Общественно-политический журнал

 

Авторитарные государства-члены извратили идею Интерпола, пытаясь превратить его в орудие политических репрессий

Интерпол по уставу должен быть строго аполитичным инструментом сотрудничества в поимке уголовников. Но история с его президентом Мэн Хунвэем и многочисленные ордеры на арест политических оппонентов властей разных стран напоминают, какую роль в Интерполе играют государства, чье представление о правосудии сильно отличается от записанного в уставе идеала.

Доктор Теодор Броманд из американского исследовательского центра Heritage Foundation, подробно изучающий работу Интерпола, говорит, что в последние годы число попыток злоупотребить механизмами Интерпола со стороны властей разных стран постоянно растет.

При этом аппарат Интерпола старается проверять и аннулировать объявления о розыске оппозиционеров по фальшивым уголовным обвинениям, но у него недостаточно сил и возможностей, чтобы проверять все эти объявления.

В истории с арестом на родине и отставкой Мэн Хунвэя твердых оснований говорить о преследовании по политическим мотивам пока нет, но сам тот факт, что чиновник международного уровня, прилетев на родину, просто исчез на несколько дней и до сих пор не предъявлен публике, заставляет снова задаться вопросом, каких стандартов и процедур правосудия придерживается страна, делегировавшая главу Интерпола.

Политики Британии и США в последние месяцы призывали лишить Россию, хотя бы временно, возможности выписывать международные ордеры на арест. Наиболее радикальные критики авторитарных режимов считают, что такие страны, как Россия, Китай, Иран, Саудовская Аравия или Турция, следует вообще исключить из Интерпола.

Доктор Броманд уверен, что исключение невозможно по политическим причинам, но западные демократии могли бы попытаться надавить на генеральный секретариат Интерпола, угрожая лишить его денег, и добиться приостановки доступа авторитарных режимов к базам данных Интерпола, и одновременно помочь с проверкой и опровержением ложных обвинений.

"Единственный орган, который может исключить из Интерпола - это Генеральная ассамблея Интерпола. Генеральная ассамблея прошлой осенью проголосовала в соотношении 3 к 1 за прием Палестинской автономии - несмотря на то, что палестинцы неоднократно еще до приема заявляли, что планируют злоупотреблять механизмами Интерпола", - рассказал доктор Броманд, выступая в лондонском исследовательском центре Henry Jackson Society.

"Каковы, как вы думаете, шансы, что эта Генеральная ассамблея проголосует за исключение россиян? - продолжил Броманд. - Шансы нулевые! Почему? Потому что в зале слишком много тех, кто знает: они вполне могут быть следующими".

То, что президентом Интерпола является бывший замминистра общественной безопасности Китая Мэн Хунвэй, а вице-президентом - генерал-майор российской полиции Александр Прокопчук, доктор Броманд считает хорошей иллюстрацией своей мысли.

В то же время у западных демократий, по мнению Броманда, есть средства, чтобы хотя бы ограничить поток "политических" ордеров.

Эксперт подсчитал, что на 14 демократических стран приходится около 40 из 53 миллионов долларов, то есть 74% годового бюджета Интерпола.

"Я бы предложил, чтобы главные доноры-демократии пришли в секретариат Интерпола и сказали: вы начинаете приостанавливать членство злоупотребляющих Интерполом стран - до чрезвычайной сессии ассамблеи, это юридически возможно - а если вы этого не сделаете, то ваши личные зарплаты окажутся под угрозой", - сказал Броманд.

Кроме того, национальные бюро Интерпола имеют право отказать странам-нарушителям в доступе к своим базам данным.

Эксперт также предлагает национальным бюро демократических стран активнее помогать центральному аппарату Интерпола в оценке и отсеве запросов на арест по фальсифицированным основаниям.

Это, однако, очень трудная задача. В Интерполе есть два способа объявить человека в розыск: так называемое "красное уведомление" (на английском - "red notice") и "рассылка" ("diffusion").

"Красные уведомления" вывешиваются на сайте Интерпола, их сравнительно немного (сейчас - около 13 тысяч на весь мир), и если фигурантом этого уведомления оказывается оппозиционер, об этом очень быстро становится известно широкой публике.

И даже "красные уведомления" полицейским из разных стран, не знакомым в деталях с политической ситуацией в том или ином государстве, проверять довольно сложно. В 2016 году, по подсчетам Теодора Броманда, Интерпол аннулировал после проверки около 170 "красных уведомлений".

"Рассылка" же - это объявления в розыск, которые страны Интерпола пересылают другу друг на двусторонней основе, их выпускается около 35 тысяч в год, и подавляющее большинство из них оказывается вообще вне поля зрения общественности - пока фигуранта не арестовывают в аэропорту по прибытии в какую-нибудь страну.

По такой "рассылке" весной этого года в Испании был задержан Уильям Браудер - британско-американский бизнесмен и работодатель умершего в следственном изоляторе Сергея Магнитского. До этого Россия несколько раз пыталась объявить Браудера в розыск через центральный аппарат Интерпола, и всякий раз получала отказ.

При этом Россия - совсем не рекордсмен по числу предположительно "политических" запросов об аресте. Просто в силу сложившейся из-за действий российского руководства атмосферы в международной политике на эти действия обращают больше внимания.

Поэтому, в частности, в июне группа членов Палаты общин британского парламента призвала министра внутренних дел Саджида Джавида добиваться приостановки доступа России к базам данных Интерпола - то есть, возможности кого-либо вносить в эти базы.

В августе сенаторы США включили такой же призыв к генпрокурору и министру внутренней безопасности страны в законопроект о санкциях против России.

Рекорд же по "политическим" запросам на арест, по словам Броманда, установило турецкое правительство Реджепа Тайипа Эрдогана, когда после попытки переворота в 2016 году попыталось выписать сразу 16 тысяч "красных уведомлений" на людей, будто бы участвовавших в заговоре. Это при том, что всего в базе Интерпола - около 13 тысяч таких уведомлений.

Помимо Турции, "красные уведомления" и "рассылки" на беглых оппозиционеров все чаще, по словам Броманда, пытаются выдавать Иран, Китай, страны Персидского залива, страны бывшей советской Средней Азии.

Что касается России, то в список персон, в розыске и аресте которых Интерпол отказал Москве, усмотрев политические мотивы, входят, в частности:

  • Уильям Браудер, работодатель Сергея Магницкого. У российских властей вполне могут быть небезосновательные претензии к экономической деятельности Браудера в России в начале тысячелетия, но обвинения против него были выдвинуты лишь после смерти Магнитского и развернутой Браудером кампании за санкции против российских коррупционеров.
  • Михаил Ходорковский. Два "дела ЮКОСа" и приговоры Ходорковскому, Платону Лебедеву, Алексею Пичугину и другим членам руководства нефтяной компании, при всей их неоднозначности с самого начала расценивались значительной частью российской и международной общественности как преследование по политическим мотивам. В 2015 году Москва попыталась объявить уже помилованного Путиным Ходорковского в розыск по новому делу.
  • Арсений Яценюк. Россия пыталась обвинить Яценюка, возглавившего правительство Украины после Майдана, в том, что он воевал в 90-х в Чечне. Это обвинение вызвало лавину шуток в соцсетях и прессе: люди обыгрывали контраст между внешностью профессионального экономиста, "очкарика" Яценюка, и приписываемой ему Москвой ролью головореза-наемника. Интерпол тоже не поверил.
  • Игорь Коломойский. Украинский магнат после Майдана выступил против Москвы и пророссийских сепаратистов. Обвинения в убийствах и похищениях людей Интерпол отмел с порога.
  • Дмитрий Ярош. Объявление в розыск лидера украинского "Правого сектора" за "публичные призывы к терроризму и экстремизму" России, в отличие от "уведомлений" по Яценюку и Коломойскому, удалось разместить в базе Интерпола. Оно провисело там с 2014 по 2016 год, пока не было удалено - Интерпол изучил дело Яроша и опять-таки признал, что это - преследование политического оппонента.
  • Григорий Родченков. Бывшего главу Московской антидопинговой лаборатории, выступившего с заявлениями о системе допинга в российском спорте, российское государство обвинило в тайном скармливании допинга спортсменам. Генеральный секретариат Интерпола опять не поверил, что политика тут ни при чем.

Согласно статье 3 принятого более шестидесяти лет назад устава Интерпола и выпущенным в последующие годы подробным разъяснениям, в рамках Интерпола страны должны сотрудничать исключительно в расследовании уголовных преступлений и не использовать эту структуру в политических целях.

В подавляющем большинстве случаев это так и есть. Доктор Броманд говорит, что по очень приблизительным оценкам - даже, скорее, ощущениям - разных экспертов, признаки преследования по политическим мотивам имеют около 5% уведомлений о розыске. Но число их растет.

Комментарии

Милена on 9 октября, 2018 - 20:24

Как может Интерпол сотрудничатьс главным преступником планеты - путеным? 

rew55 on 9 октября, 2018 - 22:16

может, может.  ООН же сотрудничает. И гейропейцы сотрудничают, твари продажные. Как говорил Задорнов: бабки же

Аlberttinov on 9 октября, 2018 - 22:28

сколько?

rew55 on 10 октября, 2018 - 04:59

33 миллиона в ПАСЕ например