Общественно-политический журнал

 

В виртуальном пространстве, где правят граждане, у государств власти не будет

Если кто-то и предугадал подкрепленное современными технологиями политическое цунами, названное арабской весной, то это был Джаред Коэн (Jared Cohen), который сегодня возглавляет мозговой трест компании Google под названием Google Ideas, а раньше работал в Госдепартаменте США.

В 2004 году он стал свидетелем того, как странные толпы молодых людей собираются на рыночной площади южного иранского города Шираза. Они старательно игнорировали друг друга, пристально глядя на экраны своих сотовых телефонов. Вскоре Коэн узнал, что они собрались в попытке наладить сетевое общение там, где власти серьезно ограничивают использование интернета.

Толпа использовала соединения Bluetooth на небольшом расстоянии, чтобы общаться с незнакомцами, как в других местах это делается через интернет. Кто-то искал басиста для группы, кто-то рекламировал клубные тусовки, кто-то продавал личные вещи. Когда Коэн спросил участников этой одноуровневой человеческой сети, не боятся ли они, что их поймают, они засмеялись. Ни один человек, которому за тридцать, не поймет, как такое возможно, сказали они.

Эти люди породили у Коэна некое предчувствие по поводу судьбы репрессивных режимов на Ближнем Востоке, заявил он , выступая в городе Тусон, штат Аризона, на конференции Techonomy. «Эти люди при помощи технологий делают такие вещи, которые им не разрешено делать, - сказал он. – Они готовят себя к массовой политической активности, и когда-нибудь это поможет им организоваться для проведения чего-то другого, что противозаконно и находится под запретом».

Когда Коэн рассказал об этом коллегам из Госдепартамента, его сообщение никого не заинтересовало. Наверняка, у него был соблазн заявить «я же вас предупреждал» в 2009 году, когда сотовые телефоны и интернет помогли провести демонстрации протеста в Иране после сфальсифицированных выборов, а также в 2010 году, когда благодаря более масштабной и технически оснащенной активности была переписана политическая карта целого региона.

По сетевым соединениям Bluetooth, которые Коэн наблюдал в 2004 году, было распространено знаменитое видео девушки Неды Ага-Солтан (Neda Agha-Soltan), застреленной во время демонстрации в Иране. И лишь позднее его смогли выложить на YouTube. События этого года в Египте развивались не без помощи все тех же технологий, а также Facebook и Twitter, которые возбуждали и воодушевляли толпу. Действия по ограничению новых технологий, когда египетский президент Мубарак отключил сотовую связь и интернет, лишь ускорили начавшиеся процессы, и безразличные прежде люди были вовлечены в борьбу, поскольку их возмутило отсутствие доступа в сеть.

Цитата:

Сечин (№ 4 на схеме путинского клана) о революции в Египте:

"Надо пристальнее изучить происшедшее в Египте. Посмотреть, что делали в Египте, скажем, высокопоставленные руководители Google, какие там были манипуляции с энергией народа."

Из комментариев:

Судя по всему это искреннее и наболевшее. И этот параноидальный образ мышления у высшего руководителя страны. В каком мире страшных галлюцинаций живут эти люди? И куда они в результате могут "зарулить"? Или я чего-то не понимаю и надо срочно где-то прикупить акций Гугла - компании, свергающей режимы по всему Ближнему Востоку.

***

  Одна эта фраза показывает, насколько некомпетентны люди руководящие Россией, и что самое главное, что они сами не понимают, до какой степени они ни черта не понимают в том что творится в этом мире.

Коэн считает, что эти события служат репетицией и предварительной демонстрацией того, как технологии будут коренным образом менять соотношение сил между гражданами и их правительствами. «Власти привыкли к тому, что у них неизменное количество граждан, - сказал он. – Но теперь люди в сети многолики. На каждого физически существующего гражданина приходится своя виртуальная свита. Кроме того, есть и транснациональные участники коммуникации».

В физической сфере государства сохранят почти абсолютную власть, но в виртуальном пространстве, где правят граждане, у них власти не будет, говорит Коэн. «Мы очутились посреди шумного переходного периода, - заявляет он. – В будущем у нас возникнет компромисс, мы станем свидетелями появления глобального общественного договора между гражданами с их системой и государствами с их системой».

Однако интернет пока не создавал какие-то прочные и постоянные политические движения, что может стать источником проблем как для государств, так и для граждан. Первым трудно будет судить о том, какие онлайновые движения достаточно важны и значимы, чтобы на них реагировать, и чрезмерная реакция может провоцировать более серьезное и активное противодействие. А граждане грозят попасть в ловушку обратной стороны свободных, не ограниченных никакой иерархией протестов, возникающих благодаря новым технологиям. «Гражданам будет проще начинать революции, но труднее их заканчивать, - заявляет Коэн. – Технологии не создают демократических лидеров и институты, а это значит, что можно мобилизовывать людей, не имея плана».

Источник