Общественно-политический журнал

 

Царь с отрицательной совестью на радость народу в привычно оболваненной стране

В новом профессиональном зигзаге Владимир Путин умело спрятался за ширму благородных слов о государственных благах и чаяниях глубинного народа. Проект закона о поправках к Конституции и скорость их внедрения в жизнь вполне соответствуют правилам блефа при игре в политический покер с плохими картами на руках: опытный игрок обманывает и пугает соперников так, чтобы они сочли его "тройки" и "семёрки" выигрышными.

Процесс политической эвтаназии режима запущен. Внезапная трансформация властной вертикали создаётся в привычном советском режиме "успеть к дате". Содержание грядущих перемен специально запутано, однако теоретическая формулировка, по моему мнению, давным-давно предложена Платоном: "Философы – самые лучшие правители". Его ученик и оппонент Аристотель считал, что "философия начинается с удивления", и поэтому "философски мыслящий индивид во всем сомневается, живет в состоянии удивления".

Однако российский правитель-философ вставляет идеи основателей европейской цивилизации в мятущиеся души россиян изощрённым способом: удивлять и мутить с перебором. Удивлять не только население приватизированного государства, но и граждан сопредельных стран и народов. Михаил Салтыков-Щедрин описал этот способ так: "Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления". Для чего? Вариантов много.

Главная цель нового проекта двусмысленна: неясен приоритет общественного или личного блага. Про общественное много чего есть, в личное же вписаны формальные ограничения, которые скрывают их актуальную политическую цель. Считаю уместным привести пример из военно-морского прошлого, чтобы понять скрытую этику настоящего документа. Привожу реальный кейс своего бывшего и более молодого сослуживца. Он рассказал мне об этом лет десять тому назад в кафе на сочинском пляже. Имена героев изменены, так как эти люди и сейчас успешны, в соответствии с тем, как должны жить истинные едросовцы и путинисты. Сергей спросил: "Вы же помните Николая Ивановича, минера на вашей подводной лодке? Он потом стал моим флагманским специалистом". Да, я хорошо помнил этого офицера: на его долю выпала серьезная аварийная ситуация в море, он достойно справился с ней, за это был награжден орденом и даже "Волгу" купил на выделенную премию.

"Ну так вот. Представьте себе наш заполярный гарнизон в солнечный июльский полдень: пустота вокруг домов, так как жены с детьми на Большую землю уехали. На моей лодке тоже пустота, треть офицеров и мичманов в отпусках, особо делать нечего. Обедать я пошел не на камбуз, а домой и пораньше. Подхожу к подъезду, а меня серая "Волга" догоняет. Из неё флагман выходит и смотрит на меня, этак с прищуром. Он жил в соседнем подъезде. Я, натурально, в панике: до обеда еще целый час, что ему скажу? Это было в разгар андроповской борьбы за дисциплину, служебные минуты приходов и уходов фиксировались. Говорю ему, как будто ничего особенного не происходит: "Здравия желаю, Николай Иванович! Мне тут вчера фирменный кофе из ленинградской "Берёзки" привезли, приглашаю в гости на кофе, прямо сейчас". К моей радости, он согласился. Целый час мы пили кофе на моей кухне и благодушно разговаривали. В 13:00 он посмотрел на часы и ушел домой обедать, а я где-то без пяти минут до 15:00 пришел в казарму. Дневальный сходу сообщил о звонке флагмана, который уже ждет в своем кабинете. Окрыленный благостными предчувствиями, я почти что бегом устремился в штаб. Флагман встал, жестко и требовательно задал вопрос: "Доложите, где вы были с 12:00 до 13:00 часов? Почему вы ушли на обед раньше положенного времени и без спросу?"

Дальше из него пошла стандартная пурга и демагогия про то, что я как последний негодяй и отщепенец манкирую службой и обучением моряков-подводников, в то время как весь советский народ… Я упал духом и прикидывал, какие беды меня ждут. Наконец флагман вышел из-за стола, подошел ко мне и спросил: "Товарищ старший лейтенант, надеюсь, что вы поняли то, о чем я вам говорил?" Мне ничего не оставалось, как ответить по уставу: "Так точно, товарищ капитан второго ранга, понял". – "Что вы поняли? Доложите мне". – "Я понял, что на первом месте всегда должны быть интересы службы, родины, коллектива, а все личные дела должны быть отодвинуты на последнее место". – "Ничего-то вы не поняли! Ещё раз объясню вам кратко и доходчиво: на самом первом месте всегда должно быть личное, а общественное – на потом и на как получится". Я вышел из кабинета дурак дураком, но вдруг в голове моей будто часы песочные перевернулись, и пошел отсчет по новому времени. Реально с этого момента моя военно-морская судьба принципиально изменилась, и если бы не развал Советского Союза, то ходил бы я в адмиралах".

Мой риторический вопрос к читателю закономерен: не из этих ли советских ног выросли путинские ихтамнеты и настамнеты? Из этой вывернутой логики следует, что настоящая цель проекта конституционных правок сугубо личная, а всё остальное от лукавого. Поэтому задачи проекта закольцованы на цель и результат: внести минимальные изменения в Конституцию, и сделать это так быстро, чтобы успеть опередить и сгладить любое недовольство скоростью и способами решения задач.

Методы внедрения. Помните, как Кремль проводил глубинную "социологию стерхами". Способ как бы из разряда безобидного чудачества – посмешить народ и полетать с глупыми журавлями – был реальным тестом на людскую доверчивость. В тот сложный период нашей истории после скандальной манипуляции с новым президентством и протестов на Болотной площади 6 мая 2012 года появилась необходимость фактически проверить пределы народного доверия. Через четыре месяца (6 сентября 2012 года) Путин лично исполнил социологический замер лучше всяких бумажных и телефонных соцопросов. Глубинный народ журавлиную наживку проглотил как само собой разумеющееся, как новую манну небесную. Глупый опыт подтвердил, что границ возможных действий, равно как и границ собственной власти, у Путина не было. Идеальный результат для правителя: делай то, что хочу, и сбудется то, что ворочу.

Сейчас в дело запущено кое-что другое. Поскольку разными президент-шоу с истребителями, амфорами, батискафами и мостами в Крым современников удивлять уже трудно, а чудачества с тиграми, щуками, стерхами повторять нельзя, то ныне используется проверенный способ "косить" под пройдоху и своего парня из подворотни. Русский народ любит прохиндеев, а на простаков и честных людей смотрит с усмешкой, им не верят. Поэтому Путин нацелен повторить конституционный фортель с "двумя сроками подряд" через четыре года, но с усеченной опцией, без "подряд". Для таких предвыборных манипуляций нужен достаточный резерв времени на пропаганду своей "богоизбранности", поэтому всё делается спешно и заранее. Для этого же предлагается всенародное голосование не менее известным способом, примерно так, как описано в неприличном аптекарском анекдоте про полтаблетки виагры. Если кратко и оценочно, то верховная власть позволяет себе всласть поиздеваться над другими, пока бессовестный "наезд" работает безотказно и безропотно.

В результате путинских инициатив итог проекта "Личная Конституция" почти предсказуем: в установленный им срок миру и дому будет предъявлен счастливый царь с отрицательной совестью на радость народу в привычно оболваненной стране. Народ привычно останется в проигрыше, а как же сыграет непримиримая российская оппозиция? Будем ждать её оригинальных ходов, так как варианты сорвать конституционный блеф или вывести его ставки в минус пока ещё существуют.

Георгий Юрьев

Комментарии

IVAN on 26 января, 2020 - 21:25

про оппозицию!  За неимением... Горстка "интеллигентов" на зарплате и "доходах" чего то вещает и выкаблучивает на смех публике, и это Оппозиция?  

Народ - пока доволен, ну не весь (иначе не бывает), но уже задумывается. Однако он мало что решает.

 А вот бизнес... из которого должон вырасти новый правящий класс (ждем-с), он то как? А никто не знает, никаких опросов тут нету.  По факту - по разному, но в итоге пока одобрямс.

Итого - никаких вопросов нет.  У режима всё схвачено и будет по сказанному Путиным.

"На проклятом острове нет календаря!"