Общественно-политический журнал

 

 

 

Женщина, которую ненавидел Гитлер

Эта история, попавшая на страницы еврейских газет Польши, произошла в середине января 1939 года. В Большой синагоге Варшавы, незадолго до окончания вечерней молитвы, появился неизвестный человек. Никто из постоянно собиравшихся здесь евреев его не знал.

Загадочный проповедник

Войдя в зал, молитвенник с полки он не взял, а просто остановился у двери. Когда были произнесены последние слова молитвы, незнакомец неожиданно громко сказал: «Подождите, пожалуйста, не расходитесь! Я хочу сказать вам несколько слов!»

Кто-то обратился к незваному гостю на идиш, но тот мягко остановил его. «Я не понимаю по-еврейски, — сказал он. – Я христианин, поляк. Я хочу предостеречь вас от опасности, грозящей сейчас евреям. Грядет ужасная война. Она не обойдет стороной Польшу. Нацисты скоро будут здесь. Посмотрите, что происходит в Германии и Австрии. Евреям нужно объединиться, чтобы не допустить трагедии. Не стоит ждать спасения ни с Запада, ни с Востока. Вы должны составить единый план действий, добиваться разрешения на иммиграцию. И тогда, как сказано, будет веселиться гора Сион и ликовать будут дочери Иудеи из-за судов твоих праведных!» – процитировал незнакомец Псалмы Давида на иврите.

Прихожане синагоги, слегка ошеломленные страстной речью пришельца, попытались выяснить, кто он, собственно, такой. Но тот отказался назвать свое имя. И, поговорив с собравшимися еще немного, быстро ушел.

На следующий день этот же человек появился в Круглой синагоге на правой стороне Вислы. День спустя – в синагоге Ножиков на улице Тварда. Так в течение недели он обошел с десяток варшавских синагог, призывая народ Израиля к единству. Свое имя он назвать отказывался наотрез. Заинтригованным евреям Варшавы удалось выяснить о нем совсем немного.

Вскоре новости о загадочном проповеднике докатились и до Эрец Исраэль. 29 января 1939 года газета «Давар» сообщила: «В варшавских синагогах появился христианин, проповедующий идею единства Израиля. Он говорит по-польски, а Священное писание цитирует на иврите. Христианин, встречающий повсюду теплый прием, отказывается сообщить свое имя, однако из его речей можно понять, что он – один из помощников Ирене Харанд, также христианки, известной своей борьбой за права евреев». Это и было то немногое, что удалось выяснить о незнакомце варшавским евреям.

Книга, которая привела нацистов в ярость

Сама Ирене Харанд в это время находилась в США – далеко и от Польши, и от родной Австрии, где нацисты объявили за ее поимку награду в размере 100 000 рейхсмарок. В марте 1938 года, во время аншлюса она находилась с лекциями в Великобритании. Возвращение в Вену стало для Харанд невозможным. Из Лондона она отправилась за океан.

Имя Ирене Харанд было на слуху с начала 30-х годов. В условиях нарастающего в Европе антисемитизма она стала известной своими громкими заявлениями в защиту евреев. При этом Харанд не была ни коммунисткой, ни социал-демократкой. Напротив, она откровенно симпатизировала консервативному Отечественному фронту, партии так называемого австрофашизма. Но Харанд, будучи религиозной женщиной, отстаивающей традиционные ценности, стала непримиримой противницей антисемитизма. «Я борюсь против расовой ненависти, потому что она позорит нашу христианскую веру», – говорила она.

Ирене Харанд родилась в 1900 году в Вене. Ее отец был католиком, мать – евангелисткой. Ирене не интересовалась политикой до тех пор, пока не встретилась с адвокатом Морицом Залманом, возглавлявшим австрийскую партию пенсионеров. Еврейскому юристу удалось добиться того, чтобы тысячи пожилых людей, лишившиеся в результате войны и инфляции своих сбережений, получили от государства компенсацию. Харанд решила присоединиться к партии, начертавшей на своих знаменах защиту прав неимущих. В ее платформе также присутствовал пункт о необходимости решительной борьбы с антисемитизмом. Как отмечает историк Курт Шарр, в начале 30-х годов это была единственная австрийская партия, открыто выступавшая в защиту евреев – вне зависимости от их социального происхождения.

В январе 1933 года к власти в Германии пришли нацисты. Вскоре после этого Ирене Харенд основала и возглавила Всемирное движение против расовой ненависти. Активисты этой организации, включая ее лидера, разъезжали по Австрии и другим странам Европы и выступали с лекциями в защиту евреев, разоблачая антисемитские наветы нацистов.

В сентябре 1933 года Харанд начала издавать в Вене еженедельник «Справедливость». В нем печатались материалы, представляющие истинное положение дел в нацистской Германии и зловещие планы ее лидеров. «Справедливость» жестко критиковала австрийских политических и церковных деятелей, демонстрировавших снисходительное отношение к национал-социализму. «С Гитлером не может быть никаких компромиссов, — писала Харанд в одном из первых выпусков еженедельника. — Слабость, которую мир проявляет по отношению к Германии, отольется горькими слезами. Свастика правильно использует свое время. Она готовится к самой ужасной войне».

К слову, среди прочих в «Справедливости» работал Авраам Ганцвайх, еврейский журналист, приехавший в Вену из Лодзи. Сын раввина, он обладал прекрасным слогом и многие его статьи вызывали широкий резонанс. После аншлюса Австрии он вернулся в Польшу и вошел в историю, как агент гестапо, один из самых коварных провокаторов в варшавском гетто, убитый самими немцами. Впрочем, многое в судьбе Ганцвайха остается неясным до сих пор.

Материалы, написанные Ирене Харанд для «Справедливости», послужили основой для книги «Его борьба – ответ Гитлеру», вышедшей в свет в 1935 году. На ее страницах Харанд разнесла в пух и прах антисемитские выкладки лидера немецких нацистов, убедительно опровергнув все его доводы. С помощью исторических примеров и стройных логических построений она доказала полную несостоятельность утверждений о всемирном еврейском заговоре, о неспособности евреев к созидательному труду и творчеству, об отсутствии у них чувства патриотизма.

Труд Харанд неопровержимо свидетельствовал, что «Моя борьба» Гитлера – не более, чем грязная фальшивка. Не случайно вышедшая в Вене книга привела нацистов в ярость. Потому они и назначили за поимку ее автора столь солидное вознаграждение. Достать Харанд нацисты так и не смогли. Но ее друг и соратник Мориц Залман был арестован гестапо. Он погиб в концлагере Заксенхаусен в мае 1940 года.

Перебравшаяся в США Ирене Харанд продолжила свою борьбу с нацизмом. В Нью-Йорке она основала Австрийский институт, который оказывал помощь беженцам из Австрии, большинство которых составляли евреи. Используя свои связи, Харанд сумела добиться выдачи американских въездных виз для ста австрийских евреев. А ее помощники, оставшиеся в Европе, до самого начала Второй мировой войны продолжали свои выступления против антисемитизма. Один из них, имя которого так и осталось неизвестным, и появился в середине января 1939 года в варшавской синагоге.

После войны

После разгрома нацизма Ирене Харанд осталась в США. В трудные послевоенные годы она организовала отправку на родину продуктовых посылок. В 1963 году основанный ею Австрийский институт, преобразованный к тому времени в Австрийский культурный форум, получил статус официального дипломатического подразделения МИДа Австрии.

В 1969 году мемориальный комплекс «Яд ва-Шем» присвоил ей звание «праведника народов мира». А в 1971 году она была награждена Золотой медалью за заслуги перед Австрийской республикой. Ирене Харанд скончалась в 1975 году и, в соответствии с ее последней волей, была похоронена в Вене. В 2008 году ее именем была названа одна из венских площадей.

Могучая духом, кристально честная и несгибаемая Ирене Харанд была «белой вороной» в большой политике. Потому, в конце концов, ей не нашлось там места. Она не шла на компромиссы, и не заискивала ни перед кем. Ей претила подлая демагогия, откуда бы она ни исходила. «Моя борьба направлена против всякой ненависти, неважно подают ли нам ее справа или слева, — писала Харанд. — Это умелое отравление умов, выгодное коричневым или красным большевикам, когда нам непрестанно повторяют: «Или свастика, или серп и молот». Ни чума, ни холера не дадут больному исцеления, ему нужно третье – здоровый образ жизни, свежий воздух и хорошее питание». Эти слова звучат пророчески и сегодня.

Потому-то наследие Ирены Харанд пытались скрыть от людей не только нацистские, но и советские власти. После аншлюса Австрии архив Всемирного движения против расовой ненависти был опечатан и доставлен в хранилище Главного управления имперской безопасности (РСХА) в Берлин. По окончании Второй мировой войны архив был перемещен в Москву, где хранился в условиях строгой секретности до начала 90-х годов. Лишь после распада Советского Союза ученые смогли получить к нему относительный доступ.

Вся документация основанного Ирене Харанд движения по сей день находится в Главном военном архиве Российской Федерации.

Борис Ентин

Комментарии

Аlberttinov on 11 февраля, 2019 - 09:04

в строгой секретности" -наверное, очень много лестных слов в этих материалах

о серпе и молоте