Общественно-политический журнал

 

 

"Лихие" девяностые

Август-1991: выстрел в голову, или О том, как обмануть смерть

19-22 августа 1991 г. умер Советский Союз.
СССР умер во всех измерениях, в которых он существовал: как цивилизация (ядро мировой системы социализма); как империя; как государство. ГКЧП – попытка высшей советской номенклатуры спасти Союз – поставил точку в его агонии. Беловежские соглашения в декабре 1991 г. стали лишь свидетельством его формальной кончины.

Август 1991-го, укрепив демократическую легитимацию российского президента Ельцина и придав ей революционный ореол, решил проблему двоевластия в Москве.
 Путчисты только ускорили бегство от Москвы союзных республик. Президент Армении Левон Тер-Петросян, до этого сторонник интеграции, заявил: «Пришло время покончить с призывами остаться в Союзе, в котором возможно все, даже национал-фашистский путч». далее➤

Трудная судьба частной собственности в России

3 июля российской приватизации исполняется 20 лет. В этот день в 1991 году Верховный Совет России, тогда еще РСФСР, принял первый регулирующий ее нормативный акт: Закон "О приватизации государственных и муниципальных предприятий".

Судя по опросам общественного мнения, четыре пятых россиян именуют ее не иначе, как "прихватизацией", и считают "грабительской" и "антинародной". Остальные смиренно вопрошают: почему же это, пока все вокруг было "народное", в магазинах были очереди да пустые полки, а после того, как "Россию разворовали", в ней стало возможно жить, более или менее, сносно? далее➤

Гибель империи. Два подхода

Андрей Илларионов

Е.Гайдар:
«Теперь, после августовской победы, вся ответственность за происходящее в России, и в значительной степени на территории бывшего Советского Союза, ложится на плечи российских лидеров. На этом политическом фоне еще оставалась, как мне тогда казалось, единственная возможность сохранить СССР: Горбачев немедленно отрекается от своего поста, передает его Ельцину, как президенту крупнейшей республики Союза. Ельцин легитимно подчиняет себе союзные структуры и, обладая безусловным в ту пору авторитетом общенародного лидера России, обеспечивает слияние двух центров власти, борьба между которыми и служит одной из основных причин развала. Так возникает надежда...
далее➤

В начале 90-х нужно было выгнать с госслужбы всю советскую и партийную бюрократию

Неудача демократического проекта в России в значительной степени объясняется тем, что власть и ресурсы захватили прямые наследники советской номенклатуры. Если бы 20 лет назад была проведена люстрация, сегодня мы не жили бы в коррумпированном, авторитарном государстве. далее➤

От вице-президента до преемника

 Михаил Шевелев

Геннадий Иванович Янаев не дожил года до двадцатилетнего юбилея ГКЧП, который он формально возглавлял. Он не был ни идеологом, ни мотором этой судорожной попытки спасти неспасаемое. В этой странной коалиции были люди гораздо более убежденные и решительные, чем Янаев. Министр внутренних дел Пуго, например, или министр обороны Язов, или оставшийся, как всегда, за кадром, Анатолий Лукьянов.

Янаев был нужен этим людям как легальный преемник Михаила Горбачева, как вице-президент распадавшегося на глазах Советского Союза.

И здесь логический круг замкнулся. Когда решался вопрос о кандидатуре вице-президента, его выбирали по всем законам советского кадрового отбора – нужен был самый безвольный, самый лояльный, самый неспособный к самостоятельной игре деятель.

далее➤

Август 1991-го – неотменим!

 Александр Шаравин

Россия только что скромно помянула и отметила события августа 1991 года: власть от комментариев отказалась, телевидение память о тех днях вынесло на «Суд времени», ветераны-участники обороны Белого дома, как обычно, принесли венки и цветы к могилам погибших тогда товарищей и торжественно подняли российский стяг над местом их гибели, а несколько ветеранов даже попали под арест за попытку пронести государственный флаг по Новому Арбату…

Как видим, поводов для радости даже в праздничный день было не много, но и уныния в глазах товарищей я не заметил.

далее➤

Кадры 19 августа 1991 года

Начало путча, пресс-конференция ГКЧП, стихийные митинги перед гостиницей "Москва", выступления перед Белым домом, ввод войск в российскую столицу.

  далее➤

19-я годовщина августовского путча в СССР

 19 лет после путча корреспонденты «Голоса Америки» побеседовали с очевидцами тех событий, с экспертами и политиками. Мы спросили у них, как они оценивали происходящие события тогда и как они видят их через призму прошедших 19-ти лет.

Джек Мэтлок (Jack Matlock), американский дипломат.Занимал должность посла США в СССР до начала августа 1991 года

«19 августа 1991 года я находился именно там, где вы меня застали сегодня – на ферме моей жены в Теннеси. Мы уехали из Москвы 11 августа. Я сидел прямо в той же комнате, где я сижу сейчас. Когда я узнал о попытке переворота, я не был очень удивлен. Когда я еще был послом, меня предупреждали, что определенные люди хотят свергнуть Горбачева. Мне даже предоставили имена этих людей – Крючков, глава КГБ; Павлов, премьер-министр; Язов, министр обороны. И мы пытались предупредить Горбачева, не называя имена этих людей. Но мне кажется, он не понял этого предупреждения. Однако меня очень удивило то, что эти люди все же реально попытались претворить в жизнь свои планы.

далее➤

Бронетехника и баррикады на улицах Москвы в августе 1991 года

 Тогда мы надеялись на перемены к лучшему, но все оказалось обманом. Вместо демократии наступил КГБ-фашизм с нищетой народа и гламуром нуворишей. Наверное, это потому, что это не была народная революция, а просто спектакль. Змея сменила шкуру. В 91-м произошел крах большевизма. Но только формальный. В "новом" криминал-фашистском государстве у власти они же, элита КПСС - КГБ. Они отбросили догмы, но по-прежнему грабят народ и угрожают войной всему человечеству. далее➤

Московская мэрия не разрешила защитникам Белого дома провести акцию памяти у Горбатого моста

 Участники обороны Белого дома встретились на Горбатом мосту. Со слов одного участника, они 19 лет встречаются и все не мог понять, почему нельзя. И с каждым годом все строже.

Горбатый мост, что у Белого Дома, все время перекрыт. далее➤

Август 1991

 Андрей Гаазе, кардиолог из Петербурга

Лично я был на Исаакиевской площади и строил баррикады из скамеек и мусорных тумб.

Ночью прозвучал по радио призыв Анатолия Собчака.

В тот жаркий вечер, я на своей лохматке пятой жигулёвской модели рванул, несмотря на гневный протест отца (Царство ему Небесное) с улицы Жуковского через Невский по Герцена (Б.Морская) к Исаакию.

Народу было много. Перед нынешним зданием Законодательного собрания СПБ – тогда Ленсовета с 5 советскими орденами на фасаде – суетились люди.

Работала звукоусилительная установка. Площадь была освещена. Сводки о приближении танковой колонны в районе Гатчины давались постоянно с разными интервалами.

Люди не были в истерике. Они были сосредоточены и понимали друг друга с полуслова.

далее➤

Не стыдно за 19 августа 1991

 Сергей Митин, журналист

С 19 августа 1991 года прошло 19 лет.

Те, кому сейчас 25-30, даже не знают, что в любом разговоре в августе «после 91-го» звучал вопрос: «А где вы были 19 августа 1991 года?».

Потом этот вопрос перестали задавать вообще, а сейчас его как-то стесняются.

А чего стесняются? Юношеского пыла и романтизма, энергии, которая противостояла коммунистической демагогии. Наверное, нам неудобно за лидеров, которые из борцов против привилегий превратились в казнокрадов, не удержавшись от искушения украсть миллиард. Неудобно за все ошибки, которые были совершены властью.

далее➤

Годы разочарования

 События 19-21 августа 1991 г. стали агонией советского режима. Несколько представителей номенклатуры попытались предотвратить разрушение государства и самороспуск империи, но им не удалось остановить ход истории.

Государство с мощными, как утверждают силовики, спецслужбами оказалось неспособным предотвратить самораспад. Почему? Никакие зарубежные политтехнологи не могли бы собрать сотни тысяч москвичей и ленинградцев на митинги протеста против партийного единовластия. Интеллигенция, студенчество и рабочие, осознав, что система пришла к банкротству, видя воровство, номенклатурные привилегии и цинизм элиты, перестали быть винтиками. Благодаря стремлению защитить насущные гражданские свободы и невероятной по нынешним временам солидарности на площади и улицы городов выходили сотни тысяч людей. далее➤

Василий Аксенов о путче

Когда в августе 91-го войска отказались стрелять, не просто рухнул режим, произошла духовная революция. Ведь стоило прогреметь одному выстрелу, и все бы слилось в необратимый кровавый круг. Но солдаты просто по-человечески отказались стрелять в своих. *** Все это сразу стало забрасываться дерьмом. И не всегда спонтанно. Сколько в стране было гадов?! Куда они все делись? Не могли же вдруг прозреть за одну ночь. Они все там и остались. Затаились, опасаясь, как бы с ними не начали сводить счеты. Кстати, слава Богу, что не начали, иначе была бы кровавая баня. Вот они и старались, да и до сих пор стараются забросать все дерьмом. И довольно удачно получается. На днях видел по телевидению деятеля из ЛДПР, который заявил, что гэкачеписты были декабристами нашей советской родины. Куда дальше?

  далее➤

Страницы