Общественно-политический журнал

 

Блог Haim Kalin

На бирже популизма

 Теледебаты «Алексей Навальный против Игоря Стрелкова» выявили неожиданный ракурс: председатель ФБК – несколько переоцененная фигура, по крайней мере, образца «20.07.2017 г.». На крупного политика ни масштабом личности, ни харизмой пока не тянет.

Сюрприз не в дефиците программы реформирования российского социума, на что Навальному не пенял только ленивый, а в том, что, оказалось, он не чувствует акцентов значимых дискуссий. «Нет коррупции!», «Будете жить богаче!», «Справедливый суд» – мантры, годящиеся только для жанра плаката, и в рамках публичного диспута без должного обоснования выглядит убого. Проблема не в квалификационном пробеле, легко восполняемом, а в том, что наш герой, похоже, не в полной мере ориентируется в приоритетах. далее➤

У истории на подтанцовке (часть 2)

Повторный просмотр фильма Оливера Стоуна «Путин» прорисовал дилемму: «съехать» с темы, плюнув на заявленное продолжение, либо повествовать нечто противное репутации автора –  либертарианца-прогрессиста, пусть и тяготеющего к условному центру. Загвоздка – в конфликте невольных симпатий с приматом объективности, будто повивальной бабки публицистики. Автор текста мало того, что из общей с ВВП советской молодости, так еще отметился в профессиональных регистрах спорта и изучения языков – важных составных, формировавших личность российского президента.

В конце концов, верх взял прагматизм: дескать, «явка с повинной» читателем зачтется, и будь что будет. Итак, начнем с выводов. далее➤

У истории на подтанцовке

 Документальный фильм Оливера Стоуна «Путин» – явный феномен, как своим изрядным объемом, так и цельностью формата. На выходе – удобоваримый слепок Россиянина №1, при внимательном рассмотрении достаточно близкий к оригиналу.

Между тем, будучи с восторгом принятым в России, фильм освистан многими западными СМИ, оплотом либеральной идеи, задающей современности тон. Подыгрывание режиссера главному герою вместо приемов провокации, присущих жанру интервью, (читай, дозированного троллинга) – лейтмотив той многоголосной критики. далее➤

Траектория обид

 Недавняя ремарка Вячеслава Володина о якобы генетическом неприятии славян Западом весьма симптоматична. Думается, в ней признак осмысления проблемы, в провластном дискурсе подспудно кристаллизующейся: кто мы, русские, такие? Каков наш вклад в цивилизацию? Пришлись ли веку ко двору?

Между тем ссылка о несовместимости славянской (читай, российской) и западной идентичностей в устах столь высокопоставленного лица, мягко выражаясь, недипломатична. Но тут Вячеслав Володин не «оригинален», ибо о месте России в новейшей истории, ее якобы умаляемой роли в мировом порядке вещей не высказывался только ленивый актор российского политикума.  И, как правило, куда менее комплиментарно.  далее➤

Принуждение к ненависти

Гибридная война между Россией и Украиной впервые обнажила цифирь, которой с той или иной поправкой можно доверять. Это – индекс экзистенциального недоверия россиян к украинцам, резко взлетевший за четыре года и достигший условного экватора. Прочая «калькуляция» холодно-горячего конфликта – в густом дезинформационном тумане, надо полагать, законами войны оправданном, но больно устойчивом в эпоху всеобщей прозрачности.

Представляет ли Украина России экзистенциальную угрозу, как полагает половина россиян согласно последнему опросу «Левада-Центра»?

Думается, в той же степени, что Литва и Латвия, вошедшие в пятерку главных недругов России, карликовые государства, обозначение которых врагами геополитическому колоссу – России – не к лицу. далее➤