Общественно-политический журнал

 

 

«Выбери меня», Литва образца 2019

Нынешний глава Литвы Даля Грибаускайте свой конституционный максимум в два срока протяженностью в десять лет уже заканчивает и из игры выходит. Стать шестым по счету президентом в мае будущего года претендуют на сегодня с десяток кандидатов.

Политическая система Литвы теоретически определена как парламентско-президентская. На словах это выглядит как некий баланс власти, где термин «глава государства» выглядит довольно двусмысленно. Во всяком случае, бесконечно далеко от того статуса, которым обладает президент в России. Даже по конституции. Юридически это означает, что за ним закреплена лишь грядка внешней политики.Что касается «кадров» - от премьера до генпрокурора и судей, то все назначения только с одобрямса Сейма. А Сейм в Литве – котел серьезный. Именно в нем варится Realpolitik, включая по большому счету и внешнюю тоже. Потому что трудно представить себе президента, который переходил бы ее оранжевые ленты. Например, попытался повернуть вектор ориентации с Запада на Восток.

Что касается Сейма как отражения многопартийности, то за более чем четверть века парламентская система республики давно уже выкристаллизовалась в реальную двухпартийность. Но не в смысле названий партий, а цикличной смены правого крена на левый и наоборот. Более того, по мере заматерения системы, постепенно размываются различия между полюсами континуума. Во-первых, в общности неких базовых ценностей. В частности, в Литве с вероятностью близкой к нулю можно представить у власти коммунистов – только социал-демократов. То есть тех левых, которые вместе с либералами и консерваторами признают частную собственность и рыночные отношения. То же самое можно сказать и об основных внешних ориентирах.

Во-вторых, в том, что и правые, и левые, приходя к власти, рулят, исходя не столько из своих партийных идеалов, сколько – из прагматичных потребностей момента, условий ситуации. Это значит, что если жизнь диктует, левые, будучи у власти, ведут себя столь либерально, что самые либеральные либералы репы чешут. И наоборот. Это особенно заметно, когда цикл пребывания у власти затягивается. И за этот период социально-экономическая конъюнктура требует смены курса. Например, не снижать, а повышать налоги. Потому что правый курс – снижение ради стимулирования бизнеса, свой позитив исчерпал. И теперь требуется сделать акцент на сглаживание контрастов, на социалку.

А литовцы по ментальности своей – люди несуетливые, основательные, привязчивые. Не удивительно поэтому, что из пяти президентов трое отбыли по два срока. А два других в общей сложности отсидели во дворце на площади Дауканто всего лишь около 15 месяцев, причем один из них –Артурас Паулаускас – менее трех. Да и то в ранге временно исполняющего обязанности. Его предшественник – Роландас Паксас пал жертвой закулисной политической интриги.

Ну, а персоны самих партий могут меняться, комбинироваться в сложные коалиции. Если в 90-е годы из более, чем 30 зарегистрированных партий во властный осадок выпала пара из блока Тевине саюнга/ХДС (консерваторы) и соцдемов. То в нулевые появилась «третья сила» из целого ряда новичков, которые не то, чтобы совсем отодвинули и заместили «старичков», но потеснили их, разбавив своим присутствием власть. А на последних выборов с победой «Союза крестьян и зеленых Литвы» Рамунаса Карбаускиса и выбились на первые позиции. Впервые в лево-центристской коалиции СДП оказалась не первой, а второй.

Смогут ли консерваторы удержаться на первых ролях, когда придет время «правых» - уже Большой вопрос.

Однако, следует повторить еще раз: смена вывесок вряд ли сколько-нибудь заметно отразится на внутренней и внешней жизни страны. Ибо политическая начинка принципиально не меняется.

На этом фоне роль президента идеализируется в образе мудрого и беспристрастного арбитра, пристально следящего, чтоб все утрясалось в рамках закона и традиций. Но опыт показывает, что такому стандарту соответствовал разве что «американский дядюшка» Валдас Адамкус. Два других - Альгирдас Бразаускас и Даля Грибускайте – фигуры более характерные и активные, ощущавшие себя  слишком скованными в рубашке предписанных полномочий. Разница, пожалуй, была лишь в том, что Бразаускас, как типаж «хозяйственника» советской школы, больше увлекался внутренней политикой. А Грибаускайте, которая пять лет в Брюсселе заведовала финансами ЕС, явно в масштабе Литвы чувствует себя провинциально и позиционирует в лоне европейской политики.

Меню 2019

Хотя до выборов еще пол-года, процесс уже пошел вовсю. И тема стала постоянным атрибутом хроник и комментариев СМИ. Тем более, что список, в котором уже почти десяток претендентов, весьма разнообразен и интересен.

Попробуем взглянуть на него, фокусируясь на особенном. Первое, что бросается в глаза, пожалуй, это свежесть имен. Практически все они оказались на политическом поле либо недавно, либо только сейчас – в  связи с выборами. Даже нынешний премьер Саулаюс Сквернялис, числящийся в потенциальных кандидатах, до совего назначения в 2016 был абсолютно неизвестной фигурой.

Но свести это просто к смене поколений было бы упрощением хотя бы потому, что главной фишкой выборов стало выдвижение в лидеры Гитанаса Науседы, рейтинг которого пока в отрыве от прочих минимум в два раза. А это новый типаж в литовской политике, который в качестве аналога с оговорками можно признать и за Грибаускайте. По роду занятий Науседа –  финансовый аналитик, банковский работник, популярность которого базируется на длинном стаже комментирев в СМИ сложных вещей на доступном языке. Скромный, академически серьезный, дистанционированный от партийности, он воплотил в себе образ персонажа, прямо противоположного с тем, который связывается в общественном клише, когда речь заходит о политике. Этакий «интеллигент» во власти, способный со своим аналитическим умом принимать разумные, «беспартийные», прагматично-взвешенные решения. Общность этого тренда с Грибаускайте просматривается в том, что и в ней литовское общество увидело «экономиста», да еще – со связями. Ведь пять лет в ранге комиссара ЕС по бюджету и финансовой политике – это выглядело как хороший крючок в Брюсселе, от щедрот которого и впрямь многое зависит в миниатюрной Литве.

Ну, а в более широком контексте такой выбор можно рассматривать и как пробу новых имен и ролей, ими символизируемых, что граждане могут позволить себе при нормальном развитии демократической системы. Кстати, в ракурсе означенного тренда в списке кандидатов есть еще как минимум парочка имен. И обе – дамы: бывший министр финансов Ингрида Шимоните и экономист Аушра Малдейкене.

Премьер Сквернялис, рейтинг которого на втором месте после Науседы, пока официального согласия не дал.

Ну, а одной из самых острых интриг нынешней компании стал уже и обещает быть конфликт двух дипломатов – бывшего посла в Вашингтоне Жигимантаса Павилениса и экс-посла Литвы и ЕС в России Вигаудаса Ушацкаса. Любопытно, что оба они – члены одной партии, консерваторы. А осью распри является Россия. Павиленис обвиняет коллегу в страшных кознях, направленных на «сближение» в ней.

Конечно, на оставшейся дистанции многое еще может произойти и измениться. Но общественный настрой довольно стабильный: литовский избиратель предпочитает уравновешенного, спокойного и мудрого президента.

Владимир Скрипов