Общественно-политический журнал

 

 

"Умные люди следят за новостями по интернету"

Наконец-то что-то пробуждается в России, даже в таком, на первый взгляд, провинциальном городе, как Нижний Новгород. Судя по всему, в соцсетях пытались блокировать ключевые слова, относящие к последним политическим событиям в России, но мои друзья по социальной сети Вконтакте забрасывают меня и друг друга посланиями политического содержания, призывают приходить на сходки и рассылают линки на новостные статьи про нарушения на выборах и разные видео клипы.

В одном из таких клипов провозглашалась смерть российской демократии - на экране гроб, за которым идут музыканты, играющие траурный марш. На гробу написано: "Российская демократия скончалась после продолжительной болезни, не приходя в сознание".

10 декабря на главной площади в Нижнем, как и во многих других российских городах, прошла мирная демонстрация. Пришло около двух тысяч человек (по оценкам полиции, около 500). Моя подруга сказала мне, что люди стали называть эти демонстрации "революцией". Она сомневалась, стоит ли говорить своему молодому человеку (а он – чиновник, между прочим) о том, что она собирается пойти на демонстрацию в субботу, хотя и боялась, что там может не обойтись без насилия.

Мой личный опыт политической жизни и столкновений с коррупцией в Нижнем Новгороде не богат. Но меня постоянно разочаровывало, что с кем не заговори про политику, у всех - апатия, никто не верит в то, что может что-либо изменить. Все мои друзья всегда были готовы жаловаться на эту тему сколько угодно, но никто не хотел что-либо сделать, чтобы изменить ситуацию.

Семья, в  которой я жила в Нижнем Новгороде четыре месяца, - это двое пенсионеров, которые сводили концы с концами благодаря тому, что принимали у себя иностранцев. По местным меркам они драли с нас за аренду втридорога, но для нас это цена была вполне приемлемой. Глава семейства подрабатывал еще тем, что по ночам убирал снег перед зданием местного банка. Утром он возвращался, ставил свои валенки сушиться поближе к радиатору и гордо показывал мне свои замершие, натруженные руки. Многие из тех, с кем он работал по ночам, были такими же пенсионерами, как и он, которые не могли прожить на свою мизерную пенсию.
Когда разговор заходил о выборах, мои хозяева не знали, за кого им голосовать, чтобы улучшить свою жизнь. Как и многие другие, они считали, что все партии одинаковы, если присмотреться к ним поближе. Так что на местных выборах хозяйка дома обычно голосовала за коммунистов, чтобы "уважить своих родителей", как она говорила, а ее муж не голосовал вообще.

Еще более шокирующим для меня был пессимизм молодых людей в Нижнем. Один мой знакомый в свои 20 лет еще ни разу не голосовал. На вопрос - почему он не голосует, он пожимал плечами: "А что нам делать? У нас нет оппозиции". Вместо того чтобы что-нибудь предпринять, многие молодые нижегородцы предпочитали рассуждать о том, куда бы уехать из России.

Подруга, с которой я только что поговорила по телефону, говорит, что государственные российские СМИ игнорируют митинги, что вообще меня не удивляет. Я стажировалась на местном телеканале около месяца и была поражена, что мои представления о журналистике совсем не совпадают с тем, чем ежедневно занимаются нижегородские телевизионщики.

В один из моих первых дней в качестве стажера мы поехали на станцию, которая занималась восстановлением деревьев, сгоревших во время пожара в Нижегородской области. За чаем специалисты рассказывали собравшимся журналистам о том, какие у них возникают проблемы, как им сложно справиться с поставленной задачей, так как государство практически не выделяет никаких средств на борьбу с пожарами.

Поделившись с журналистами своими проблемами, один из экспертов, улыбаясь, сказал: "Ну, конечно же, вы в своих репортажах ничего об этом не скажите". В ответ раздался понимающий смешок. Вернувшись в офис, молодой журналист, который должен был делать репортаж на эту тему, получил так называемый "технический заказ". Такие "заказы" приходят как на государственные, так и на частные каналы. В документе содержалась информация, которая должна была войти в сегодняшний репортаж о том, как идут работы по восстановлению леса в Нижегородской области. Факты из "заказа", мягко говоря, расходились с тем, что нам довелось услышать от специалистов.

Интересно, что журналисты этого госканала к подобной цензуре относились с пониманием и с иронией. На мой вопрос, оказывается ли на них давление со стороны властей, вместо ожидаемого мной серьезного ответа, раздался громкий смех. "Умные люди следят на новостями по интернету", – говорили мне они.

До сих пор недовольные разговоры велись лишь на кухнях, в кафе, на улице и в интернете. Этой зимой в Нижнем выпал снег, правда, он тут же растаял, и пошел дождь. Возможно, лед бездействия тоже потихоньку растаивает.

Эмили Шервин

Комментарии

Аврора Сонер (не проверено) on 25 января, 2013 - 13:06

Я подумала, а что, если голосовать не за того/тех, кто изменит твою жизнь к лучшему, а за тех, кто  предлагает хотя бы одну реальную вещь? Но тут вопрос, а хватит ли ума у потомственных крепостных на определение, что реального содержится в предвыборных программах кандидатов. И если смотреть российской правде в глаза, то не осиротеют ли российские пенсионеры, ежели лишатся своего обычного тумана социальной неопределённости?

А что касается сегодняшних российских СМИ, то по ним пора молчать минутой молчания - их больше нет. РФ откусила их от самой себя и съела, не придавая им значения: полагаю, что и без них она продержится ещё какое-то время, ложь, разыгранная для себя самой, будет ей вторым блюдом режимного обеда.