Общественно-политический журнал

 

Кто автор этой лживой версии, которую озвучил Яшин?

Наши мысленные взоры вновь и вновь устремляются в ту февральскую ночь 2015 года, и мы в очередной раз пытаемся понять, что и как тогда произошло. В этом деле мы особенно расчитываем на помощь тех, кто может пролить свет на обстоятельства убийства, кто был там тогда, кто оказался там вскоре, кто участвует в ныне идущем судебном процессе в качестве свидетеля. Особенно, если этот кто-то еще и был близким соратником погибшего. Как, например, Илья Яшин.

Судя по тому, что он рассказывал ночью и днем 28 февраля 2015 г., Яшин оказался на месте убийства одним из первых. Если считать из круга коллег, друзей, товарищей, близких Б.Немцова (не считая А.Дурицкую), то самым первым:

Телеканал "Дождь" 28 февраля 2015:

<Собчак: Мы поговорим еще сегодня о версиях, но я вначале хотела задать тебе вопрос. Ты – один из немногих людей, кто после вчерашней ночи и долгого допроса говорил с девушкой, которая в ту ночь оказалась с Борисом на мосту, с Анной. Расскажи, в каком она состоянии?
Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось. Я успел приехать на мост до того, как ее увезли сотрудники полиции. Мы обменялись с ней несколькими фразами, после чего ее увезли на допрос и допрашивали до 5 утра.>

Эхо Москвы 28 февраля 2015 года 01:53 :

<А.Плющев― ...по поводу гибели Бориса Немцова. Как ты узнал об этом? И что тебе известно вообще о случившемся?
И.Яшин― Мне позвонила подруга, которая с ним была. И, собственно, сообщила. Я был недалеко в центре Москвы, подъехал к Большому Москворецкому мосту, где, к сожалению, увидел труп моего товарища, Бориса Немцова.
>

Поскольку И.Яшину позвонила сама А.Дурицкая, поскольку он оказался на месте преступления первым из коллег, соратников, товарищей погибшего, поскольку именно ему удалось переговорить с А.Дурицкой сразу же на месте преступления, еще до того, как полиция увезла ее на допрос, и поскольку именно ему «она сообщила о том, что случилось», то особенно ценен рассказ Яшина об обстоятельствах этого убийства. Вот, что говорил он ночью и днем 28 февраля 2015 года:
Илья Яшин: «Убийство Бориса Немцова носит политический характер» (с 13-й сек.)

Эхо Москвы, 28 февраля 2015 г., 01:53:

<А.Плющев― То есть Борис Немцов шел в сопровождении девушки, когда на него напали?
И.Яшин― Да, он был с подругой на Большом Москворецком мосту буквально в 100 метрах от кремлевских стен. Остановилась машина на мосту, из нее было произведено несколько выстрелов, как минимум 4, которые, к сожалению, стали смертельными.
А.Плющев― Девушка при этом не пострадала?

И.Яшин― Нет, девушку я видел. Мы успели перекинуться с ней парой фраз перед тем, как ее увезли на допрос. Она физически в порядке.>

Дождь, 28 февраля 2015 г.:

<Собчак: А что она тебе сказала?
Яшин: Она не сказала ничего нового. Она мне сказала все то, что мы знаем. Я ее не допытывал, я пытался ее утешить, потому что она была в жутком состоянии. Конечно, ей очень сильно повезло, потому что те 7 выстрелов, которые были произведены в Бориса, вы знаете, что только 4 выстрела попали в него, 3 пули пролетели мимо...
Собчак: Но ты склоняешься на сегодняшний момент из того объема информации, который есть у тебя, ты склоняешься к какой версии?
Яшин: ...Борис был убит четырьмя пулями: одна пуля пробила ему голову, вторая попала в сердце, третья пуля прошла в печень, четвертая пуля прошла в желудок. Судя по всему, это работа очень профессионального убийцы. Он не выходил из машины.
Представьте: человек идет рядом с девушкой, машина останавливается, открывается окно и из пистолета «Макарова» производится несколько выстрелов, 4 выстрела попадают точно, ему даже не пришлось делать контрольный выстрел, подходить добивать. Он с расстояния попал в голову. При этом девушку не задели. Судя по всему, человек очень профессионально стреляет.>

Таким образом, картина убийства Яшиным была воспроизведена совершенно определенно:
1. Около идущих Немцова и Дурицкой останавливается автомобиль.
2. В автомобиле открывается окно.
3. Из этого окна из пистолета «Макарова» производится от 4 до 7 выстрелов, 4 пули попадают в Немцова, одна из них попадает ему в голову.
4. Автомобиль уезжает.

Поскольку Яшин сообщил, что ему звонила Дурицкая, поскольку он успел поговорить с ней до того, как ее увезли на допрос, поскольку в его рассказе она постоянно появляется, поскольку Яшин говорит, что это «она сообщила о том, что случилось», то понятно, что описание убийства, представленное Яшиным, – это передача им слов самой Дурицкой.

Однако полтора года спустя, 30 ноября 2016 года, на 22-м заседании Московского окружного военного суда по делу об убийстве Б.Немцова показания И.Яшина об обстоятельствах преступления  оказались другими:

<13:15
Семененко интересуется, что говорила Дурицкая после убийства Немцова.
— Не помню точно, что она говорила. Она плакала, вроде говорила, что ей страшно. Ну, в общем, женская такая, извините, реакция...
...
Адвокат Каверзин спрашивает...:
— Когда вы приехали и увидели Дурицкую, она подбежала к вам. Вы ее спрашивали, кто совершил преступление, кто стрелял, откуда, сколько людей было?
— У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили, и задавать какие-то вопросы...
Между Каверзиным и судьей завязалась перепалка, поскольку Житников попросил не задавать повторные вопросы.
...
13:51
Теперь вопрос задает адвокат Садаханов:
— Вам известно, при каких обстоятельствах был убит Немцов. Не касаясь материалов дела, СМИ. Непосредственно у вас была информация?
— Я все на следствии сказал. Что вас конкретно интересует?
— Известно ли вам, каким способом, при каких обстоятельствах?
— Я сказал на следствии. Другой информации у меня нет.
>

Пока общественности неизвестно, что именно Яшин сказал на следствии, но в зале суда он заявил, что не знает никаких особенных обстоятельств и подробностей убийства. То есть 28 февраля 2015 года он их знал и воспроизвел их, как минимум, трижды публично. А 30 ноября 2016 года он уже ничего о них не знал.

Более того, если 28 февраля 2015 г. Яшин постоянно подчеркивал, что успел переговорить с Дурицкой, и ему «она сообщила, что произошло», то 30 ноября 2016 г. он уже «ничего не помнил», а у Дурицкой «была такая женская реакция».

Понятно, что ключевое событие, заставившие Яшина радикально изменить свои показания, произошло вечером 28 февраля 2015 г. Именно тогда появилась видеозапись ТВЦ, на которой, пусть и с невысоким качеством, пусть на расстоянии, пусть прикрытое уборочной машиной, все же оказалось запечатленным убийство Немцова. После появления этой пленки стало ясно, что описание, предложенное миру Яшиным, как минимум, трижды, затем широко растиражированное СМИ, не имеет ничего общего с действительностью. Иными словами, если бы не появилась эта видеозапись, то, возможно, до сегодняшнего дня отрабатывалась бы (а в суде доказывалась бы) версия об убийстве Немцова в результате стрельбы из окна остановившегося автомобиля.

Спрашивается, а почему же ночью и днем 28 февраля 2015 г. Яшин столь уверенно и столь определенно рассказывал версию, которая была заведомо ложной? Может быть, потому что ее ему рассказала Дурицкая? Но Дурицкая, судя по всему, эту историю ему не рассказывала.

Во-первых, по показаниям самого Яшина в Московском окружном военном суде, тогда, когда он приехал на мост, Дурицкая ему ничего содержательного не сказала, а он сам ее ни о чем не спрашивал: «У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили, и задавать какие-то вопросы...»

Во-вторых, по показаниям самого Яшина в Московском окружном военном суде, на самом деле Дурицкая ему не звонила, ему звонила Ольга Шорина:

«— А на месте убийства были?
— Да, я его видел уже убитым. Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту», и ей Аня позвонила».

То есть это означает, что, рассказывая общественности 28 февраля 2015 г. о звонке Дурицкой ему, Яшину, сам Яшин отдавал отчет, что тем самым вводит общественность, мягко говоря, в заблуждение. Кроме того, похоже, что отношения между Дурицкой и Яшиным были, возможно, не столь доверительными, как об этом могло сложиться впечатление из рассказов Яшина о якобы ее звонке ему и об обстоятельствах убийства, якобы полученных им от Дурицкой.

В-третьих, и самой встречи Дурицкой с Яшиным в ночь убийства, возможно, вообще не было.
По крайней мере, сама Дурицкая ни разу о такой встрече не говорила.

Кроме того, реконструкция последовательности событий той ночи делает физическую возможность такой встречи крайне маловероятной.
Дурицкая позвонила помощнице Немцова в 23.50 27 февраля.
Помощница Немцова позвонила О.Шориной приблизительно в 23.55.
Шорина позвонила Яшину около полуночи.
Яшину потребовалось примерно 20 минут, чтобы доехать до места убийства.
В 00.27 28 февраля он послал свой твит с сообщением о гибели Немцова, находясь уже на мосту:
«Немцова застрелили. Он мертв».
Учитывая все эти факты, Яшин, очевидно, приехал на место убийства Бориса Немцова не ранее чем в 00.20, скорее всего, около 00.25 28 февраля.

В момент приезда Яшина на место гибели Немцова Дурицкая в течение уже не менее получаса находилась в полном окружении полицейских и ни с кем кроме них ни в какие разговоры уже не вступала. По ее словам, полиция приехала на место убийства «достаточно быстро», «через десять минут» после ее звонка по номеру 112 (звонок был сделан в 23.40), то есть примерно в 23.50 27 февраля. Полиция сразу же посадила Дурицкую в полицейский автомобиль и затем увезла ее для допроса, который без перерыва продолжался до 5 часов утра:

Телеканал "Дождь" 2 марта 2015:

<— Что произошло, когда приехала полиция, и через сколько она кстати приехала?
— Приблизительно через 10 минут приехала.
— Что произошло — вы сразу сказали, что убит Немцов? Как все происходило после приезда полиции?
— Я не помню, что было дальше.
— Вас забрали на допрос сразу же или вы оставались еще на месте преступления?
— Сразу же.
— Вас сразу же увезли? Куда вас увезли и долго ли вас допрашивали?
— Меня допрашивали до утра.
>

Эхо Москвы, 2 марта 2015

<И.Воробьева―И, соответственно, потом приехала полиция, но она приехала через какое-то длительное время или достаточно быстро?
А.Дурицкая― Достаточно быстро.
И.Воробьева―Скорая помощь прибыла тоже на место, я правильно понимаю?
А.ДурицкаяЯ не помню, я потом села в автомобиль полиции и ничего после этого не видела и не помню.>

Наконец, и это самое главное, судя по рассказам Дурицкой, описание убийства, распространенное Яшиным, не соответствовало тому, что видела она сама, и потому оно в принципе не могло исходить от нее.

Телеканал «Дождь», 2 марта 2015 г.:

<— Откуда появился убийца?
— Я не знаю. Я не видела, потому что это происходило за моей спиной.
— За вашей спиной, то есть киллер был сзади? Он не вышел с лестницы?
— Я не знаю, откуда он вышел, но он был за спиной, сзади.
— А что произошло — вы обернулись, увидели человека в маске или без маски?
— Я не увидела человека. Обернувшись, я только увидела автомобиль светлого цвета, но я не увидела ни марку, ни номеров автомобиля, который уезжал.
— Вы увидели, как убийца садится в машину?
— Нет, я не видела этого.
— То есть просто стартующий резко автомобиль?
— Да.
— Анна, а какие-то звуки, крики, какие-то слова, может быть угрозы в ваш адрес, что-то еще было?
— Ничего не было.
— А какая марка машины была?
— Я не знаю, какая марка машины была.>

Эхо Москвы, 2 марта 2015 г.:

<И.Воробьева―Если я правильно поняла, Анна, вы не видели этого человека?
А.Дурицкая― Нет.
И.Воробьева―То есть он был у вас где-то за спиной?
А.Дурицкая― Да.
И.Воробьева―Анна, скажите, пожалуйста, что вы увидели, что вы смогли увидеть там?
А.Дурицкая― Я увидела автомобиль, который уезжал уже с места преступления, но ни номеров, ни марки, ни даже цвет – я точно сказать ничего не могу.>

Таким образом, объяснения Дурицкой прямо противоречат рассказам Яшина.
Во-первых, выясняется, что Дурицкая не звонила Яшину и не сообщала ему о гибели Немцова.
Во-вторых, она ничего содержательного об убийстве Яшину не сообщала.
В-третьих, на месте убийства она с Яшиным, возможно, вообще не виделась.
Наконец, она не могла рассказать Яшину про стрельбу из открытого окна остановившейся машины, поскольку не видела ни того, кто стрелял, ни того, откуда стреляли.
Значит, источником рассказов Яшина об остановившейся машине, из окна которой стреляли в Бориса Немцова, была не Дурицкая, а кто-то другой? Кто?

Но, может быть, Дурицкая со временем изменила свои показания? Может быть, вначале, то есть 28 февраля, она действительно говорила про выстрелы из окна остановившегося автомобиля, а затем, после появления записи ТВЦ, сказала, что ничего не видела?

Вот материалы допроса А.Дурицкой днем 28 февраля (проведенного еще до появления видеозаписи ТВЦ), обнародованные на заседании Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:

<Пройдя около моста, я услышала некие хлопки, подумала, что это какие-то петарды под ногами, начала смотреть под ноги, увидела, что он падает. После 5-6 выстрелов увидела автомобиль светло-серого цвета, который уехал неизвестно куда.
Следующая запись 17:32 — участники следственных действий едут на машине по маршруту, которым шли Немцов и Дурицкая: мимо храма Василия Блаженного, затем заезжая на Большой Москворецкий мост. На записи видна толпа людей, растянувшаяся по тротуару. Машина замедляет ход, приближаясь к месту убийства. «Дальше, — говорит Дурицкая. — Вот, где цветы». Автомобиль останавливается. Дурицкая смотрит на мост, пока следователь описывает для протокола место, где они остановились.
— Машина, из которой стреляли, ехала по какой полосе?
— Я не знаю, я не видела машину.
— Ну, когда она отъезжала, — говорит Прохоров.
— Я не помню, — отвечает Дурицкая, добавляя, что шла ближе к проезжей части.>

То есть днем 28 февраля участникам следственных действий – следователям и адвокату – Дурицкая говорила в принципе то же самое, что и 2 марта в эфирах «Дождя» и «Эха Москвы», – что она не видела машины даже в тот момент, когда та отъезжала.

Правда, двумя днями спустя, 2 марта, в эфире «Дождя» в присутствии невидимых зрителям людей она была вынуждена немного подкорректировать свои слова, «вспомнив цвет машины»: «увидела автомобиль светлого цвета».

Однако уже полчаса спустя в эфире «Эха Москвы» по дороге, по ее словам, на допрос, она вновь вернулась к своим первоначальным показаниям: «Я увидела автомобиль, который уезжал уже с места преступления, но ни номеров, ни марки, ни даже цвет – я точно сказать ничего не могу».

Как бы то ни было, но «стрельбы 4-7 выстрелами из открытого окна остановившегося автомобиля», про которую рассказывал Яшин, приехавший на место преступления примерно через 50 минут после нападения на Немцова, Дурицкая, бывшая с Немцовым в момент атаки, не видела.

Тогда один из следователей, проводивших с ней следственные действия 28 февраля, делает ей «незаметную подсказку» про «необходимую машину»:
«Машина, из которой стреляли, ехала по какой полосе?»
Однако Анна Дурицкая твердо отвечает ему:
«Я не знаю, я не видела машину».

Тогда на помощь «злому следователю» приходит «добрый адвокат» Прохоров и «поясняет»:
«Ну, когда она отъезжала, — говорит Прохоров».
Несмотря на двойное давление – и со стороны следователя, а теперь еще и со стороны адвоката погибшего – девушка не поддается:
«Я не помню, — отвечает Дурицкая».
И добавляет, что «шла ближе к проезжей части», тем самым своими показаниями затрудняя утверждение Яшина и следователя, будто бы стрельба велась из окна автомобиля, находившегося на проезжей части моста.

Обратим внимание на то, что свидетель убийства Дурицкая настойчиво говорит о том, что не видела машины, а ее собственное положение в момент атаки в большой степени закрывало линию обстрела со стороны проезжей части. В то же время отсутствовавшие на месте преступления Яшин и следователь утверждают, что такая машина была, и что именно из нее раздались выстрелы. Адвокат Прохоров, похоже, помогает им в этом.

Следует заметить, что версию об остановившейся машине, из окна которой велся огонь, до вечера 28 февраля 2015 г. поддерживали не только они. Активное участие в ее распространении приняла Елена Алексеева, официальный представитель МВД РФ (2’15” – 2'25” видеозаписи):
«Внезапно подъехавший автомобиль. Из него было произведено несколько выстрелов. В результате четыре из них попали в спину..

Как видим, вопреки показаниям свидетеля А.Дурицкой, данным ею сразу же после убийства и затем несколько раз ею повторенным, как минимум, трое (а с учетом адвоката Прохорова четверо) граждан – соратник погибшего И.Яшин, официальный представитель МВД Е.Алексеева, неназванный следователь Следственного комитета, а также, похоже, адвокат убитого В.Прохоров – с полуночи до вечера 28 февраля придерживались другой версии преступления, согласно которой убийство Бориса Немцова произошло в результате выстрелов из открытого окна автомобиля, остановившегося рядом с шедшими Немцовым и Дурицкой. Первые двое из указанных четырех граждан сообщили эту версию общественности и СМИ, а третий и четвертый попытались заставить Дурицкую дать показания в подтверждение этой версии.

Вечером 28 февраля (т.е. в момент появления видеозаписи ТВЦ в открытом доступе), мир узнал, что версия убийства, распространенная Яшиным и Алексеевой и поддержанная неназванным следователем Следственного комитета и адвокатом Прохоровым, с самого начала была ложной.

Меня не очень интересует, каким словам И.Яшина рекомендуется верить – его первоначальным заявлениям 28 февраля 2015 г. или же его показаниям на судебном заседании 30 ноября 2016 г.
Меня не очень интересует, почему ночью 28 февраля 2015 г. официальный представитель МВД Е.Алексеева сделала ложное заявление об обстоятельствах убийства, слово в слово совпавшее с заявлениями Яшина, прозвучавшее за полчаса до этого.
Меня не очень интересует, почему следователь Следственного комитета пытался заставить А.Дурицкую дать ложные показания об обстоятельствах убийства Немцова.
Меня даже не очень интересует, почему адвокат погибшего Б.Немцова В.Прохоров помогал следователю Следственного комитета оказывать психологическое давление на А.Дурицкую с целью получения от нее желаемых для следствия показаний.
И меня даже не очень интересует, почему у таких четырех, на первый взгляд, разных людей оказались столь совпадающие позиции.

По большому счету меня интересует лишь одно – кто главный автор этой лживой версии, поддержанной этими четырьмя гражданами и запущенной городу и миру менее чем через час с момента убийства Бориса Немцова? То есть тогда, когда следствие по большому счету даже еще не приступило к своей работе? То есть тогда, когда в принципе еще нельзя было знать всех обстоятельств того, как на самом деле произошло убийство, но кому-то уже точно было известно, в какую сторону надо было направлять ход следствия и внимание общественности?

Когда будет названо имя главного автора этой лживой версии, прояснятся ключевые детали ответа на интересующий наше общество вопрос – кто именно убил Бориса Немцова.

Андрей Илларионов

Комментарии

builder on 28 февраля, 2017 - 11:30

когда исполнитель, заказчик и следователь представляют одну и ту же организацию, говорить о сколько-нибудь нормальном независимом расследовании невозможно по определению. посему совершенно не важно кто из них автор этой версии. главное что из той же организации. а в этом сомнений нет.