Общественно-политический журнал

 

Причины вероятной новой агрессии России против Украины

Несмотря на различные санкции, российский президент Владимир Путин продолжает угрожать всему миру войной. Эксперты говорят, что в следующие месяцы до президентских выборов в Украине он будет провоцировать ситуацию, чтобы получить повод ввести свою армию на украинскую территорию со стороны Крыма.

Какие украинские города под угрозой и что могло бы остановить агрессивную политику Кремля — в интервью OBOZREVATEL рассказал бывший советник российского президента, экономист Андрей Илларионов.

— Почему вместо примирения и с Украиной, и с международным сообществом Путин, наоборот, только усугубляет свое положение?

— Во-первых, это отражение его личного характера, во-вторых — рациональный расчет, исходящий из концепции постоянной эскалации ставок. Он надеется, что западные лидеры психологически не в состоянии выдержать гонку на повышение ставок.

Он уже несколько раз обращался к этой идее. Недавно вновь напомнил о готовности отправить в рай своих сограждан. С его точки зрения, к такому подходу, как у него, не готов ни один западный лидер.

Поэтому, заранее заняв неприемлемую для западных лидеров позицию, он продолжает свою кампанию эскалации, и полагает, что окажется победителем в такой психологической борьбе. Следует признать, что эта тактика неоднократно приносила ему плоды. Например, во время российско-грузинской войны Путин начал эскалацию, западные лидеры немного поговорили о ней, а через три месяца вернулись к business as usual. Почти аналогичной реакция была на аннексию Крыма, на войну на Донбассе. А на аннексию Россией Керченского пролива со стороны Запада не было никакой реакции, ни одного заявления. Такой подход дает Путину очевидное преимущество в отношениях с Западом.

Овладев в совершенстве этой тактикой, он постоянно наращивает ставки. В Керченском проливе российская сторона нарушила все возможные и невозможные правовые нормы – и международного права, и национального российского, в том числе целый букет УК РФ – о государственной границе, о неправомерном применении оружия, о подготовке и осуществлении агрессии. Несмотря на этот список нарушений, Путин пытается перевести ситуацию в другой регистр и старается поставить свои жертвы в положение оправдывающихся. Такое будет происходить до того момента, пока оппоненты не перейдут на более убедительный язык.

— Кого или что имеете ввиду?

— До тех пор, пока западные лидеры занимаются политикой appeasement (умиротворения - ЭР), выигрывает тот, кто применяет жесткие меры. Как только оппоненты переходят к реальной обороне, то ситуация меняется. Когда началась сирийская компания, российские самолеты регулярно нарушали воздушное пространство Турции. Однако, как только турки сбили российский бомбардирощик Су-24 в ноябре 2015-го, то нарушения воздушного пространства Турции прекратились.

Сколько было случаев опасного сближения российских самолетов с самолетами НАТО за восемь лет Обамы? Десятки. Как только Трамп два года назад отдал распоряжение, согласно которому американские военные получили право на открытие огня самостоятельно, исходя из ситуации на месте, без дополнительных запросов вышестоящих инстанций, число нарушений резко упало. А после того, как в феврале этого года была разгромлена группировка ЧВК Вагнера, направлявшаяся забирать у курдов нефтяной завод, все нарушения прекратились как по мановению волшебной палочки.

— А Украину сейчас защищать опять не готовы?

— 5 декабря в Атлантическом Совете в Вашингтоне прошло обсуждение ситуации в Азовском море и боя в Керченском проливе. На этой панели выступали бывшие американские послы в Украине, Польше, России, а также Филипп Бридлав, бывший командующий войсками НАТО в Европе. Это была одна из самых высокопоставленных панелей, какие бывают в Вашингтоне.

Участники панели говорили языком, который раньше никогда в Вашингтоне не звучал. То, что Путин осуществил провокацию в Керченском проливе, чтобы получить повод для нападения на Украину. То, что он хочет проложить сухопутный мост до Крыма и в ходе такой операции захватить Мариуполь, Бердянск, Таврийск, Каховку. То, какие шаги для противодействия агрессии необходимо предпринять. Американцы публично обсуждали формирование флотилии НАТО в Черном море с участием Румынии, Болгарии, Турции, при ротации НАТОвских кораблей из нечерноморских стран. Стали обсуждать закрытие проливов для российских военных кораблей – как черноморских так и балтийско-северноморских.

Когда такое было можно услышать? Это соображения высокопоставленных и опытных экспертов, имеющих серьезные связи в действующей администрации. К их мнению прислушиваются. До 5 декабря ничего подобного услышать было невозможно. Это значит, что произошел качественный перелом, переход к совершенно другому языку. Это уже не предложение из серии "давайте мы к этим санкциям добавим еще одну, или еще двадцать, а к этим десяти лицам в черном списке – еще сто". Налицо переход в США к обсуждению решений, какие раньше не обсуждались.

— Многие эксперты в последнее время говорят, что большая война неизбежна. Мол, Путин активно к ней готовится, и если в Украине не изберут лояльных к нему политиков на предстоящих выборах – он будет нападать.

— Нападение на украинские корабли показало, что произошел качественный перелом в поведении Путина. Он уже не скрывает действий своих регулярных войск под видом трактористов, шахтеров, прочих зеленых человечков. Произошло открытое использование российских вооруженных сил. В Иловайске участвовало несколько десятков российских тактических групп, но это скрывалось. То, что российская артиллерия обстреливала украинские войска вдоль границы — факт известный, но Запад предпочитал не видеть этого.

Они видят, что Путин уже не пытается скрывать использование своих вооруженных сил. Выложенные в эфир видео- и аудио-материалы являются, кстати, документами, какие можно использовать в трибунале по военным преступлениям. То, что Путин перестал скрывать свои агрессивные действия, показывает, что у него ограничений больше нет. Поэтому открытая широкомасштабная операция возможна.

Украинская разведка говорит, что на российско-украинской границе сконцентрировано 80 тыс. российских военнослужащих. В 2014-м году максимальное число российских военных вдоль границы не превышало 50 тыс. Сейчас – практически вдвое больше. Кроме того, Путин перебросил более 120 кораблей из Каспийской флотилии, Северного и Балтийского флотов в Азовское море. Многие из них — десантные. Десантный флот нужен не для патрулирования границы и не для инспекций торговых судов, он предназначен для десантирования войск и техники.

Российские войска пополнились новым плавающим БТРом, которого не было даже в советской армии. Зачем? Идут постоянные маневры – на Балтике, Каспии, в Крыму, которые отрабатывают вопросы высадки войск и боевой техники на необорудованный берег. Зачем?

На днях появилось сообщение о размещении дивизиона С-400 в Джанкое. Эти самые современные средства ПВО расположены в северной части Крыма. В российских СМИ пошли публикации о водном кризисе в Крыму и о необходимости установления силового контроля над Северо-Крымским каналом.

Несколько дней тому назад ситуацию в Крыму стал комментировать генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Он известен тем, что создавал незаконные вооруженные формирования в Приднестровье, Аджарии, Южной Осетии, потом он был замечен в Крыму и на Донбассе. Теперь он рассказывает о ситуации на севере Крыма и говорит о том, что "украинские бронетанковые части готовятся к маршу на Симферополь". Все это до боли напоминает то, что было летом 2008 года в Южной Осетии, накануне российской агрессии против Грузии.

— Эксперты говорят, что наиболее благоприятный период для нападения Путина – до инаугурации нового президента в Украине.

— У благоприятного для агрессии "окна возможностей" есть стартовая и финишная точки. Стартовой точкой была, очевидно, встреча G-20 в Буэнос-Айресе, последняя крупная международная встреча, на которую был приглашен Путин и на которой предполагалось, что состоится его встреча с Трампом. После нее крупных международных мероприятий с участием Путина может не быть еще долго.

Что касается финишной точки, то специалисты по водохозяйству утверждают, что вода, накопленная в крымских водохранилищах, может закончиться к июлю 19-го года. Кроме того, есть еще определенная цикличность климата: после семи предшествующих полноводных лет в следующем году наступает семилетний засушливый период. До 2014 г. Северо-Крымский канал обеспечивал 85% потребностей полуострова в воде. Если воды не будет, то Крым в нынешнем виде обречен. Специалисты по водоснабжению говорят, что нынешних запасов воды достаточно для поддержания жизни в Крыму 1 млн чел. Сейчас население Крыма — 2,4 млн чел. Модель Крыма, даже как военной базы, предложенная Путиным, не работает.

Провал любимой игрушки, так красиво преподнесенной российскому обществу, — абсолютно невозможный вариант для Путина. Значит, надо как-то обеспечить получение воды. Если опреснять морскую воду, то потребуется порядка 13 млрд евро. Это огромная сумма, примерно в 7 раз превышающая ежегодные дотации на Крым. Но для опреснения нужно еще много электроэнергии, которой там недостаточно.

Тогда остается единственный способ – восстановление поставок воды из Днепра, для чего нужно уговорить украинцев. Если же они не "уговариваются", то остается только установить силовой контроль за Северо-Крымским каналом, за плотиной Каховской ГЭС, за Каховским водохранилищем, за водопропускными механизмами и дамбой, перегородившей канал в 14-м году.

Расстояние от Перекопа до Таврийска — 78 км, один час езды. Местность является абсолютно ровной, это степь, на которой нет никаких значимых препятствий – ни крупных рек, ни гор, ни крупных городов. Есть несколько станиц и больше ничего.

Численность населения небольшая — это не полумиллионный Мариуполь, не более чем 100-тысячный Бердянск. В 6 южных районах Херсонской области (Каховском, Алешковском, Каланчакском, Чаплинском, Скадовском, Голопристанском) и Новой Каховке проживает, по официальным данным, 320 тыс. чел., а в реальности, возможно, меньше. При численности группировки вторжения в 80 тыс. чел. захват, оккупация и удержание такого плацдарма – вполне решаемая задача.

— Если российские войска могут оккупировать южно-украинские города, то возможна ли операция в целом по захвату левобережной и южной Украины?

— А вот такая операция не выглядит реалистичной. На этих территориях проживает порядка 20-22 млн. чел. Для захвата и удержания такой территории группировки в 80 тыс. чел. совершенно точно недостаточно. Нужно порядка миллиона военных, а такого их числа просто нет. В отличие от наличия войск для проведения т.н. «хирургической» операции на узком участке фронта.

Зачем нужны танки в Крыму? Только для того, чтобы идти по ровной как стол южно-украинской степи. Для чего нужны плавающие БТР? Только для того, чтобы пройти по Сивашу. Зачем нужны десантные суда в Азовском море? Только для того, чтобы переправить войска в Геническ и на косу Арабатская стрелка. А дальше они уже могут идти своим ходом через Сиваш. Для чего Черноморский флот отрабатывает десантные операции на необорудованный берег? Для того, чтобы быть способным высадить десанты восточнее и западнее Скадовска. Для чего тренируются десантники? Чтобы уметь высадиться в Таврийске, захватить плотину и станцию Каховской ГЭС.

В такой ситуации самым уязвимым местом оказывается не Мариуполь, неплохо укрепленный крупный индустриальный центр с полумиллионным населением, с немалым числом капитальных каменных зданий. Устраивать второе Алеппо в центре Европы — это последняя вещь, какая нужна Путину. А вот молниеносная «хирургическая» операция в почти «безлюдном» районе, где нет серьезных препятствий, прочных укреплений и большого количества украинских войск, по захвату Таврийска и Новой Каховки, по установлению контроля за Северо-Крымским каналом, выглядит намного более привлекательной.

К тому же такой плацдарм в Северной Таврии (южная часть Херсонской области и юго-западная часть Запорожской) относительно легко удерживать. Оборону его южной части – херсонского берега Черного моря – может обеспечить российский Черноморский флот, обладающий очевидным преимуществом над украинским. Северо-западную и северную часть плацдарма защищает широкий Днепр в его нижнем течении. Юго-восточная часть плацдарма почти полностью блокируется косами Арабатская стрелка и Бирючий остров, а также российскими кораблями в Азовском море. Единственной сухопутной границей плацдарма оказывается полоса восточнее рокадного шоссе Геническ – Каховка длиной порядка 150 км, которая и требует усиленной обороны. Для группировки в 80 тыс. чел. — это решаемая задача.

Еще более коротким и удобным может быть еще более восточный рубеж такого плацдарма – от истока Молочного залива у Мордвиновки, южнее Мелитополя, до Васильевки на южном берегу Каховского водохранилища, южнее Запорожья, общей длиной всего лишь около 80 км.

— Судя по последним действиям украинской власти, а это введение военного положения и учения военных, она, как и армия, скорее всего, будет готова отбить такое наступление. Тогда возможно прямое столкновение между украинскими военными и российскими?

— В таком случае это будет прямое столкновение.

— Страны НАТО могут задействовать какую-то реальную помощь, а не только слова обеспокоенности?

— Эксперты говорят об этом. Но есть дистанция между пусть даже высокопоставленными экспертами и решениями действующей администрации. Что они будут делать – сейчас сказать невозможно. Это качественно новая ситуация. Имеющийся опыт общения с Западом показывает, что наши представления о нем отличаются от того, что происходит в реальности. Это не значит, что они не будут действовать, но они могут действовать не совсем так, как мы ожидаем.

— То есть страны НАТО, как и Запад в целом, не готов отдавать свои жизни за жизни украинцев?

— В целом – да.

— Готов ли Путин воевать с НАТО?

— Думаю, что нет.

— Но он постоянно угрожает западному военному Альянсу.

— Мы возвращаемся к вашему первому вопросу о применяемой Путиным тактике. Он надеется, что западные лидеры не выдержат ее психологически. Для Запада и НАТО ценность человеческой жизни высока, в отличие от Путина. Поэтому сейчас вопрос заключается не столько в том, кто каким вооружением располагает, в том числе ядерными боеголовками, а в готовности лидеров применять оружие. В истории мы видели примеры того, когда противник, обладавший меньшими ресурсами, но большей наглостью (решительностью), одерживал победу.

— Если Путин все-таки решится захватить водохранилища в южной части Украины, то какой промежуток времени самый опасный?

— Согласно одной точке зрения – с момента избрания нового президента до его инаугурации. То есть тогда, когда новый президент уже появился, но еще не вступил в свои права. А действующий президент еще имеет свои юридические полномочия, но политическая и психологическая поддержка общества уже ушла к другому.

Общественная поддержка нынешнего президента Порошенко оказывается весьма ограниченной, что только что показала процедура введения военного положения. Да, решение принято, но очевидно, насколько слабой оказалась позиция Порошенко. Поэтому нельзя исключить, что время до избрания нового президента для атаки является даже более удобным, чем после выборов. После выборов в стране все-таки будет лидер, обладающий поддержкой примерно десяти миллионов украинцев.

Если считать, что наиболее опасной является ситуация до выборов, то наиболее удобной для агрессии оказывается период западного Рождества. Руководство стран НАТО в это время будет находиться в наименьшей степени готовности к возможному ответу.

С этой точки зрения становится понятнее, почему 25 ноября в Кремле случилась такая истерика по поводу украинских моряков. Их так хотелось спровоцировать на открытие огня, что можно было бы затем использовать в качестве казуса белли для начала военной операции.

Сергей Лавров ведь уже несколько раз заявлял об «украинских террористах», якобы мечтающих взорвать Керченский мост. Да и Путин, выступая в Буэнос-Айресе на пресс-конференции, тоже ведь сказал, что будто бы украинские моряки шли для того, чтобы взорвать Керченский мост. То есть даже после того, как ФСБ сосчитала все патроны на борту всех катеров, Путин не постеснялся заявить, что украинцы шли взрывать мост. Почему это важно? Потому что это показывает, как Путин пытался внушить своим слушателям – журналистам ли из его пресс-отряда или же лидерам двадцатки, как он хотел бы представить Керченский бой миру.

Если бы украинцы ответили на атаку ФСБ огнем, то это можно было бы представить в качестве диверсионной операции по подрыву Керченского моста. Поэтому, с точки зрения Кремля, это оправдало бы его военную операцию по обеспечению безопасности Крыма. Иными словами, замысел у Путина есть. И подготовка к операции уже проведена. Нужен был только удобный повод. Но украинские моряки этого повода не дали.

— Кстати о Керченском мосте. Специалисты утверждают, что мост на самом деле экономически для России не пригоден.

— Керченский мост достоин только одного – разбора и ликвидации. Это «удавка» в самом прямом смысле этого слова. Его заниженная арка не пропускает 44% судов, которые раньше проходили в Мариуполь и Бердянск. По ширине он гораздо уже, чем другие мосты. Его автомобильное полотно размещено буквально над уровнем воды, что блокирует проход через пролив любых судов, в том числе и маломерных.

Через 16-ти километровый Керченский пролив остался только один проход – Керчь-Еникальский канал, полностью контролируемый ФСБ. Получилась такая ФСБшная удавка, удушающая экономику восточной Украины, прежде всего Мариуполя и Бердянска. Из-за моста грузооборот Мариупольского порта упал на 14% в прошлом году, еще на 45% в этом году.

— Путинскую агрессию может остановить отключение банковской системы SWIFT и эмбарго на продажу нефти и газа? Спецпредставитель по Украине Курт Волкер как раз говорил недавно, что отключение SWIFT возможно.

— Первое, в принципе это возможно; но если о чем-то постоянно говорят, то вероятность осуществления такой меры снижается. Про отключение SWIFT говорят слишком много и долго. Как известно, лающая собака не кусает.

Второе, отключение SWIFT не сможет полностью заблокировать банковскую систему РФ, потому что SWIFT – это лишь одна из систем коммуникации. Да, она современная и удобная. Но платежки можно проводить и по электронной почте, и по телеграфу, и по телефону. До 1973 г. SWIFTа не было, но банки же работали. Есть разные системы связи. Да, SWIFT – наиболее развитая и безопасная из них, но могут быть и другие. Ее отключение создаст дополнительные трудности, но не остановит работу банковской системы.

И, наконец, третье соображение. Когда танки уже идут по степи, а самолеты с десантом подлетают к месту его выброски, то никакие санкции их не остановят. Танки останавливают только другие танки. Или иные танкоостанавливающие средства.

До тех пор, пока решение о вторжении не принято, можно предполагать, какие решения могут остановить возможную агрессию. Но если приказ уже отдан, то никакие санкции сами по себе ее не остановят. Для этого нужны другие инструменты.

Комментарии

IVAN on 21 декабря, 2018 - 00:05

Так одна ошибка тянет за собой другую, третью.. и нет другого хода.   Интересно, чем и как ответит Запад?   Опять проспит?  Умиротворение Гитлера забыли...