир Скрипов