Общественно-политический журнал

 

 

Приговоренные заочно

Банки Snoras и Ukio bankas были последними литовскими коммерческими банками, объявленными в 2011 и 2013 неплатежеспособными после долгого перерыва с волны банкротств лихих 90-х. И это стало неприятной неожиданностью и для рядовых вкладчиков, и для бизнеса. В обоих случаях владельцы банков благополучно ретировались и нашли убежища в России. По опыту зная, что Москва «своих не выдает», литовская Фемида не только проводит свои расследования, но и намеревается судить виновников даже без их участия в процессах. Такое право она получила после принятия Сеймом в октябре 2017  соответствующих поправок к Уголовному кодексу. 17 января с.г. Генпрокуратура объявила, что завершено расследование о хищении имущества Snoras , в котором обвиняются его владелец Владимир Антонов и председатель правления Раймондас Баранаускас.

Snoras из числа тех, про которых говорят “маленький да удаленький». Возникший в 1992 как региональный в городке Шяуляй и вскоре перебравшись в столицу, он в нулевые годы не только стал одним из крупнейших по габаритам, но и самым технологически продвинутым банком республики. В частности, его ноу-хау - мобильные мини-банки, этакие круглые теремки с одним окошком для обслуживания, буквально заполонили литовские города. Примечательно, что менее, чем за год до того, как был объявлен банкротом, он был признан лучшим банком Литвы.

В 2008 владельцем банка стал российский бизнесмен, представитель финансовой группы «Конверс групп» Владими Антонов, приобретший около 67% его акций. С тех пор к банку приклеилась кликуха «русский банк». А его банкротство, устами президента страны Дали Грибаускайте, было расценено как «дерзкая атака против банковских интересов граждан Литвы».

Впрочем, когда 6 ноября 2011 Центробанк объявил о прекращении его работы, а правительство в тот же день объявило о его национализации, это было равносильно грому среди ясного неба. Поводом послужили итоги аудита, установившего пропажу ценных бумаг на сумму порядка 470 млн. евро. Спустя месяц было объявлено банкротство, вести которое за 23 млн. евро наняли американца.. А Генпрокуратура начала расследование причастности его руководителей в хищениях, подделке документов и прочих гадостях.

Впрочем, дожидаться ареста они не стали и пребрались в Лондон. Там по ходатайству Литвы они были задержаны, и Вестминстерский суд открыл слушания. На нем адвокаты обвиняемых выдвинули «политическую» версию истории с банком, представив весьма колоритный конспирологический сценарий. По нему выходило, что модератором банкротства стала американская «Дженерал моторз» , которая прогневалась на «Конверс групп» за то, что та вызвалась помочь избежать краха конкуренту - шведской SAAB. А с литовской стороны - как месть ее властей за то, что, приобретя крупнейшую газету Lietuvos rytas, Snoras позволил сильно ее критиковать.

Более того, Антонов сам обратился в Арбитражный суд Москвы и Министерство юстиции с требованием изыскать с Вильнюса свыше 500 млн. евро за нанесенный ему ущерб.

Да и в самой Литве бизнес-сообщество расценило атаку на Snoras как мутное дело. Высказывалось мнение, что ситуация была отнюдь не безнадежная. И что Банку Литвы не следовало было поднимать шум, а взять под свой контроль и заставить владельцев зашить прорехи.

В конце концов в 2015 британский суд постановил выдать Антонова и Баранаускаса Литве, однако те улизнули в Россию.

Кстати, даже при том, что вероятность выдачи из Литве оттуда близка к нулю, неприятности Антонова могут ожидать и в России. Как сообщалось в тамошних СМИ, он был задержан в Санкт-Петербурге по подозрению в хищении средств из другого банка – «Советский». В то же время Арбитражный суд Москвы отказался рассматривать его иск против Вильнюса.

Так что, у эпопеи со Snoros может быть еще длинный шлейф. И чем он закончится – большой вопрос.

Следующая станция – Владимир Романов

Дело против Ukio bankas (Хозяйственного) – самого первого частного банка Литвы, схоже со Snoras и своей неожиданностью, и персональными обвинениями. Каунасский предприниматель и большой любитель футбола Владимир Романов, которого обвиняют в использовании больших сумм для кредитования собственных предприятий и спортивных клубов, также вовремя ретировался в Россию.Там его в 2015 было арестовали, но потом отпустили. Вскоре появилось сообщение о предоставлении ему убежища. А поскольку уголовное дело о хищениях на него сразу же было заведено, то теперь и он кандидат на заочный суд.

В заключение стоит отметить, что здешняя публика принимала сообщения об этих банковских банкротствах с изумлением, но без страха. Ибо в Литве давно уже действуют гарантии возврата банковских вкладов в случаях банкротств, причем планка весьма высокая – до 100 тыс. евро. Так что страдают в основном только юридические лица – предприятия, компании. Например, в списке клиентов Ukio bankas было около 200 предприятий.

Владимир Скрипов