Общественно-политический журнал

 

Вторая Мировая война

Долгие годы партнера Гитлера звали Сталин

Советские и немецкие офицеры на встрече после советского вторжения в Польшу

Самое масштабное и роковое сотрудничество с национал-социалистской Германией велось с августа 1939 по июнь 1941, лично советским режимом. После подписанного пакта Молотова-Риббентропа 23-го августа 1939 Москва практически выступала в роли союзника национал-социалистского режима и его войны.

В секретных протоколах два тоталитарных режима разделили сферы своего влияния. После наступления вермахта на западную Польшу 1-го сентября 1939 последовала оккупация восточной Польши Красной Армией (17-ое сентября). Советские войска и специальные подразделения бесчинствовали. Систематический террор, массовое уничтожение людей и депортации в концентрационные лагеря.

Многим тысячам польских евреев, которые на советских оккупационных территориях искали спасения от преследований СС, было отказано во въезде. После чего они попадали под обстрел на пограничных постах. Другие евреи, бежавшие в СССР, были арестованы и депортированы в лагеря. далее➤

"Ни один фашист не загубил зря столько своих солдат"

В Киеве, говорят, в порядке декоммунизации раздолбали памятную доску маршала Жукова.

Виктор Астафьев (фронтовик, между прочим) о нём сказал так:

«Ох, какой это выкормыш “отца и учителя”! Какой браконьер русского народа. Он, он и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ и Россию».

А если уж ставить Жукову какой-нибудь памятник, то вот такой, предложенный Виктором Суворовым:

«Хороший был маршал. Но только во всей человеческой истории более кровавого полководца, чем Жуков, не было. далее➤

Деревня праведников

Андре и Магда Трокме

С 1940 по 1944 год маленькая альпийская деревушка Шамбон-сюр-Линьон спасла тысячи еврейских детей от неминуемой гибели. Это поселение гугенотов (французских протестантов) с самого начала гитлеровской оккупации Франции было связано с подпольем, переправлявшим в деревню детей, которых потом удавалось эвакуировать через горные перевалы в Швейцарию.
Во главе этой спасительной миссии стоял молодой деревенский пастор Андре Трокме. Он убедил своих прихожан, что спасение несчастных — глубоко христианское дело. Он же призвал всех жителей (около пяти тысяч человек) поклясться на Библии, что никто из них не выдаст немцам ни одного еврея. далее➤

Слово побежденным

Эдвард ЛукасУслышать Финляндию. А еще - Эстонию, Латвию, Литву и Польшу; чехов и словаков; белорусов, венгров, украинцев, татар и др. Вот как на Западе должны чествовать 70-ю годовщину капитуляции нацистской Германии. Эти страны, которые выдающийся историк из Йеля Тимоти Снайдер назвал «Кровавыми землями», были жертвами агрессии и массовых убийств. Некоторые из них были лишены права на национальную самоидентификацию и пережили десятилетия под иностранной оккупацией.

Эти страны и народы не начинали войну. Они не игнорировали и не задабривали немецкий реваншизм. Они не выбирали диктаторов и не заключали соглашений со Сталиным. Но на них легло бремя последствий. далее➤

Не удивляйтесь, что на немецких фотографиях вы видите настоящую Россию – в лаптях и валенках

Опять вырастает поколение, совершенно не знающее историю, они беззаветно верят Путину, который врет им напропалую.

В сказки и красивые мифы всегда хочется верить долго – потому что приятно, а думать – лень. А кому не лень – тот может найти много документов, способных перевернуть одурманенное пропагандой  сознание. Для начала поищите фотографии – это настоящие документы, фиксирующие событие без искажения и политических взглядов фотографа. Разглядывая, к примеру, фотографии, снятые немецкими солдатами в оккупированных российских деревнях, вы увидите самых что ни на есть обычных российских крестьян – в лаптях, валенках, овчинных тулупах и рубахах. Примерно так же, правда, без лаптей, но в ботинках с обмотками на фотографиях выглядели пленные советские солдаты.

Попробуйте теперь задуматься над тем, почему так выглядела армия. И что могло поделать население СССР, живущее впроголодь, одеваясь в обноски? далее➤

Родина использовала их, как пушечное мясо, а потом утилизировала, как ненужный хлам

Все мое детство и юность я лето проводил на дедовой академической даче в Абрамцево. Машины у нас отродясь не было, и ездили мы туда электричками.
Кто-нибудь помнит самый характерный звук в тогдашних подмосковных электричках? Нет уже? А я помню: это был звук катящихся подшипников. И еще стук деревянных колотушек по полу вагона. На подшипники каким-то образом присобачивалась дощатая плошадка, а на ней… вот даже не знаю, как правильно сказать: сидели? помещались? ютились?… словом, на них как-то перемещались вдоль вагонов, отталкиваясь от пола деревянными колотушками, остатки людей. Половинки людей, меньше, чем половинки. С изувеченными лицами или теми местами, где когда-то были лица. В каких-то немыслимых даже по тем небогатым временам обносках. Даже в остатках гимнастерок военной еще поры. Они тащились вдоль вагонов в надежде на брошенные в засаленные картузы пятаки и гривенники.

Появлялись они и в Москве, но здесь их "вычищала" милиция, чтобы не смущали покой и совесть советских обывателей. Вычищала дочиста и в 47-ом, и в 49-ом годах, и перед Международным фестивалем молодежи и студентов в 1957 г. далее➤

Перекодирование Дня Победы в глумление над павшими и над страной

9 мая 1945 года был Великий Всенародный Праздник. Кончилась война. Живые оплакивали павших. Никто и никогда не сможет описать ужасов той войны. Меру этого ужаса понимали миллионы погибших все последние мучительные годы, месяцы, дни, часы, минуты их жизни. Эти страдания могли описать только они сами. Не опишут. Счастье 1945 года – это счастье человека, выжившего в аду. И то, что это был ад, понимали все выжившие.

Российское государство решило украсть смысл Дня Победы и подменить его другим смыслом.

Выходным днём 9 мая пробыл только 4 раза – до 1948 года, потом снова стал рабочим. Власти, в первую очередь Сталин, боялись народной памяти о войне. Боялись, потому что знали: переживший войну народ знает правду. В том числе правду о том, кто и как победил на войне. Кто и как заплатил за Победу. Окопная правда была выше правды государства. Эту правду знали десятки миллионов людей. Они умирали каждый год, многими тысячами. Они – свидетели – уносили с собой свои безыскусные свидетельства правды. далее➤

Герои ушли, на их место пришли мародеры

История – это актив, как заводы, золотые слитки или бочки с нефтью. Не удивительно, что в процессе всеобщей приватизации, а затем концентрации активов, настала и очередь истории быть приватизированной и использованной «с прибылью».

У «приватизации», устроенной мародерами, всегда есть общие черты. Это неправомерная ассоциация себя с победителями, для присвоения себе их заслуг и объявления претензий на мифические «права победителя». Это выхолащивание сути победы или замена ее на свою противоположность. Не мудрено, что в новой идеологеме виновник войны, поражений, убийца победителей, тиран Сталин становится автором Победы.

Мародеры всегда боятся, что вот-вот вернутся настоящие победители. Их крепость всегда осаждена, у них нет друзей. Мародеры меркантильны: память о реальной победе, завоеванной в прошлом, служит для начальников прикрытием экономического провала, а для рядовых – возможностью показать преданность и распилить очередной бюджет. далее➤

Русский танк из Монреаля

Виктор Суворов писал, что если где-то работает паровозный завод, то стоит поискать и кроме паровозов там обязательно найдутся танки. И он прав, хотя сейчас уже мало кто знает о том, что когда-то Монреаль был танковой столицей Канады. Да и о том, что без ленд-лиза ход Второй мировой войны мог сложиться совсем по-иному, стараются не вспоминать. Напрасно! Не забудем признание Сталина «Без помощи США и Англии Советский Союз не выдержал бы напор III Рейха и проиграл бы в этой войне». Пришлось бы вождю народов бежать обратно в Туруханск! далее➤

Виктор Астафьев и Георгий Жженов о войне, о жизни, о России (видео)

Два реальных ветерана свидетельствуют о прошлом страны, и ее настоящем. Это не те постановочные ветераны, которые позируют на правительственных трибунах и в телевизоре. Это настоящие ветераны, один из которых прошел войну, а второй ГУЛаг. То есть, ими двумя охвачены два главных пласта советской действительности. Им есть что сказать. Они все видели собственными глазами. Они - свидетельствуют.

Это не та, прилизанная официозная "правда". Это свидетельства о реальной жизни реальных людей. Тяжело слушать их рассказ о войне, о России, о том что было. Также тяжело слышать их мнение о том что есть. И также тяжело задуматься о том, что будет. далее➤

Страницы