Общественно-политический журнал

 

Двое в одной лодке

Феномен дуумвирата, созданный в Казахстане с добровольным уходом Нурсултана Назарбаева в статус елбасы (лидера нации) на должность председателя Совбеза (пожизненно), стал достаточно редким в мировой политике прецедентом, вызывающих любопытство у политологов и просто – наблюдателей. Особенно актуален этот опыт для России, «елбасы» которой также озадачен сегодня поиском формулы «уходя, остаться».

Этот опыт интересен еще и тем, что в аналитическом сообществе бытуют две концептуальные фракции. Тех, которые плагают, что двое в одной лодке вполне могут поладить, разделив власть. И тех, которые в этом глубоко сомневаются, будучи уверенными, что власть не делится: ею нельзя быть «немного беременным».

***

И внешне, и в своих манерах новый казахский президент Касым –Жомарт Токаев производит впечатление человека мягкого, интеллигентного и лояльного. Выходец из семьи известного писаталя  и вузовской преподавательницы, он и сам - доктор политологии. Закончив самый престижный советский вуз – МГИМО, он сразу же начал свою карьеру по накатанному – с  МИД, специализируясь по Китаю. А после допинга в виде Дипломатической академии очень быстро взобрался в этом учреждлении на самую верхотуру, став министром. И эту позицию занимал дважды – в 1994—99 и в  2002—2007. В сумме десять лет - с перерывом на премьерство. Наконец, в 2013 стал председателем Сената парламента, откуда и был – согласно конституции - назначен и.о. президента после ухода Елбасы с этого поста в марте 2019. А уже в в июне был дружно избран (более 70%) на досрочных выборах.

Уже сам послужной список Токаева свидетельствует о его стерильной лояльности к режиму, и лично Назарбаеву. Что он и усердно продемонстрировал, наградив Елбасы высшей – золотой звездой «Народный герой» и призвав переименовать Астану в Нур-Султан. Этот жест стал неофициальной командой для эпидемии аналогичных переименований центральных проспектов, площадей, судов и т.п. Да и в своих высказываниях по фундаментальным  материям Токаев демонстрировал идейное сходство с «отцом нации». В частности, в одобрении культа президента и категорической установке против продажи земли иностранцам. Подчеркнул он и верность внешнеполитической колее, направившись с первым визитом в Москву.

Однако, прошло совсем немного времени, когда стало заметно, что, во-первых, от нового президента повеяло несвойственным для Назарбаева ветерком либерализма. И, во-вторых, обнаружились потуги демонстрировать определенную упертость в ответе на вопрос, кто в стране «хозяин». 

В чем же просматриваются идеологические разногласия двух лидеров? Прежде всего, в отношении к собственности. «Государственник» Назарбаев, подобно Путину, вопреки декларациям о свободе предпринимательства, сокращал государственный сектор неохотно и медленно. За последние 10 лет его правления, доля в нем средних предприятий снизилась лишь на 3% (с 60 до 57), а крупных даже возросла – с 41% до 47%. Токаев же выступил за роспуск гипергоскорпораций типа «Самрук-Казына», «КазАгро», «Байтерек» и т.п.

А чтобы упорядочить ход реформ и ввести в них элемент контроля, инициировал Центр анализа и мониторинга социально-экономических реформ. Что касается самих новаций, то в первом своем послании к народу (2 сентября) объявил об  освобождении на три года малого бизнеса  от уплаты подоходного налога и введении трехлетнего моратория на перечисление работодателями 5- процентного взноса в пенсионный фонд.

Правда при этом остался верен мантре о том, что земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает. И даже пригрозил изымать ее у латифундистов, которые используют ее не по назначению.

Другой фишкой стал призыв к диалогу власти с народом, выразившийся в его инуагурационной речи в призыве учредить Национальный совет общественного доверия. В него  вошли известные журналисты, общественные деятели, блогеры, экономисты. В декабре минувшего года, выступая на нем, Токаев огласил целый список мероприятий, призванных повысить роль многопартийности в стране. В частности, ввести в обязательном порядке 30-процентные квоты для женщин и молодежи в партийных избирательных списках. Сделан был реверанс и в сторону СМИ: декриминализирована статья УК (за клевету). Кроме того, МИД получил указание начать процедуру присоединения ко Второму Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, что практически означало бы отмену смерной казни в Казахстане.

Либеральный почерк Токаев демонстрирует и в отношении к оппозиции. В частности, в том же послании к народу он призвал силовиков не препятствовать уличной активности граждан, если они не нарушают порядок, и выделять им места для митингов не только на окраинах городв. Примечательно и то, что при нем полиция заметно снизила свое усердие, и при том, что выступлений было немало, пока ни  разу не омрачила статистику жертвами.

Особой фишкой первого года правления Токаева стало списание 300 млн. тенге долгов по кредитам социально уязвимым гражданам и освобождение от пени и штрафов прочих должников. А также введение в ноябре 2019 личной ответственности руководителей за коррупцию подчиненных.

***

Токаев старательно демонстрирует внешнему миру благостную картинку полной гармонии взаимопонимания и деликатности в отношениях с Елбасы. Об этом, в частности, он заверял в известном интервью Жанне Немцовой.

Однако, есть немало знаков и мер, ставящих это под сомнение. Более того, демонстрирующих стремление Назарбаева удержать оба весла общей лодки в своих руках.

Вот лишь некоторые из них. Во-первых, вакантное место главы Сената заняла дочь Елбасы – 55-летняя Дарига. Это дает возможность повысить статус парламента, превратив его в союзника и гарант назарбаевского влияния и в тормоз для реализации инициатив Токаева одновременно. Тем более, что вся реальная власть в нем принадлежит партии «Нур Отан» - оплоту клана Назарбаевых.

Во-вторых, сам Токаев под давлением сторонников Елбасы в октябре 2019 своим указом резко усилил его позиции. Назарбаев получил право на «одобрямс» при назначении на большинство самых влиятельных постов в стране – министров, глав силовых структур, губернаторов. Токаев сохранил за  собой без консультаций назначать лишь трех министров – обороны, внутренних дел и иностранных дел. Зато от воли Назарбаева зависит, кто станет руководить охранкой, разведкой, генпрокуратурой, центробанком и даже охраной президента. Столь радикальную уступку наблюдатели однозначно оценили как «стоп» на процессе транзита власти  

На этом фоне наблюдатели с особым пристрастием фиксируют и толкуют как скрытый выпад каждый случай критики со стороны Токаева. Например, всячески муссируется запрет президента на строительству курорта в урочище Кок Жайляу, начатое по инициативе Назарбаева. Или нелестные высказывания о состоянии Нур-Султана – новой столицы, детища Елбасы, в частности, обвинения в коррупции при строительстве некоторых объектов в этом городе. 

***

На этом фоне многое зависит, как минимум, от двух обстоятельств: итогов парламентских и муниципальных выборов, которые – опять же в ускоренном режиме, пройдут в этом году. И от состояния здоровья и, соответственно, воли и настроений Елбасы. Все же ему уже под 80. То есть, он почти на 12 лет старше  Путина.

Увы, по первом пункту у Токаева не слишком радужные перспективы. Играя роль лоялиста, он не предпринял никаких реальных шагов, чтобы укрепить свою власть, почистив ее от старой гвардии.  А она в течение 30 лет эры Елбасы и пригрелась, и укоренилась, задубела в своим консерватизме. Пока  борьба с ней у нового президента не распростаняется далее общих призывов типа «молодым везде у нас дорога» да предложения квотировать их присутствие в партиях. И нет никаких серьезных предпосылок, что на новых выборах «Нур Отан» будет задвинута в ряд запасников.

Тем более, что экономическое положение в стране аховое. И в «либерализованном»  режиме народ бурлит, периодически устраивая уличные протесты.

Однако, дуумвират – состояние преходящее. Поэтому вопрос, кто кого – лишь в моменте времени. Хотя бы потому, что бюрократия не может долго находиться в постоянном напряжении, лихорадочно соображая, кого слушаться, к кому примкнуть. Казахские эксперты с самого начала двоевластия оценили дистанцию для того, чтобы Токаеев набрался сил и апломба, окружив себя командой и склонив в свою пользу значительную часть элиты, в полтора - два года. Что выглядит вполне правдоподобно, учитывая тамошние традиции и возраст Елбасы. Во всяком случае, волей или неволей избранная президентом тактика почтения и уступок с установкой «а Васька слушает да ест», вероятность политического переворота маловероятна. Ну нет у Назарбаева интереса затевать в своем положении свару ради абсолютной власти, не рискуя вообще ее потерять.

Так что транзит и идет, и будет нарастать. Хоть, может быть, и медленно.  

Владимир Скрипов

Комментарии

Olivia on 4 февраля, 2020 - 10:17

Транзит идет...продолжится до смерти старого...медленно!!!!!