Общественно-политический журнал

 

Агрономическая пустыня

Мой друг, классик туркменской литературы Тиркиш Джумагельдыев, вернулся из Израиля потрясенный.

«Там лучшее в мире сельское хозяйство! Там арбузы и дыни с тыквами растут на деревьях, ягоды висят гирляндами в несколько этажей, помидоров собирают в 8 раз больше, чем повсюду, коровы дают больше молока, чем голландские, во все страны продают овощи и фрукты!» — удивлялся он.

Не только овощи и фрукты. Еще и грибы. Мало того, продают красную и черную икру — в прудах посреди пустыни плещутся осетры, форель, карпы. Урожай с каждого гектара земли в 30 раз больше среднемирового. Коровы даже в 50-градусную жару не теряют аппетита, потому что для них разработана система охлаждения. Там капельное орошение, и вообще, сельское производство автоматизируется, переходит на цифровое, компьютерное управление.

«Это ведь то же, что мои Каракумы! Пустыня! Камень! Солончаки! Такая же Туркмения -только в 20 раз меньше. Почему они так живут, а мы?..» — повторял Тиркиш.

Что я мог ему сказать? Он 1938 года рождения, родом из села, сын председателя колхоза военных времен, и в сто раз лучше меня знает, «почему так». Конечно, Россия — не Туркмения. У нас даже какой-нибудь маленькой пустыньки нет. Если не считать местность и село под названием Агро-Пустынь в благодатной Рязанской области. Пять веков назад рязанская княгиня Агриппина (Аграфена) основала неподалеку от реки Солотчи, на берегу озера, женский монастырь. Прилегающее к нему селу стало называться Аграфенина пустынь. Пустынь — монашеская обитель в безлюдных краях. При советской власти село переименовали в Агро-Пустынь. С табличками-указателями на дороге, с Агро-Пустынским сельсоветом, Агро-Пустынским почтовым отделением…

Значение слова «пустынь» уже мало кто знал, и топоним однозначно воспринимался как «Агрономическая пустыня».

Безграмотность властей часто выглядит как проговорка по Фрейду, открывает суть. Да, Россия — не пустынно-каменистый Израиль, у нас больше всех в мире лесов, полей, рек, озер, самая большая в мире и самая плодородная пашня. Мы больше по территории в 823 раза, только почему-то в магазинах у нас израильская картошка, морковь, редиска… Один израильский сельский труженик кормит 100 человек, а наш — 14.

Обо всем этом, общеизвестном, приходится говорить, потому что постоянно возникают вынуждающие поводы. Например, недавно Министерство сельского хозяйства сочинило проект постановления правительства — о том, чтобы передать Минсельхозу, полномочия «по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере деятельности по сбору, переработке, обороту дикорастущих пищевых ресурсов».

То бишь грибов, ягод, орехов … Разумеется, народ испугался, что теперь в лес пускать не будут или налог введут. Все же помнят, как в 2006 году запретили собирать валежник, сухостой, а с 1 января 2019-го (ура, победа здравого смысла!) разрешили. Мы же знаем, что следует за словом «регулировать».

Казалось бы, после такой «инициативы» всех причастных минсельхозовцев надо вежливо отправить к врачам определенного профиля. И, разумеется, уволить без права занимать должности в органах власти. А мы — обсуждали! Вплоть до пресс-конференции в Национальной службе новостей.

Да и как не обсуждать. Ведь не хулиганы на заборе написали — правительственные чиновники, от их решений в нашей жизни многое зависит, каждое их слово значимо, то есть — чревато последствиями.

К предложению Минсельхоза мы еще вернемся.

Для начала остановимся на том, что государство десятилетиями не может и не думает наладить закупки того, что выращивает население. Любой горожанин, хоть изредка выезжающий за пределы своего мегаполиса, знает и видит.

В дачном поселке Ленинградской области, где живут мои родственники, колдобины на улицах засыпают… яблоками. Девать их некуда. И так — по всей стране. В то же время Россия — крупнейший в мире импортер яблок. В прошлом году ввезли 869,5 тысячи тонн.

В отдаленной деревне Псковской области, где я был прошлой осенью, овощи вывозят на свалку. Сажают, выращивают, убирают — а девать некуда. На следующий год снова сажают, выращивают, и снова выбрасывают.… Конечно, странно. Но суть в том, что есть еще народ, который не может не работать на земле, не может, чтобы земля пустовала. Крестьянская натура. Власть земли. Раздают знакомым, городским родственникам. И нас одарили. Вот они какие, псковские кабачки.

При советской власти более или менее успешно работала система потребкооперации, закупали овощи-фрукты, грибы-ягоды, лекарственные растения. Действовало 18 тысяч заготовительных пунктов. Капля в российском море, но хоть что-то… Сейчас их количество, по данным Центросоюза, сократилось в 25 раз — до 720. Представим Россию от Смоленска до Владивостока, от Краснодара до Архангельска — и 720 закупочно-заготовительных пунктов.

Теперь вернемся к предложению Минсельхоза. Откуда у него ноги растут. Все оттуда же.

В 2006 году был принят Лесной кодекс. По нему «заготовка пищевых лесных ресурсов и сбор лекарственных растений представляют собой предпринимательскую деятельность… Граждане, юридические лица осуществляют заготовку пищевых лесных ресурсов и сбор лекарственных растений на основании договоров аренды лесных участков».

Прямо указано, что собирать грибы, ягоды, орехи можно только для собственных нужд. Иначе говоря, каждая бабулька с лукошком лесных грибов на рынке — нарушительница закона. Хватай и тащи в кутузку. Статья 171 Уголовного кодекса РФ — «Незаконное предпринимательство».

Через 12 лет над шедевром законотворчества задумалась большая — 60 человек — группа депутатов Госдумы. И внесла законопроект об изменениях в Лесном кодексе.

«Предполагается возрождение заготовительных контор, куда граждане смогут прийти и за деньги сдать собранные в лесу ягоды и грибы, учитывая, что для многих деревень это порой единственный источник заработка», — пояснял руководитель комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев.

При этом учтем, что эти средства, по статье 217 Налогового кодекса РФ, налогом не облагаются. Однако речь далеко и не только о заработке россиян. По разным расчетам, от Центросоюза до комиссии Госдумы — собирается и используется лишь от 3 до 6 процентов неисчерпаемых, самовоспроизводящихся природных богатств. При налаженных заготовках — это огромный потенциал экспорта. Во всем мире лесные грибы, орехи и ягоды ценятся, как никакие другие.

«По факту мы загубили эту отрасль, — резюмировал Николай Николаев. — Необходимо строительство новых и модернизация существующих приемо-заготовительных пунктов потребительской кооперации с применением современных технологий, создание льготных условий для развития таких предприятий, включение в число приоритетов господдержки продвижение российских брендов на мировой арене и внутреннем рынке».

Восстановление потребкооперации в полном объеме означает, помимо сбора и заготовки «дикорастущих пищевых ресурсов», также закупки фруктов и овощей, выращенных на дачных, приусадебных участках. Огромный ресурс развития продовольственной базы и, одновременно, повышения денежных доходов населения.

Законопроект приняли в первом чтении в декабре 2018 года. А затем возникли какие-то сложности.

Так или иначе, на происходящее тотчас отреагировали в Минсельхозе — и выступили с предложением дать им «регулировать», перепугав население. Возможно, где-то в верхах тоже заметили и рявкнули: «Вы что там, совсем… !» Потому что уже через два дня Минсельхоз покаялся: «Не планируется введения каких-либо ограничительных и контрольных мер по отношению к сбору дикоросов предприятиями и гражданами… Ключевой задачей на ближайшие годы является наращивание экспорта продукции агропромышленного комплекса».

Вот такие могучие умы. И этим людям доверено государственное управление сельским хозяйством. От них мы ждем практических решений, способствующих продуктовому изобилию, расцвету русской деревни, переводу сельскохозяйственного производства на современные технологии, в частности — компьютеризацию.

Кстати, интересно бы узнать, как представляли в Минсельхозе «регулирование». Облавы на рынках, охоту на бабулек с дарами природы? За каждым грибником и ягодником будет ходить по лесу сотрудник министерства с весами и калькулятором? Упоительная картина. Куда там Израилю.

А с законопроектом о сборе и заготовках лесных даров, который Госдума 12 декабря прошлого года приняла в первом чтении с таким энтузиазмом (все — «За»!) — происходит непонятное. Рассмотрение во втором чтении наметили на 16 июля 2019 года. Но еще 11 февраля Совет Госдумы постановил: «Отложить рассмотрение законопроекта». С тех пор о нем не слышно.

Берендеева чаша. Все плутают.

Сергей Баймухаметов

Комментарии

IVAN on 20 июля, 2019 - 17:18

В стране дикарей... "чтоб они ни делали, не идут дела".

Морис Собакин on 21 июля, 2019 - 23:02

" При советской власти более или менее успешно работала система потребкооперации, "

 

-- Да неужели? И где же были результаты этой работы? Автор не стоял в часовых очередях за гнилой картошкой и морщинистыми яблоками? Это в Москве было, если чё.

 

"Урожай с каждого гектара земли в 30 раз больше среднемирового."

 

-- Это Вам " классик туркменской литературы" такое рассказал?