Общественно-политический журнал

 

Шевцова Лилия

В России неясна степень адекватности лидера и правящей команды

Растерянность правит миром. Западные комментаторы ужасаются: союзы, договоренности, сама дипломатия – все теряет значение. Миропорядок Генри Киссинджера, причитают они, основанный на принципах легитимности, баланса сил и понятных правилах, больше не существует. Возник мир польско-британского социолога Зигмунта Баумана: мир "текучего модернизма" с его размытостью стандартов и отсутствием границ между миром и войной, между легальным и нелегальным, суверенитетом и зависимостью, правдой и ложью.

Но как можно жить в "текучем" мире? Тем более если Запад идет вразнос. Как иначе трактовать трагикомедию с Трампом, когда каждые несколько дней появляется новый повод для унижения президента США? Создается впечатление, что Трамп сам делает все для того, чтобы его не столкнули с верного пути к импичменту. Какая-то необузданная страсть к разрушению собственного президентства. А посмотрите, как британский премьер Тереза Мэй выстрелила себе в ногу, назначив выборы с надеждой на победу, чтобы их оглушительно проиграть. Как же можно воспринимать Запад серьезно, если могущественный дуэт англосаксов потерял равновесие. А Брюссель? Европейский союз давно стал похож, как говорил Збигнев Бжезинский, на дом престарелых, в котором непонятно кто и как управляет. подробнее ⮞⮞⮞

Приговор и системе, и ее лидеру - выстроенная в стране конструкция управления беспомощна

И вот оно опять, причем в пятнадцатый раз. 15 июня, наконец, состоялась "Прямая линия с Владимиром Путиным" – разговор президента с избранным для разговора народом, получившим возможность изложить лидеру свои тщательно отрепетированные жалобы и просьбы. Окружающий мир получил возможность понаблюдать, как работает важнейший механизм управления Россией – посредством психологического сеанса, в ходе которого лидер должен успокоить народ, снять с себя ответственность за все нерешенное и создать надежду, что оно как-то решится. Хотя бы для тех, кто был избран на роль доказательства путинского внимания к нуждам народа.

Трудно удержаться от впечатления, что лидеру этот формат давно осточертел: скучно ему и неинтересно. И он ведь знает, что участвует в подготовленном представлении. Приходится вызывать в себе драйв, изображать уверенность в своих действиях. Одновременно нужно удивляться безобразиям, о которых докладывает ему "линия" – это должно стать поводом для демонстрации заботы президента о своих гражданах. В который раз одно и то же. Да, несомненно, должно надоесть. подробнее ⮞⮞⮞

Суть российской власти - в тотальном подавлении индивида

Планы Алексея Навального провести новые антикоррупционные митинги в День России 12 июня поставили Кремль перед сложным выбором – запретить или разрешить, считает российский политолог Лилия Шевцова.

В интервью "Апострофу" она рассказала о невнятном празднике в честь провозглашения суверенитета РФ, постсоветском пути России, развороте страны на Восток и личной проблеме Владимира Путина.

- Что для россиян означает День России? Почему его начали праздновать гораздо позже, чем учредили?

 - День России остается самым невнятным государственным праздником. У него запутанная история. Так, 12 июня 1990 года первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России. Сам факт принятия этой Декларации был вызван тем, что республики СССР начали разбегаться, объявляя о своем суверенитете от Москвы. Пришлось и российской элите вскочить на уходящий поезд и провозгласить суверенитет Российской Федерации. Правда, без его государственного оформления. Это был, скорее, лозунг и инструмент в противостоянии Ельцина и Горбачева. подробнее ⮞⮞⮞

Служить власти, не теряя репутации

Московский Художественный академический театр им. Горького (МХАТ) договорился о сотрудничестве со Следственным комитетом в деле «нравственного воспитания и поддержания патриотического духа сотрудников Следственного комитета».

Дело не только в том, что этот шаг наносит удар по репутации творческой интеллигенции. Ирония в том, что откровенное служение интеллигенции власти в лице ее охранительного органа(!) подрывает жизнеспособность системы самодержавия. Почему? Да потому, что лишает единовластие инструмента, который позволяет ему сохранять цивилизованный вид и одновременно облегчает отток общественных эмоций в безопасное для власти русло.

Лев Гудков и Борис Дубин писали об интеллигенции, как «массовой бюрократии», которая участвует в «воспроизводстве» тоталитарного общества. А «собственный интерес» интеллигенции связан со «смягчением «крайностей» в отношениях между опекающей властью и подопечным населением». подробнее ⮞⮞⮞

И что же теперь Кремлю остается - согласиться на вторую лигу?

Америка долго и исправно работала гарантом российского державничества.Но сегодня все пошло вразнос: гарант перестал гарантировать.А тут еще Пекин выскочил на сцену со своими глобалистскими претензиями "Шелкового пути". Совсем неприлично! Сцена ведь рассчитана только на двоих- лидер Запада и его Альтернатива. Понятно, кто ее символизирует. Такой удар от так долго молчавшей Поднебесной, вдруг обнаружившей свою державническую амбицию. И что же теперь Кремлю остается - согласиться на вторую лигу? Между тем, державничество остается последней скрепой единовластья. Все остальное- фантики. подробнее ⮞⮞⮞

Историческая исчерпанность российского самодержавия

Этот вопрос уже давно стоит перед российским самодержавием, и неважно, насколько он осознается обслуживающим самодержавие классом. Впрочем, судя по нервным импульсам, исходящим от российской правящей элиты, можно сделать вывод, что процесс экзистенциального прозрения начался. После беспрецедентного обвала в 1991 году (при отсутствии внешних и внутренних угроз) самодержавию удалось выйти из комы и даже продемонстрировать жизнеспособность. Но сегодня очевидно, что российская система смогла встать на ноги, подсев на нефтяной наркотик, и за счет ставшего ее адреналином страха – как общества, так и правящего класса и окружающего мира перед новым развалом глобальной ядерной державы. Впрочем, даже в либеральных кругах все еще есть те, кто верит в "адаптивные способности" единовластия и даже в его обновленческую перспективу. Что же: эта вера (либо надежда?) вполне естественна – не все готовы признать, что они живут в упущенном времени и в системе, ставшей анахронизмом. подробнее ⮞⮞⮞

«Рейтинг» Путина не зависит от его деятельности и зависим исключительно от пропаганды

Лилия Шевцова о том кому на самом деле выгодно устраивать теракты, как изменится мир с приходом Дональда Трампа на пост президента США и какой процент россиян сегодня верит своему президенту Владимиру Путину.

- 3 апреля в питерском метро произошел теракт. Впоследствии строились разные версии о том, кому это могло быть выгодно, и версии звучали совершенно разные. От смертников, поддерживающих ИГИЛ, до причастности ФСБ. Что думаете вы?

- Действительно, мы в России продолжаем строить версии о том, кто организатор этого террористического акта. Коль скоро все больше людей не верит власти, то версия причастности силовиков сохраняется и будет продолжать хождение. Даже неискушенные в политике наблюдатели делают вывод, что власть стремится предложить обществу «нарратив», который бы отвлек народ от проблем, от критики самой власти, от обвинений премьера Медведева в коррупции. подробнее ⮞⮞⮞

Бунт «путинского поколения» даже не против Путина, а против всей путинской эпохи

КАК ОНИ ВСЕ ИСПОРТИЛИ!!

26 марта 2017 г стало не только шоком, в первую очередь для Кремля. В этот день был сорван кремлёвский сценарий воспроизводства президентства В.Путина, который строился на идее « Владимир Путин - Собиратель земель и Гарант общественного мира и стабильности». Этот сценарий общенародного плебисцита строился на уверенности в сохранении общественного паралича. И тут такое! Вот проблемы, которые возникают теперь перед Кремлем.

1. Налицо признаки появления текучей «гремучей смеси» в виде морального отторжения системы, не только как механизма управления, но и образа жизни, диктуемого властью, со стороны социальных групп, не структурированных партийным влиянием. Власть сама создала эту «гремучую» смесь, ликвидировав нормальные каналы выхода пара и проявив беспечную самоуверенность. Так, что отныне грохнуть может в любой момент и в любом месте. подробнее ⮞⮞⮞

«Страна Вообразилия»

"Статус великой державы и тяга к господству вовне долгое время являются центральными компонентами российской системы персонализированной власти", - пишет в статье, опубликованной в The Financial Times, Лилия Шевцова, научный сотрудник Russia and Eurasia Programme в аналитическом центре Chatham House (Лондон).

"Поскольку ресурсы сокращаются, Кремль все чаще прибегает к запугиванию либеральных демократий, добиваясь, чтобы они смирились с грандиозными амбициями России", - продолжает автор.

Но Россия стоит перед дилеммой, желая "сохранить роль глобальной державы, не ослабив свою способность эксплуатировать либеральную цивилизацию в собственных целях". На взгляд автора, Россия в прошлом пользовалась западным миром в своих целях. Однако техническое отставание России "усиливает ее зависимость от либеральных демократий, попутно подрывая не только статус великой державы, но и ее независимость", - пишет автор. подробнее ⮞⮞⮞

Современный политический словарь от Лилии Шевцовой

Брызги или парадоксы нашей жизни

1. В. Путин – персонификатор системы российского самодержавия на этапе упадка. Ее жизнеспособность обратна пропорциональна длительности каждой персонификации.

2. Оттепель. Мечта либералов, верящих, что всевластие само себя кастрирует; способ дополнительной легитимации власти.

3. Коррупция. При самодержавии, когда власть и собственность слиты, коррупция невозможна. Поэтому А. Навальный неправ: премьер Медведев не коррупционер, а системный политик.

4. Политология по-российски. Готовность увидеть в имитации демократии шанс для ее развития, что удовлетворяет советскую потребность в оптимизме и не раздражает власть. подробнее ⮞⮞⮞

США оказываются фактором нестабильности, что становится основной причиной шаткости всего мирового порядка

Уже давно не было столь разительного контраста в восприятии реальности мировым политическим классом. С одной стороны, мы видим крещендо апокалиптических настроений на Западе: "Ужас! Ужас! Мир рушится! Мы — перед чёрной бездной!" С другой стороны, взрыв восторга и эйфории прежде маргинальных крайне правых сил на Западе, а с ними в унисон — и политического мейнстрима внутри мирового Анти-Либерального Интернационала: "Наконец, пришло наше время!" Между тем, и те, и другие настроения, скорее всего, не имеют оснований.

От Дутерте до Трампа

Страхи либерального мира, который оказался в кризисе, вызваны интеллектуальным и аналитическим провалом: Запад оказался не готов к неизбежности кризиса, который назревал уже давно. Финансовый крах 2008 года был одним из суровых предупреждений о том, что грядет. Приходится констатировать, что ни политический класс последнего двадцатилетия, ни его экспертное обслуживание не смогли осознать исчерпанность существующих механизмов организации общественной жизни. подробнее ⮞⮞⮞

Вызовы, ответы на которые Запад пока не сумел сформулировать. Но шок проходит

Помните знаменитый фильм Стэнли Крамера с таким названием («It’s a Mad, Mad, Mad World»)? Это была великолепная комедия, в которой действующие лица, которые гнались за сокровищами, в итоге ничего не получают и все оказываются в травматологическом отделении больницы. Аналогия с нынешним временем вроде бы не прямая, но существует. Запад, который с уверенностью стремился к гарантированному благоденствию, и почти достиг его, вдруг оказался не в лучшем, в почти травмированном состоянии. Хотя повода для смеха не находит… Да и страны Авторитарного Интернационала скорее имитируют уверенность и драйв. Сегодня ощущение безнадежности, неясности будущего и потери чувства равновесия начинает заволакивать мировое сообщество. Причем, как в странах открытого общества, так и государствах, где это общество зацементировали. Впрочем, потеря вектора происходит не впервые. И отчаяние не впервые посещает высокие умы… подробнее ⮞⮞⮞

Идеальной для Кремля была обамовская Америка, которую можно было дёргать за усы и за хвост

Есть нечто унизительное и одновременно комическое в том, как мы в России сделали Америку предметом наших мыслей, надежд и целого веера эмоций. Был бы жив швейцарский психолог и философ Карл Густав Юнг, он бы назвал российское отношение к Америке одержимостью – "коллективным комплексом", который развивается, когда народ теряет собственную идентификацию, оказывается дезориентированным и пытается жить чужой жизнью, чтобы компенсировать отсутствие привлекательности собственного бытия либо потерю вектора. Мы в России стали жить американской жизнью - и уже давно. "Если мы одержимы, значит, есть кто-то сильнее нас; тот, кто владеет нами",- говорил Юнг.

Следовательно, Америка нами "владеет", даже если того и не желает и если мы этого не можем признать. подробнее ⮞⮞⮞

Мир, когда "Правда" и "Ложь" перестали быть антиподами

Трамп и его победа — это реакция американцев на постмодерн: поддержав Трампа, они выступили против постмодерна, однако парадокс в том, что и сам новоизбранный президент является супер-постмодернистским президентом — воплощением постмодерна, возведенного в гротеск.

Таким образом, 2016 год — это и торжество постмодернизма, и его очевидный кризис. Сейчас, в 2017 году, наступает время, когда мир начинает опасаться постмодернизма. Его время уходит. Но пока не появилось средство исцеления. Почему? Потому, что, опять-таки, волну протеста против изнеженной эклектики, неолиберализма и интересов приевшейся элиты, которая паразитировала на постмодернизме, возглавили его адепты, условно именуемые "трампистами". Они встали во главе Брексита и революции Трампа. Нынешнее поколение элиты Запада не способно выйти из эклектики, а альтернатива им — это пока крайне правые и крайне левые, которые поднимаются на волне популизма, национализма и возврата к национальным границам. подробнее ⮞⮞⮞

России придётся платить за сегодняшние маленькие радости. И цена может оказаться немалой.

Свершилось! То, о чем наши державники вряд ли имели смелость мечтать, произошло. Россия не просто вызывает нервный тик у западного сообщества. Россия стала фактором внутренней политики лидера западного мира. Америка так долго игнорировала Россию, доказывая, что мы перестали быть их приоритетом, а Кремль так долго пытался им стать. И вот пришло время возмездия. А ведь как все просто начиналось — с хакерских атак. Правда, и китайцы баловались этим делом в Америке и ничего драматического не произошло. Все дело в том, что на этот раз хакеры нацелились на святое — американский избирательный процесс. И понеслось! Кремль не признает своей ответственности за вмешательство. Но  при этом российская элита не может скрыть гордости за то, к чему, как она утверждает, Россия не имеет отношения. Впрочем, доказательства причастности либо непричастности Москвы к попыткам дискредитировать американские выборы и играть в пользу Трампа уже не важны: возникла аксиома, которая будет жить своей жизнью и которая приобретает политический потенциал. подробнее ⮞⮞⮞

Страницы