Общественно-политический журнал

 

 

Половина средств должна идти на разработку и поиски новых источников возобновляемой энергии, а половина – на достижение энергоэффективности

Изобретать новые технологии – очень просто, уверяет Артур Розенфельд, американский ученый с мировым именем и лауреат Международной премии «Глобальная энергия» 2011 года, церемония вручения которой состоится в пятницу 17 июня в Санкт-Петербурге.

Премия «Глобальная энергия» присуждается за «выдающиеся научные достижения, принесшие пользу всему человечеству». Награда была учреждена в 2002 году российским Некоммерческим партнерством «Глобальная энергия» при поддержке крупнейших российских энергетических компаний. Вручает премию лауреатам президент России. В 2011 году «Глобальной энергии» вместе с доктором Розенфельдом удостоен российский ученый Филипп Рутберг. 

Доктор Розенфельд в течение 20 лет возглавлял Центр строительной науки при Национальной лаборатории Лоренса Беркли в Калифорнии, 10 лет занимал пост главы Энергетической комиссии этого штата. В заслуги его лично и ученых его центра входит создание компактных люминесцентных ламп и теплоотражающих окон, используемых во всем мире. Артур Розенфельд – член Национальной инженерной академии США, лауреат многочисленных наград. Журнал The Economist удостоил его звания «Инноватор года», а президент США присудил ему премию Энрико Ферми.

В эксклюзивном интервью «Голосу Америки» доктор Розенфельд рассказал о самых последних открытиях в области энергетики, а также о том, почему древние греки строили дома с белыми крышами.

Джулия Аппел: Премия «Глобальная энергия» – престижная международная награда, которую называют «энергетическим Нобелем». Что для вас значит стать ее лауреатом?

Артур Розенфельд: Присуждение этой премии стало для меня большой честью – и большой неожиданностью. Ведь в целом с момента ее учреждения акцент делался на достижения в сфере высоких технологий. Насколько мне известно, впервые этой премией наградили ученого, который занимается проблемой эффективного использования энергии. В Соединенных Штатах энергоэффективность – это область, которая не вызывает особого ажиотажа и даже считается несколько скучной. Но, между тем, она оказала огромное влияние на наше общество.

США и Россия стартовали с очень похожей отправной точки: обе страны располагали большими запасами энергоносителей – у нас были нефть, газ, уголь. Вопрос эффективного использования энергии никого не интересовал – она была крайне дешевой, и отношение к ней было как к «дешевке». Но это продолжалось только до тех пор, пока в 1973 не было введено эмбарго на поставку нефти из стран-членов ОПЕК.

С того момента США стали действовать удивительно быстро – и результат не замедлил сказаться на состоянии американской экономики. К настоящему времени мы – в отличие от России – снизили энергоемкость (количество используемой энергии на каждый доллар ВНП – Дж.А.) на 50 процентов. Это позволило нам сэкономить только за прошлый год почти 1 триллион долларов. Чтобы проиллюстрировать, насколько значительна эта цифра, я приведу такой пример. В 2011 году на военный бюджет (в том числе и на войны в Афганистане и Ираке) было запрошено 800 миллиардов долларов. Так что ежегодно мы экономим достаточно средств для того, чтобы содержать самый дорогой сектор американского правительства, да еще и с остатком.

Дж.А.: Благодаря вашей работе Калифорния стала мировым лидером в сфере эффективного использования энергии...

А.Р.: Действительно, если взять мой родной штат Калифорнию, то за последние 35 лет потребление электроэнергии на человека остается там на одном уровне, несмотря на то, что на национальном и глобальном уровне оно увеличивается. Это произошло благодаря введению жестких стандартов строительства зданий и электроприборов и существованию масштабных и очень популярных программ повышения энергоэффективности. Стоимость этих программ – 1 миллиард долларов в год, но экономия составляет 3 миллиарда.

Много лет назад я и мои коллеги-физики по Центру строительной науки были шокированы тем, как неэффективно используется естественное и искусственное освещение, насколько «допотопными» являются стандарты в строительстве. Именно в нашей лаборатории были созданы компактные люминесцентные лампы и теплоотражающие окна, которые теперь являются стандартными во всем мире.

Я отвечал за создание компьютерной программы DOE-2 для Министерства энергетики, которая используется для разработки стандартов и оптимизации строительства. Мы разработали стандарты для 6-7 типов коммерческих и жилых зданий, которые должны соответствовать энергетическим нормам, принятым для определенных климатических зон.

Хочу заметить, что все эти достижения – работа многих людей, а я просто был директором центра.

Дж.А.: СМИ называют вас «крестным отцом энергоэффективности»…

А.Р.: Это неправда. Изобретать новые технологии было очень просто, потому что цены на энергоносители увеличивались, и США были заинтересованы в экономии средств.

Отсюда и большой интерес к люминесцентным лампам – которые в 4 раза более эффективны, чем обычные лампы накаливания, – и к использованию окон, отражающих тепло. Хочу обратить ваше внимание на то, что эти предметы не стали популярными в один день, и я потратил довольно много усилий на их маркетинг и рекламу.

Надо сказать, что мои старания не остались незамеченными: губернатор Калифорнии Грей Дэвис назначил меня главой Энергетической комиссии штата на пять лет, а потом еще пять лет я занимал этот пост уже в администрации губернатора Арнольда Шварценеггера. Я использовал свое теперь уже политическое влияние для того, чтобы ужесточить стандарты строительства зданий и проектирования электроприборов, что сэкономило штату значительные средства.

Дж.А.: Над каким проектом вы работаете сейчас?

А.Р.: Греки знали еще с античных времен – если солнечные лучи попадают на крышу белого цвета, лучи от нее отражаются. Атмосфера прозрачна для солнечного света, который, отражаясь от белой поверхности, проходит через нее обратно в космос и не нагревает планету. Если же лучи падают на темную крышу, тепло поглощается, и в итоге создается парниковый эффект. В здании с белой крышей сохраняется прохладная температура, что особенно удобно при отсутствии кондиционера. Более того, в городах, где преобладают дома с белой крышей, температура воздуха ниже в целом! Используя этот аргумент, я очень легко убедил власти Калифорнии в том, что белые крыши просто необходимы – и вот результат: с 2005 года белые плоские крыши являются в штате стандартными при строительстве жилых и коммерческих зданий. Продвижением этой идеи на международном уровне я сейчас и занимаюсь.

Дж.А.: Насколько энергоэффективным обществом являются Соединенные Штаты сегодня?

А.Р.: В США очень хорошо идут дела со строительством новых зданий, но у нас много и старых зданий, которым необходим ремонт – в том числе оснащение белыми крышами, улучшение теплоизоляции, замена тепловых агрегатов. Инвестируя в программы реализации этих мер, мы можем без труда сократить расход энергии еще на 40 процентов. Эти инвестиции окупятся в течение ближайших нескольких лет, и администрация Обамы активно их продвигает.

Дж.А.: Какой, по вашему мнению, альтернативный источник энергии наиболее перспективен?

А.Р.: Очень успешно используется ветряная энергия, хотя у ветра есть один недостаток – он дует нерегулярно, и в резерве все же нужны электростанции, хотя они и не должны работать постоянно. Очень многообещающе выглядит термоядерная энергетика, но она находится на самой базовой стадии развития. На мой взгляд, энергия ветра на сегодняшний день наиболее перспективна.

Меня очень пугает глобальное потепление и тот климат, который мы оставляем нашим внукам. Ядерное топливо не содержит углекислого газа. В целом, атомные электростанции гораздо чище, чем угольные. Единственная проблема ядерного топлива в том, что оно дороже угля, и для развития атомной энергетики необходимы крупные государственные субсидии.

Дж.А.: Каковы главные препятствия для развития возобновляемой энергетики в США?

А.Р.: Производство возобновляемой энергии намного дороже, чем выработка энергии из угля и других ископаемых горючих материалов. Поэтому нужно повсеместно добиться энергоэффективности, что снизит совокупный спрос на энергоносители и благодаря этому будет легче перейти на возобновляемую энергию. В программах исследования и развития половина средств должна идти на разработку и поиски новых источников возобновляемой энергии, а половина – на достижение энергоэффективности и снижения спроса на энергоносители.

Мне кажется, что сегодняшний курс развития энергетики в США является тупиковым. Нам еще предстоит стать свидетелями всевозможных природных катаклизмов – поднятия уровня океана, таяния вечной мерзлоты, мощных ураганов, пересыхания водоемов – и это заставит нас ускорить темпы развития отрасли возобновляемой энергетики и пересмотреть то, как мы строим и ремонтируем здания. А вообще нам нужно, чтобы в Вашингтоне случился один-два торнадо. Вот тогда мы осознаем, что глобальное потепление – это не выдумка.

Комментарии

ilyadan (не проверено) on 15 апреля, 2012 - 12:37

     Нам очень необходимо говорить  о наших проблемах энергетической эффективности и, видимо, кричать, главным образом, о развитии электроэнергетики. И вот почему.

     Почти два десятилетия в стране только провозглашаются и разрабатываются масштабные Программы от модернизации до повышения энергетической эффективности. Созданы и действуют разные комиссии.

     Страна в форме Энергетического диалога с  ЕС (последовательно преобразованной из ЕС-12 в ЕС-15 и далее в ЕС-27) обсуждала фундаментальные проблемы для России. Это и макроэкономические показатели, и рост объемных показателей  отраслями топливно-энергетического  комплекса, и энергетическую безопасность стран ЕС, и необходимость увеличения    экспортных поставок природного газа, и высочайшую энергозатратность   экономики страны,  и многие другие задачи. При этом абсолютно игнорировались   элементарные  условия сопоставимости сравниваемых показателей.

     Кристиан Клютин (директор-координатор российско-европейской комиссии по энергетическому диалогу),   сравнивая удельное энергопотребление в ЕС и России, отмечал в 2003 г.,  что удельное энергопотребление в России в 2000 г.   выше, чем в странах ЕС более чем в 38 раз - по природному газу  и  около  9,7  раза – по электроэнергии¹⁾.  

    Другой не менее авторитетный источник, такой как ЕБРР,  в своем отраслевом информационном бюллетене  «Устойчивое развитие энергетики в России»,   отмечал:  в  2000 г.  по сравнению со странами ЕС-25, Россия использовала в 3,2 раза больше  энергоносителей для производства единицы валового внутреннего продукта (ВВП) и, что Россия могла бы экономить  35-40 процентов ежегодного энергопотребления посредством повышения эффективности, что эквивалентно потенциальной экономии 360-430 млн. тонн условного топлива в год.     

     Для реализации программы ЕББР (возможно под кредиты того же самого ЕБРР)  была разработана и утверждена постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2001 г. № 796  федеральная целевая программа  «Энергоэффективная  экономика  на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года». В соответствии с комментариями РИА Новостей²⁾реализация предусматривала экономию энергоресурсов на период 2002-2005 годов на уровне 360-430млн. тонн условного топлива (то есть  именно в размерах, определенных ЕБРР)  и снижение энергоемкости валового внутреннего продукта  на 11,9 процентов. 

     За прошедшее время мы можем реально оценить   к чему привели столь масштабные программы и какова их  результативность, проанализировав приходную и расходную часть топливно-энергетического баланса России в абсолютных цифрах  по данным Росстата  и,  сопоставив рост валового внутреннего продукта по паритету покупательной способности (в дальнейшем – ВВП*), приросты (снижение) расходов энергоносителей и темпы роста цен на них. 

     В 2005 г. в сравнении с 2001 г.  потребление энергоносителей (экспорт плюс общее внутреннее потребление) выросло на 246 млн. тут  или 15,3%,  прирост ВВП*  в соответствии с данными IMF составил  491 млрд. долларов  или  28,9%.  Рост внутренних цен производителей  на нефть за указанный период 3,1 раза,  газа – 2,3 раза.

    Средняя цена реализации газа³⁾ на внутреннем рынке без НДС составила в 2001 г.  407,5 руб. за 1000 м³ (без НДС); на внешнем – 120,1 долларов (Западная Европа, с учетом акциза и таможенных пошлин) и 48,34 долларов  (страны СНГ и Балтии,  контрактные цены с учетом налогов и сборов). 

     В  2005 г. эти цены соответственно⁴⁾-1009,7 рублей (без НДС и акциза) и 5443,6 рублей – на европейском рынке (включая  акциз  и таможенные пошлины) и 3964,8 рублей (без акциза и таможенных пошлин).⁵⁾

     Из-за опережающего роста ВВП* снижается его энергоемкость в России. По нашим расчетам, если в 2002 г. энергоемкость ВВП* (в кг условного топлива/1000 долларов США – в дальнейшем, размерность кг условного топлива указывается в виде  кг) составляла 777 то в 2005 – 626  (см. главу 5 табл. 148), то есть снижение на 19,5%.   Но это никак не связано ни с развитием производительных сил, ни с внедрением инноваций. И в этом смысле показатель энергетической эффективности выполняет лишь алгебраическое отражение соотношений между ростом потребления энергоносителей и ростом ВВП*  в связи с ростом цен и тарифов.

     Что касается федеральной целевой программы и ее результативности,  ответ, видимо, нужно искать в анализе динамического ряда относительных потерь природных энергоносителей за 2001-2005 гг. Приведем  эту динамику,  (отношение потерь на стадии потребления и транспортировки к общему потреблению энергоносителей), рассчитанную на основании данных Росстата:   2001 г.  – 1,43%, 2002 г. – 1,43%, 2003 г. – 1,53% и 2005 г. – 1,55%.⁶⁾То есть,  энергозатратность российской экономики в 2005 г. возросла в сравнении с 2001    и 2002 гг. на 0,12%.   

      В декабре  2009 г. Минэнерго РФ внесло на рассмотрение, а 21 октября 2010 г.  Правительство РФ одобрило Проект Государственной программы энергосбережения и повышения энергетической эффективности России на период до 2020 года.  Один из ожидаемых  конечных результатов  реализации Государственной программы энергосбереженияи показателей ее социально-экономической эффективности  является снижение потребности в строительстве новых электростанций в России в объемах 14 ГВт (2010-2015 гг.) и 25 ГВт (2010-2020 гг.).

     По словам Михайлова С.А, бывшего в тот период директором  Департамента государственной энергетической политики и энергоэффективности  Минэнерго РФ,   при работе над проектом программы учитывался передовой зарубежный опыт. «Мы провели глубокий анализ и проработали тематику энергосбережения. Типовыми направлениями программы мы покрываем все поле энергоэффективности, энергосбережения  в российских условиях. То есть любые конкретные проекты, которые могут быть потом заявлены в рамках этой программы, наверняка можно будет отнести к одному из типовых направлений, которые есть в программе. Если говорить в целом о разработке проекта программы, он подготовлен в сжатые сроки».

     Возможно специалисты и организации, принимавшие участие в разработке такой масштабной программы преследовали иллюстративные цели,  вводя строку «Снижение потребности в строительстве новых электростанций».   Однако по  существу,   эти масштабные цифры мнимой экономии  дезориентируют лиц, принимающих решения о состоянии  и развитии электроэнергетики страны, ее экономики и управления, роли и места государства.  

      Один из крупных ученых прошлого столетия в области комплексного   использования энергоносителей член-корреспондент АН СССР Чуханов З.Ф. на вопрос о том,  почему он все время обостряет те или иные проблемы повышения реальной энергетической эффективности использования топливно-энергетических ресурсов, отвечал так: «Когда мы говорим обтекаемо, нас, как правило, обтекают». В этой связи, следует признать, что ни факт дезинтеграции Единой электроэнергетической системы, ни факт смены собственников не привели к сколь-нибудь существенному улучшению дел в электроэнергетике. Напротив. Мы отброшены на десятилетия назад.  И это предмет самостоятельного рассмотрения.

 Указатель ссылок:   ¹⁾ec.europa.eu/energy/russia/presentations/doc/2003_vienna_ru.pdf;  ²⁾ http://www.rian.ru/economy/20011127/23886.html;  ³⁾Справочник «Газпром в цифрах 2000-2004 гг.» http://www.gazprom.ru/investors/reports/2004/, стр. 27, 30; ⁴⁾ОАО «Газпром». Годовой отчет за 2005 г., http://www.gazprom.ru/investors/reports/2005/  стр. 52, 55; ⁵⁾Номинальный валютный курс (рубль/доллар): 2001 – 30,14 (на конец года) и 2005 – 28,81 ; ⁶⁾ за 2004 г. – нет данных ; ⁷⁾http://www.minenergo.gov.ru/press/min_news/2561.html?sphrase_id=22888