Общественно-политический журнал

 

 

Дальневосточные амбиции Кремля не соотносятся с реальностью

До последнего времени Россия просто игнорировала Восток. Хотя две трети российской территории находится в Азии, но на неё приходится лишь четверть внешней торговли РФ, тогда как добрую половину занимает Европа.

Владивосток лишь в 1860 году формально стал частью России после поражения Китая в опиумной войне. В 1890 году, когда Чехов посетил Сахалин, город был колонией для каторжников. Только в 1903 году с введением в строй Транссибирской железной дороги удаленность стала менее сказываться на Владивостоке. Однако даже в советские времена город был скорее крепостью, нежели стратегическим транспортным узлом. Владивосток служил базой военно-морского флота, и являлся закрытым городом.

Сейчас попытки России стать евразийским Янусом, смотрящим в обе стороны света, кажутся убедительными. Азия противопоставлена застоявшейся Европе. Согласно аналитическим данным, рост в развивающихся странах Азии в этом году составит 6,6%, тогда как в Европе ожидается спад на 0,7%.

Россия пытается за этот рост ухватиться, увеличивая объемы торговли с Китаем. В 2012 году этот показатель ожидается на уровне $80 млрд, что уже превосходит оборот с Германией ($50 млрд) и США ($34 млрд). К 2020 году рост должен составить до $200 млрд.

К 2010 году объемы торговли с Южной Кореей за пять лет выросли втрое до $18 млрд, а с Японией за этот же период удвоились до $23 млрд. В планах России – дальнейшее увеличение объема экспорта нефти и газа в связи с планами Японии отказаться от атомной энергетики. После катастрофы на Фукусиме импорт российской нефти в страну продолжал расти. Благодаря транссибирскому нефтепроводу, выходящему к порту Козьмино, в непосредственной близости к Японии – этими показателями рост не ограничится.

Российская бизнес элита полагает, что без участия России должного роста Азии не достигнуть. Хотя в подобном заявлении больше бравады, чем правды, суть все же ясна – азиатские ресурсы более чем ограничены. В таком контексте нельзя забывать, что Россия - крупнейший экспортер газа в мире, а по экспорту нефти уступает лишь Ближнему Востоку. Кроме того, страна обладает бесчисленными объемами леса, и, согласно заявлению Путина, готова увеличить вдвое, а то и втрое объемы экспорта зерна в регион.

В дипломатии Россия также ориентирована на Восток. Хотя остались в стороне торговые отношения с Вьетнамом и Новой Зеландией, Москва фокусировалась на переговорах с Пекином. Российские и китайские лидеры не засиживаются в своих столицах, обсуждая внешнеполитические вопросы. Москва и Пекин координируют свои усилия по решению сирийской проблемы, участвуют в переговорах по ядерной угрозе со стороны Северной Кореи. Не случайно Путин расценивает уровень российско-китайских отношений, как «беспрецедентно высокий».

Однако между азиатскими амбициями России и реальностью лежит пропасть шириной с Волгу . Основной проблемой по-прежнему остается логистика. Лавиной расходов на мосты, дороги и новый аэропорт не перекрыть существенный разрыв в развитии инфраструктуры в сравнении с Азией. Шанхайский порт в 10 раз превосходит возможность по перевозкам всех дальневосточных портов России вместе взятых. Российский бизнес признает, что основная масса экспортеров страдает от того, что ни дороги, ни порты не готовы к повороту на восток.

При этом Россия не может себя на 100% чувствовать в Азии, как дома. На протяжении десятилетий Москва опасалась, что китайское население заполонит малозаселенную Сибирь. Азиатские бизнесмены на прошедшем саммите АТЭС подняли вопрос об искусственно усложненной процедуре получения российской визы. Многие из них по этой причине просто проигнорировали форум.

В то же время Россия и Япония официально все еще находятся в состоянии войны и не решили территориальный спор относительно Курил. Это не значит, что Япония прекратит закупку нефти и газа, однако вряд ли так легко России дастся инвестирование на Дальнем Востоке.

Россия не внушает инвесторам доверия. Mitsui и Mitsubishi по прежнему «Газпрому» предпочитают Shell. Даже Китай, чья охота за ресурсами привела страну в Африку и Латинскую Америку, осторожничает. Ещё не было случая, когда инвестиционный климат в России был достаточно зрелым или даже просто понятным Пекину, заявил авторитетный источник в Китае, который пожелал остаться неизвестным.

Так или иначе, Москве предстоит многое сделать на азиатском направлении. Когда ВТБ первым открыл официальное представительство в Шанхае – не нашлось ни одного русского банкира, знающего китайский язык.

Будущее России, может, конечно, оказаться и на Востоке, однако течение истории ведет ее в противоположном направлении.

Источник