Общественно-политический журнал

 

 

Спортивный концлагерь

Путина лихорадит, мысли об Олимпиаде не дают покоя. Хочется и оппозицию прижать, и невинность соблюсти. Несочетаемые желания. Начал он, разумеется, с самого приятного и привычного – ущемления гражданских прав. Еще 19 августа прошлого года Путин издал указ об «особенностях применения усиленных мер безопасности» на Олимпиаде.

Этим указом Сочи делился на «контролируемые» и «запретные» зоны. В контролируемые зоны разрешается санкционированный допуск «физических лиц и транспортных средств» после специального досмотра полицией. В запретные зоны доступ людей и автомашин разрешен только «по служебной или производственной необходимости». Границы зон будут обозначаться хорошо видимыми знаками и охраняться.

С 7 января 2014 года въезд в Сочи и передвижение по нему запрещены для всех автомобилей, кроме экстренных оперативных служб, автомобилей, имеющих специальную аккредитацию и принадлежащих жителям города.

Указ устанавливал, что митинги и демонстрации проводиться, конечно, могут, но только «в иной период времени» – не между 7 января и 21 марта 2014 года. На этот отрезок времени действие Конституции приостанавливалось ее гарантом.

Для полной безопасности в этот период времени запрещается продажа оружия и боеприпасов, а также взрывчатых и ядовитых веществ. Для солидности следовало бы запретить и продажу ядерного оружия, но не додумались.

На время Олимпиады закрывается воздушное пространство над Сочи. Ограничивается плавание в прилегающей к городу акватории Черного моря. Ограничивается пропуск через российско-грузинскую границу на ее абхазском участке.

Организацией режима в этом спортивном концлагере будут ведать Организационный комитет Олимпийских игр, Транспортная дирекция Олимпийских игр, Оперативный штаб Олимпийских игр, МВД, ФСБ, МИД, другие федеральные министерства и ведомства. Они будут выдавать разрешения, аккредитовывать, пропускать, запрещать, обыскивать, досматривать, изымать, возвращать, определять особенности и регулировать.

Поскольку все эти ведомства привыкли работать только так, как это у них принято, то для достижения гарантированной безопасности Путину следовало бы ввести в указ отдельный пункт о категорическом запрете коррупции на время Олимпиады в Сочи. Не додумался. Теперь все пропуска и разрешения будут продаваться как обычно, но только по более высоким ценам.

По всем признакам на время зимней Олимпиады в Сочи вводится чрезвычайное положение. То есть по внешним признакам – чрезвычайное, а по сути – не склеивается. Нельзя же встречу иностранных спортсменов приравнять к контртеррористической операции, а визит правительственных делегаций – к стихийному бедствию! Поэтому использовать закон о чрезвычайном положении затруднительно.

Путин нашел выход: издал указ, имеющий силу закона одноразового применения. Олимпиада пройдет – закон выкинут за ненадобностью. Одноразовый этот закон, что и говорить, противоречит многим конституционным принципам и нормам федерального законодательства. Но один пассаж из этого указа выходит за рамки обычных злоупотреблений правом. Законодательное ограничение права на манифестации противоречит не только статье 31 Конституции РФ, наделяющей российских граждан правом «собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование», но и статье 55: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Путинский указ от 19 августа 2013 года в части ограничения свободы манифестаций – злостное нарушение Конституции России. То ли в администрации президента вовремя спохватились, то ли Путину захотелось порадовать будущих заграничных гостей демократическим деликатесом, то ли возмечталось среди своих сограждан прослыть незаурядным демократом – неизвестно. Возможно, все причины имели место быть, и в результате родился еще один указ Путина – от 4 января 2014 года.

С царской щедростью господин президент отменил из своего прежнего указа «иной период времени» для демонстраций, заменив его необходимостью согласовывать каждый шаг недовольных граждан «с соответствующим территориальным органом Министерства внутренних дел Российской Федерации и соответствующим территориальным органом безопасности». При этом измученный своей щедростью президент не преминул заметить, что уличные мероприятия могут проводиться только с количеством участников, во временной интервал и по маршрутам движения, определяемым администрацией города Сочи.

Выглядеть это будет примерно так. Сотни две демонстрантов задумают устроить на набережной Сочи в день открытия Олимпиады шествие с требованием, например, освобождения политзаключенных. Городская администрация обсудит заявку с полицией и ФСБ и ответит недовольным гражданам так: «Мы, разумеется, не можем нарушать Конституцию России и препятствовать вашему праву мирно выражать свое мнение. Однако скорректируем ваш протест следующим образом: вас будет не 200 человек, а десять; вы пойдете не в 12 часов дня, а в час ночи, и не по набережной Сочи, а по одному нам известному ущелью в отрогах Большого Кавказского хребта. Там мы организовали для вас специальную площадку для манифестаций!»

Нельзя сказать, что теперь конституционное право на свободу собраний, митингов и шествий восторжествовало. Ограничения, вызванные необходимостью согласовывать свои акции с исполнительной властью, по-прежнему неконституционны. Но наглый выпад против Конституции дезавуирован. Ситуация вернулась к обычному противоправному состоянию.

Российская публика восприняла уступку Путина с воодушевлением. Все довольны. Ведь как получилось: сначала объявили, что будут расстреливать каждого десятого. Общество опечалилось. Затем исправили – расстреливать будут только каждого двадцатого. Общество ликует: оттепель! Пресса полнится заголовками: «Путин разрешил массовые мероприятия на Олимпиаде», «Путин разрешил проводить в Сочи митинги», «Путин разрешил согласованные акции в период Игр в Сочи». Путин – царь суровый, но иногда милостивый! Права человека отбирает и дарует по собственному усмотрению.

Интересна также во всей этой истории реакция демократического Запада. Никто особо не возмущается чрезвычайными мерами на празднике спорта. Приехать в блокадный Сочи, чтобы попрыгать, побегать и получить медальки, многим кажется важнее, чем подумать о том, что для России Олимпиада связана с ущемлением гражданских свобод.

Александр Подрабинек

Комментарии

vik on 17 января, 2014 - 13:18

Зачем все это? Мир сошел с ума. Нелепое утверждение о том, что это нужно неким спортсменам (самым меньшим из всез меньшинств на земле) давно не выдерживает никакой критики. Именно спортом там и не пахнет - голая политикаи и абсурд. Вместо того, чтобы отвернуться от этого абсурда, мы видим как мир вопреки всему находит все новые и новые лазейки-возможности участия в нем, вопреки здравому смыслу и совести. Зачем? Какая головная эпидемия всех поразила разом? Вы так все и к Гитлеру ездили ради спорта? А что получили?

Во время извержения вулкана здравый смысл гонит людей из города у подножия вулкана, власть обязана помогать эвакуации и предотвращать посещение опасной зоны. А здесь все наоборот.

В отличие от Лондона или Ванкувера, путешествие в Сочи затруднено - даже для родителей золотых медалистов, пишет USA Today.

Пока канадский сноубордист Марк Макморрис готовится к соревнованиям, его родители работают над тем, чтобы увидеть их. "Это трудно, очень трудно", - сказал его отец Дон Макморрис.

Труднее всего было забронировать номер в гостинице. Бронирование, оформленное семьей, менялось три раза. Российское турагентство поменяло первую гостиницу из соображений безопасности. Новая гостиница была уже занята, и им пришлось еще раз поменять бронь.

"Надо запастись успокоительным, - заключает Дон. - Что тут поделаешь, это нам неподвластно".

Гостиница, перелет, визы, билеты на мероприятия стоят тысячи долларов, и некоторым членам семей придется остаться дома. Но некоторые спортсмены считают, что волноваться о безопасности своих родных не стоит, если все организовать правильно.

"Конечно, затруднения есть, и надо обезопасить себя во всем. Но надо вести себя правильно и делать, что положено. Я уверена, что все будет хорошо", - утверждает американская саночница Эрин Хамлин.

Семья конькобежца Патрика Мика творчески отнеслась к планированию своей поездки. Мик примет участие в соревнованиях только 18 февраля, через 11 дней после открытия Игр. Из соображений логистики его родители приедут в Сочи, чтобы увидеть его на церемонии открытия, а затем проведут восемь дней в Риме, после чего вернутся к его выступлению. "Так меньше возни", - говорит Мик.