Общественно-политический журнал

 

Польское чудо без чудес

Cлоган «польское чудо», угнездившийся в восторгах по поводу успехов самой крупной страны ЕС среди новичков второго потока, подразумевает, прежде всего, темп роста ВВП. Причем, не столько его размеров: максимальная его фишка – 7% в 2007 году - это вовсе не рекорд. У прибалтов были всплески и повыше (у Литвы,например, в том году темп был 11%). Сенсация в том, что Польша продемонстрировала абсолютный европейский рекорд непрерывной продолжительности роста лагом в 26 лет! Причем стала единственной страной ЕС, которая росла и в кризисные 2008-2009–е. А ее средний темп в последние десять лет (3,3) в четыре раза превосходил темп ЕС(0,8).

При этом у поляков были взлеты и спады, но даже в самые унылые годы темп с начала 90-х ни разу не опускался ниже полутора процентов. Благодаря этому ВВП на душу за четверть века реально вырос более, чем в 2,5 раза. К этому можно добавить, что стоимость польского экпорта уже несколько лет превалирует над импортом. И несколько лет страна жила с бюджетным профицитом. А по индексу экономических свобод в прошлом году Польша была выше среднеевропейского.

И это имеется ввиду, когда звенит слово «чудо». Только здравый смысл подсказывает, что чудес вообще-то не бывает. А на самом деле имеет место результат, в основе которого вполне объяснимые, понятные причины. Разумные решения и хорошая мотивация. Попробуем в этом разобраться.

Камень с шеи

Чтобы правильно взвесить и оценить польский успех, следует, прежде всего, обратиться к истокам. И там мы увидим, что на шее польской эконоимики в начале 1991 висел камень в виде внешнего долга ни много ни мало -  в 33млрд долларов. А если к нему еще добавить 11 млрд, которые задолжали частные хозяева, то по совокупности вес этой гири составлял около 90% ВВП.

Можно ли было развиваться при такой исходной – вопрос, полагаю, риторический. Именно так рассудил Джефри Сакс, который был истинным дирижером польской «перестройки», рядом с которым – при всем уважении – Лешек  Бальцерович был лишь исполнителем. Саксу ситуация в Польше напомнила послевоенную Германию, и он предложил Европе сделать то же самое, что она постановила в 40-е - списать долг, который оказался совершенно в той ситуации неподъемным. Но при этом загубил бы страну.

И он послал к Гельмуту Колю Бальцеровича, а сам напряг свои связи в США. В итоге грамотная агитация и логика победили. Тем более, что Запад нуждался в успехе нового «плана Маршалла». И на собрании Парижского клуба кредиторов было принято решение о списании 17 млрд долларов  внешнего долга. По остальной части он был реструктурирован, что снизило платежи на 80%! В результате его планка упала до 40% от ВВП, что уже вполне в норме и не мешало реформам. Это так понравилось полякам, что от просьб они перешли к требованиям . И сегодня пристают к Германии, предъявляя к ней счета за ущерб, причиненный в годы Второй мировой.

Прямо в яблочко

В какую бы европейскую страну вы сегодня не приехали, всюду на прилавках магазинов обнаружите польские яблочки. Их охотно покупают из-за гармоничного баланса качества и цен. К слову сказать, по их экспорту Польша стала мировым лидером. А яблоко стало своего рода символом, демонстрирующим успех и процветание национального аграрного сектора.

А это важно, поскольку именно мрак перспективы развала сельскохозяйственного сектора, не способного конкурировать с Западом технологически, был главной страшилкой для польких крестьян по поводу вступления в ЕС. Однако, действительность опрокинула пророчества - польский экспорт с того события вырос в 7 раз. И страна стала крупнейшим поставщиком сельхозпродукции в мире. При этом средний доход фермера вырос в два с половиной раза. В результате изменился сам статус сельского труженика: он стал престижным и миграция в город заметно уменьшилась.

Только чуда никакого не произошло. И наивно полагать, будто польские фермеры, вопреки всем законам экономики, на одном энтузиазме побили своих французских, немецких и голландских коллег. На саом деле, успех выживания и процветания аграрного сектора страны обеспечили  в первую очередь политики и дипломаты, которые сумели выторговать у Брюсселя столь щедрые дотации, которые даже у старожилов ЕС вызывают зависть. Их общий размер уже в первый год членства в ЕС составил 1,5 млрд. евро, после чего вырос в разы. Например, в 2017 был 3,2 млрд.

Не стану пересказывать, в каких формах она распределяется, поскольку это идентично общей практике, в том числе и литовской. Приведу лишь несколько цифр: в 2016 гду на 1 га пахотной земли выплаты из еврофондов составляли 107 евро, на 1 га площади под помидоры – 700 евро, на каждую корову – под 75 евро. Важно и то, что собственные власти со своей стороны тоже стараются.  В частности, создаются крупные кредитные портфели на приятных условиях. А когда пару лет назад заартачилась Россия, объявив эмбарго на польский импорт, за два года открыли более 30 новых рынков сбыта в Латинской Америке и Азии.

Такие преференции похожи на чудо. Только ведь они не упали как манна небесная. Им польские фермеры обязаны своим политикам и дипломатам, потратившим немало энергии, чтобы старожилов в Брюсселе «уважать себя заставить». Неверно представлять себе, будто бюджет ЕС делится по-братски – всем поровну. На самом деле, в пересчете на душу потребление из него весьма дифференцировано. И здесь вполне очевидна сентенция "под лежачий камень вода не течет".

Хорошо быть большим

Польша вообще в отношениях с ЕС отличается гоноровым тоном. И эта стилистика была характерна для нее изначально. В отличие от большинства других новичков, в том числе и прибалтов, она демонстрировала роль невесты, знающей себе цену. И долго торговалась по поводу приданого. Ну, а когда уже обосновалась там, то и вовсе перестала церемониться, прекрасно осознавая, что такое 50 голосов в Европарламенте.

Одним из самых ярких демонстраций в отстаивании ее национальных интересов стал отказ от евро. Польская элита решила, что верность злотому сохранит в ее руках важнейший рычаг финансового регулирования, что, действительно, очень помогло сыграть ей на рынке во время кризиса, когда девальвировав его, она получила экспортные преимущества.

Такое поведение, безусловно, в немалой мере сопряжено со слоновьими габаритами страны, неплохо поднявшейся еще в 90-е. Для ЕС прием самого крупного претендента был вопросом большого геополитического значения, что прекрасно осознавали и в Варшаве, определяя меру «гоноровости».

Но приведенных ранее доводов вовсе не достаточно, чтобы объяснитьп ольский успех. Сами по себе они ничего бы не дали, если бы не реформы Сакса-Бальцеровича, выполненные в стилистике, где скорости органично сочетаются с основательностью. Польские власти умеют действовать решительно и стремительно, когда это больно для население. И, тщательно все взвешивая и продумывая, когда спешитьнеобязательно.

В частности, в Польше, как известно, быстро – в режиме «шокотерапии » - прошла приватизация. Причем в отличие от большинства посткоммунистических стран – не за ваучеры, а за наличные деньги. Зато они более десяти лет занимались пенсионной реформой, которую провели в 4 этапа, консультируясь и с профсоюзами, и с костелом, и со всеми политическими партиями. Ее много раз корректировали, смягчали, но при таком коллективном творчестве без особых возражений прошло даже повышение пенсионного возраста и отмена всяческиз льгот. В итоге государство сняло со своих плеч примерно четверть обязательств на ближайшие лет десять, пенсионные фонды стали активными игроками на финансовых рынках, а бизнес получил дополнительный источник кредитов.

Параллельно с этим поляки сами себе запретили влезать в долги, приняв в новой Коснтитуции 1997 тода пункт, запрещающий накапливать их свыше 60% от ВВП. По совокупности с пенсионными фондами, это способствовало привычке избегать бюджетных дефицитов и внешних заимствований на их затыкание.

Большой личной заслугой Бальцеровича стало обретение полной независимости от государства Национальным банком. Все вопросы в нем решают профессора, назначаемые в Совет по денежной политике президентом и парламентом. И это позволяет держать под жестким контролем работу печатного денежного станка и обеспечивать низкую инфляцию. А принятие решения на ограничения кредитов по ипотеке, принятое в 2006 позволило безболезненно преодолеть мировой кризис.

Если к этому добавить низкие налоги со льготами для инвесторов и быстрое развитие инфраструктуры, прежде всего, фантастическое по своим масштабам дорожное строительство, то не удивительно, что Польша стала страной, где доля мелкого и среднего бизнеса превышает 50%. И не только поляки едут на заработки в соседнюю Германию, но и немцы все больше переводят своих производств в Польшу.

Все это позволяет резюмировать: чудо, конечно, имеет место быть. Только это чудо – вполне разумное и рукотворное.

Что дальше

Сегодня «польское чудо» кто только не склоняет. В зависимости от мировозрения, одни поют ему осанну, другие ехидно и мрачно усмехаются, ищут подвохи и издержки.

При подготовке материала, к примеру, мне попался текст, в котором автор приводит данные какого-то опроса (без указания источника), утверждающего, что больше половины поляков недовольны реформами и только 19% их приветствуют.

Кстати, вполне это допускаю. Ведь недовольство всегда имеет двойной смысл. И кроме некоего «объективного содержания» несет в себе ментальные черты психологии, дающие в одних случаях сплошной позитив, в другом – вечное недовольство, которое только растет по мере прогресса благосостояния.

Ну, а если подытожить прогнозы на ближайшее время, то большинство экспертов обещает замедление темпов. Если рост за прошлай год оценивается около 4%, то на ближайшие годы – только около 3-х. Что на общем фоне ЕС выглядит, что говорится, дай Бог каждому.

Примечательно, что в качестве главных причин утери одного процента называются в основном причины, связанные с нехваткой рабочих рук. Из-за оттока людей, из-за низкой рождаемости и т.п.

Кстати, 3 млн.трудовых эмигрантов - цифра хоть сама по себе и внушительная, но на фоне 38 миллионного населения точно далека от той, чтобы рисовать драму о «разбегающейся Польше».

Владимир Скрипов

Комментарии

Николай on 5 февраля, 2019 - 09:59

Соглашусь с автором статтьи польское экономическое чудо не является ни польским, ни экономичиским, ни чудом. Неоднократно приходилось бывать в Польше гачиная с 2008 года. Причем некоторое время проживал в Польше до 1,5 года подряд. Пришлось даже пообщатся с Л. Бальцеровичем. Что же в результате я увидел.

Итак Л. Бальцерович в общении с глазу на глаз и перед аудиторией в 100 человек произвел впечатление среднего лектора, со среднем знанием законов рыночной экономики, но с очень огромным эго. Еще запомнились его шуточки в сторону женщин и критика комунизма. Ни слова об иностранных советниках во время проведения "шоковой терапии". Так и хотелось вскрикнуть "а король то голый".

Польская экономика произвела плохое впечатление и является скорее примером как делать нельзя.

Во первых полностью уничтожена тяжолая промышленность, весь приоритет отдат сельскому хозяйству. Если не ошыбаюсь сельское хозяйство дает минимальную добавочную стоимость на готовую продукцию. Сельськое хозяйство очень зависит от климатических, погодных условий. Был свидетелем когда в 2017 году почти весь урожай польских яблок погиб из-за поздних весенних заморозков (по всей стране). Видел собственными глазами как из-за отстуствия дождей в 2015 году погиб в большом количестве регионов урожай клубники. Подчеркну что при этом в отдельных регионах Польши четко выражена тенденция к созданию монокультур. Например есть регион Груец - там почти все фермеры производят яблоки. Район Жирардова - клубнику. То есть идет плохая погода - и фермеры целого региона в убытке.  

Во вторых автор статьи несколько раз подчеркивает что Польша старается не влезать в долговую яму - тут я категорически не соглашусь. В 2013 году экономика Польши в 2 раза превышала экономику Украины, но приэтом внешний долг Польши в 10 раз превышал внешний долг Украины. В центре Варшави стоят часы, которые показывают как каждую секунду увеличивается государственный долг. Имел возможность видеть как в Украину приезжала министр финансов Польши и рекламировала польские банки - вот говорит у Вас в Украине десятки банков обанкротились, а у нас в Польше уже 10 лет ни одного банка-банкрота. При этом скромно умалчала банкротство банка "Райфайзен-банк Польша", и внедрение режима санации в ряде других банков.

В третьих "польськое экономическое чудо" в значительной мере обясняется успехами польского сельского хозяйства за счет дешевой рабочей силе с Украины, Молдовы и Беларуси. Пример из разговора с польской фермершей. Ее слова - "Я помню как все ети поля обрабатывали поляки. Было ето еще лет 10-15 назад. Сейчас всюду работают украинцы. Но с каждым годом их приезжает все меньше, работают все хуже, а требуют все больше. То душ им подавай, то не хотят спать в бывших коровниках - им видете ли удобства подавай. Вот и уезжают в Германию, Швецию. Скоро и украинцев не будет. Кто тогда работаь будет. Клубнику комбайном как пшеницу не собереш. Руки нужны."

Во четвертых. Вступление в ЕС, кто-бы что не утверждал, привело к потери части суверенитета Польши. Государство отказалось от самостоятельной политики во многих ключевых вопросах. Энергетика, дорожное строительство, комуникации, банковский сектор и многое другое. Например качество связи телефонной, наличие Интернета в Польше значительно хуже чем в Украине. Рынок банковских услуг значительно уже. И перебывает под контролем иностранного капитала. В многих сферах доминирует проведение тендеров на проведение строительных и других работ. Например при ремонте дорог. Выигривают их преимущественно фирмы из Германии, Швеции, ругих стран. Финансирование строительства идет из бюджетов Польши и ЕС. Фактически польские фирмы не могут конкурировать на раквных и у тендерах участия не берут. К тому же есть возможность проделать огромною работу -которую еврокомисары не примут, и как следствие неоплатят. Фирма - впоследствии банкрот. ЕС напрямую диктует сколько нужно трубопроводов Польше, сколько надо остановить ТЕС и ТЕЦ, сколько нужно купить газа. Бюджет Польши утверждается только после согласовании с еврокомисарами.

Во пятых. После прихода к власти партии "Закон и справедливось" Я. Качинского наметилась четкая тенденция к оттоку иностранного капитала и инвестиций. Особенно из Германии, Израиля. Ухудшилась свобода рынка. Некоторые обозреватели называют современную польськую экономику уже не рыночной, а "кумовской". Так польской фирме, что бы выиграть тендер у правительства - нужно или иметь членов "ПиС" среди руководства, или жертвовать значительные средства на нужды этой партии.

 

Да в Польше есть економические успехи. Но их размер, масштаб на мой взгляд значительно преувеличивают. Их цена для будущих поколений поляков может оказаться просто неподъемной.

Николай on 5 февраля, 2019 - 10:44

Извините за опечатки и ошибки по тексту коментария.

administrator on 5 февраля, 2019 - 16:24

Николай, все нормально. В наш цифровой век, когда читаешь со множества различных языков, с помощью Translate и одновременно, то есть в один момент времени, многое сглаживается. Мы умом еще не осознали, что живем в эпоху уже не пунктуальной грамматики, а некоего среднего этапа, между грамматикой языка и способом передачи смысла, но уже живем в этой эпохе. Приходится наблюдать в разных странах, как таксист везет вас, например, по навигатору, при этом плохо говорит на языке, на котором вещает навигатор, но везет вас шустро и не ошибается в пути. А сам я все чаще и чаще путаюсь в правилах грамматики (того же русского языка), хотя раньше знал этот язык безукоризненно.
У вас все понятно и все нормально написано. Не с ошибками, а с региональными особенностями.

rew55 on 5 февраля, 2019 - 19:18

" при этом плохо говорит на языке, на котором вещает навигатор"........знакома ли Вам такая замечательняа фраза "если я говорю с акцентом, это не значит что я ДУМАЮ с акцентом" ?