Общественно-политический журнал

 

Если вы в России не были под следствием, это значит, что до вас просто еще не дошла очередь

Москвичу Денису Кабрере грозит до 4 лет лишения свободы по статье о шпионских гаджетах. Его "шпионские гаджеты" - это две камеры видеонаблюдения, которые он покупал для себя на AliExpress и использовал как радионяню для удаленного наблюдения за своим маленьким ребенком. Позже Кабрера решил продать камеры в интернете, но вместо покупателей на него вышли сотрудники ФСБ.

Теперь Дениса Кабреру обвиняют в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (статья  138.1 Уголовного кодекса РФ). Минимальное наказание - штраф (до 200 тысяч рублей). Максимальное - 4 года лишения свободы. Следующее заседание суда по делу Кабреры должно состояться 27 ноября 2019 года.

Кабрера рассказал, что о законе знал, но думал, что его камеры под него не подпадают. "Я считал, что речь в законе именно о скрытой камере, которую не видно", - вполне обснованно поясняет он, приводя в пример так называемые Pinhole камеры, объектив которых размером со след от укола иглы. 

Камеры же Кабреры внешне похожи на лампочку - черный объектив диаметром в 2-3 сантиметра, расположенный внизу белого корпуса. При включении камера, по словам  Дениса Кабреры, "громко говорит" сначала на китайском, потом на английском, а при видеозаписи мигает красная лампочка.

"Я следователю это все рассказал, сотрудникам ФСБ рассказал, но они не хотели слушать, говорили, что экспертиза все решит", - жалуется он. Однако в заключении судебной экспертизы всех этих деталей так и не указали. По словам Кабреры, там наоборот утверждается, что объектив практически не заметен. 

Такие камеры, как у Кабреры, и сейчас открыто продаются в интернете. При этом в описании продукта нигде не указывается, что они подпадают под действие Уголовного кодекса (УК) РФ. Как же тогда понять, что прибор - шпионский?

Кого и за что судят по статье о шпионских гаджетах

"Это дело непростое. Как мы видим, разобраться самостоятельно не получается, потому что на коробках этих устройств не написано, что они являются шпионскими или запрещены ФСБ", - пояснил Саркис Дарбинян, глава юридической службы Роскомсвободы - общественной организации, которая борется против интернет-цензуры.

Дело Кабреры - далеко не первое в российской судебной практике. За последние 3 года по этой статье перед судом предстали сотни людей. В 2017-м по статье 138.1 осудили 254 человека, в 2018 году - 160, а за первые полгода 2019-го - 39 человек (данные Судебного Департамента при Верховном Суде РФ). В большинстве случаев суды назначали штрафы до 100 тысяч рублей, но нескольких обвиняемых приговорили к "реальным срокам", сообщает Роскомсвобода.

В законе определение "специальных технических средств" прописано нечетко. В результате, вместо шпионов "нелепые уголовные наказания" получают сотни простых граждан, говорит Дарбинян. "Мы видим, что большинство - это обычные пользователи, которых шпионами назвать сложно - они просто покупают дешевую китайскую технику для разных целей. Кто-то наблюдает за младенцем, кто-то - за скотиной, кто-то - за собакой или соседом", - перечисляет Дарбинян.

Самым резонансным делом по статье 138.1 стало дело фермера Евгения Васильева, которого судили за использование GPS для отслеживания коровы. Об этом деле президенту России Владимиру Путину рассказал журналист на большой пресс-конференции в 2017 году. "Я даже не знаю, что есть такая статья. Я обязательно посмотрю в отношении и статьи в целом, и этих конкретных людей, о которых вы сказали", - пообещал тогда Путин.

Бытовые устройства подпадают под Уголовный кодекс?

Свое слово президент сдержал - в 2018-м дело фермера Васильева закрыли, "так как следствием не собрано доказательств, подтверждающих умысел на негласное получение информации". Летом 2019 года Госдума приняла изменения в закон, которые уточняют определение шпионской техники. 

Правки должны помочь отличить шпионские гаджеты от бытовых устройств - об этом еще перед принятием этих поправок премьер-министр Дмитрий Медведев писал в своем Twitter.

Так, в примечаниях к статье 138.1 сказано, что под ее действие подпадают устройства, предназначенные для "негласного получения информации", например, для звукозаписи, прослушивания телефонных переговоров, перехвата информации с технических каналов связи или почтовых сообщений. Конкретного списка таких устройств ни в законе, ни в комментариях к нему нет. 

Зато в примечаниях к закону подчеркивается, что под его действие не подпадают "инструменты бытового назначения, обладающие функциями аудиозаписи, видеозаписи, фотофиксации и (или) геолокации, с открыто расположенными на них органами управления таким функционалом или элементами индикации, отображающими режимы их использования".

Кроме того, замглавы ФСБ Александр Купряжкин также ранее разъяснял в Госдуме, что телефоны или бытовые приборы, такие как ручки с функцией видеонаблюдения, не подпадают под закон, если использовать их только для письма.

Как понять, какие средства - шпионские, а какие - нет?

Поскольку на камерах Дениса Кабреры в момент записи лампочки загорались - а значит, были элементы идентификации - по словам Саркиса Дарбиняна, теоретически устройство не должно подпадать под действие закона. К тому же, добавляет эксперт, чтобы привлечь к уголовной ответственности по статье о шпионских гаджетах, нужны доказательства того, что человек приобрел это устройство именно для негласного получения информации. 

Почему же тогда камеры-радионяни ФСБ посчитало шпионским устройством? И как тогда отличить шпионское устройство от не шпионского? С этими вопросами обращались в ФСБ, а также в Останкинский районный суд, где рассматривается дело Дениса Кабреры, но на момент публикации ответа не получила.

Геннадий Есаков, заведующий кафедрой уголовного права и криминалистики "Высшей школы экономики" заверяет, что если средство является бытовым и специально не переделано, то уголовной ответственности быть не может. "Если эта камера свободно продается на рынке, а он (Кабрера) ее никак не переделывал, это странно", - говорит эксперт.

Причину же интереса ФСБ к камерам москвича Кабреры он видит в том, что мужчина использовал их не по назначению. "Исходный функционал - это не радионяня, а как раз  негласное получение информации. В этой ситуации на него не распространяются поправки к закону", - поясняет Есаков.

Зачем в Уголовном кодексе статья о шпионских гаджетах

Почему в России так строго регулируется оборот шпионских гаджетов? Ведь, кроме статьи в УК, есть также статья 20.23 Административного кодекса за нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретения "специальных технических средств". Согласно ей нарушителю грозит штраф от 2 до 2,5 тысяч рублей с конфискацией запрещенных технических устройств.

Есаков считает, что когда в 2011 году законодатели вводили статью о шпионских гаджетах в Уголовный кодекс РФ, целью было предотвращение на ранней стадии преступлений из серии неприкосновенности частной жизни, государственной измены или получения сведений, составляющих государственную тайну. "Другое дело, что когда статью вводили, никто не предполагал, что прикрепленные на корову датчики мы будем рассматривать как состав преступления. Просто практика так исказилась", - поясняет Есаков.

Кстати, в Германии, например, похожий закон тоже имеется - § 90 Закона о телекоммуникации (Telekommunikationsgesetz). Однако Федеральное агентство по сетям (Bundesnetzagentur) сначала требует от владельца уничтожения запрещенного законом устройства, и только если он отказывается это сделать, ему грозит штраф до 25 тысяч евро.

Комментарии

Olivia on 23 ноября, 2019 - 18:36

Зачем в Уголовном кодексе статья о шпионских гаджетах- ЗАЧЕМ-ЗАЧЕМ, А ЗАТЕМ!!!