Общественно-политический журнал

 

 

 

Торжество тупости или откровение о состоянии общества

Всякое художество можно воспринимать по-разному.  Сериал Семена Слепакова «Домашний арест» вызвал резкий разночтив. Уже одно то, что его похвалили и порекомендовали такие персоны, как Никита Михалков и Дмитрий Медведев, автоматом вызвали хулу со стороны оппонентов власти.  Но это слишком примитивная логика уже в силу ее прямолинейности.  Хотя бы уже потому, что власть в лице своих не самых кондовых представителей, сталкиваясь с талантливой картинкой, порой сменяет топор на хитрость. Не поругать, а похвалить. И в этом немалый резон. Ведь эффект достигается двойной. Во-первых, можно ослабить крамолу, сдвинув акценты в удобную конфигурацию.  Во-вторых, обласкав крамолу, она уже тем самым способна вызвать абберацию зрения у противников, возбудив в них реакцию подозрения и негатива.  И выхолостив ее в публичном поле.

Сам Слепаков в большом интервью TJ свою позицию определил так: « У сериала есть особенность, что он примиряющий. Я не хотел никому делать обидно и больно. Понятно, что мы живём в сложных условиях, в сложной стране, в постоянном обострённом конфликте и на взводе, но мне хотелось, чтобы все друг друга слышали. Если ты человека слышишь, ты необязательно соглашаешься с его мнением».

Так он хотел. Но произведение – это как получилось. Часто, почти всегда у талантливого человека намерения и результаты расходятся. Тем более, когда в работе принимают активное участие масса других людей, в данном случае – режиссер и актеры. К тому же, есть и третья сторона – зритель со своим зрением.  Будучи одним из них, поделюсь тем, что увидел.

А увиделась – воленс ли, ноленс ли – тема торжества тупости. Причем такого ее глобального размаха, когда из пространства идиотизма коммуналки она и как образ, и как состояние, и как практика обретает вселенский- государственный масштаб. Ибо Ваня Самсонов, чья физиономия в исполнении Александра Робака, является ее бездонным, гротескным  воплощением, все равно побеждает над здравым смыслом. И становится «персоной в галстуке».

Слепаков и его команда смонтировали уникальную лабораторию по наблюдению за феноменом Тупости, поместив свергнутого путем интриги плутоватого и циничного мэра (Павел Деревянко) под домашний арест на площадку к соседям по детству. А  в ней – царство дебилизма и пошлости всех цветов и расцветок. Причем, как явствует из вводной части, по своей наутральной гнусности они не сильно отличаются от нравов площадки местной провинциальной власти. А «интеллектуальные» различия с коммуналкой если и есть, то лишь в опыте и виртуозности жульничания, интриг и и демагогии. Впрочем, когда оба этих слоя перемешиваются в одном пространтстве, здесь, как в тюремной камере, все обнажается до позвоночника. И коммуналка, как мини-социум , становится общим знаменателем для тех, кто из нее вышел.

Когда смотришь на этот микромир, честно говоря озадачиваешься и сомневаешься в пафосе слепаковского  «примеряющего» позыва. Кого и с кем здесь примирять? Все единым «медом» мазаны. И по части духовности, и по части нравов, и по политическим взглядам, если вообще имеет смысл здесь о них говорить. Ибо все вышли из одной огромной советской коммуналки.  А  образованность и социальный статус лишь придали общей основе различные оттенки. Апофеоз тупости в лике Вани Самсонова и его верной супружницы Нины (Анна Уколова) поэтому  легко укладывается в один пазл с глупостью образованной доцентки Марина (Марина Александрова) и ее «хахаля» - ректора вуза Эдуарда Валентиновича ( Владимир  Семенов). Ее эхо раздается всюду - то в лике губернатора Синеозерска  (Роман Мадянов), то в идиотизме поведения вице-мэра (Сергей Бурунов), то в образинах ФСБэшников, наблюдающих за развитием событий (Анатолий Кот и Дмитрий Лысенков).  Вся эта актерская команда стрательно изображает не просто дебилов, что свойственно немому кино эпохи Чарли Чаплина, а типажных, социально ролевых.  Смотришь на вездесущий этот идиотизм и жмешь плечами: как можно умиляться и примиряться с этим?

Тогда вопрос: а что же он все-таки хотели  сказать авторы? Звучит риторически – не спрашивал. Но есть же фактура фильма. И в ней прописано следующее. К нам едет Ревизор – в лице Самого. Видите ли, оказавшись в здешний краях, Владимир Владимирович просылышал про «народного кандидата» в мэры и решил на него вглянуть. Как объяснила змея-политтехнолог Илона (Светлана Ходченкова) измучившему уже ее своим алкашизмом и тупизмом подопечному, это – звезда удачи. Ведь Путин любит «простых людей». Благоразумно тему эту Слепаков провел за кадром – городить конкретику этой встречи не стал. Иначе пришлось бы искать актера на роль живого Царя, да изворачиваться, лепя диалог. Пришлось бы при этом либо ВВП карикатурить, либо Ваню волшебным образом выводить из состояния непробудной тупости. Вышло бы криво, неправдопобно. Но главное, что все эти нелепые подробности растворили бы важнейший рефрен фильма.

 В итоге же, независимо от авторских установок, откровение о состоянии общества, в котором в силу определенных культурно-исторических  обстоятельств,  сложилась  вот такая «система отбора и расстановки кадров». При всем космосе социальной пропасти, родство Вани Самсонова и Путина по природе своей то же самое, что и между ним и Аркашкой-мэром. Оба из одной «коммуналки». И поэтому прекрасно помнят и чувствуют «истоки», слабости и мембраны своих сотоварищей по коммунистическому общежитию. Будучи выходцем из социальных низов, ВВП так же, как и Аркашка, даже на вершине власти не утратил эти знания и ощущения. И виртуозно ими пользуется. И в этом концепте тупость – не порок, а скорее даже достоинство. Она является надежной подкладкой власти.  И потому ее надо холить и лелять.

А то, что такой Ваня нахерачит – так это не беда. Легкие издержки. Говорят же: какой народ – такая и власть. Да и есть вокруг те, кто поправят. А если начнет кочеврыжиться – убрать нетрудно. Сам же «народ»  и благословит это сделать. В этом то и соль «суверенной демократии».

Жаль, что неплохо справляясь с «коммунальной темой», Слепаков напортачил с концовкой. Последняя серия вымучена, набита инородными для стилистки фильма нелепыми приключениями: все эти гонки с деньгами, бандитские выходки губернатора (Роман Мадянов). Ну и, конечно же слащавость последних кадров, изображающих счастливый хэппи-энд всобщего «примирения». Это не сиропчик даже. Это манная каша!

Влад Владов