Общественно-политический журнал

 

"Лихие" девяностые

"Не верь, не бойся, не проси" - это наш опыт

В 90-е я жила в Новосибирске, о чем жалею страшно. Это было поганое во всех смыслах время.

Гнуснее всего было ощущение абсолютной детерминированности, невозможности выскочить из заданных обстоятельств - не было никаких вариантов, даже просто уехать в другой город было неподъемным практически решением. ... Холод, страшный холод все зимы. Включенные для согрева в квартирах плиты...

И есть только одна вещь, за которую 90-е стоит вспомнить добрым словом. Это не свобода – тогда ее не было, для свободы нужны деньги и прочие ресурсы, нищие категорически не свободны. Нет, это – та пустота, предельная разреженность в идеологическом смысле, в которой мы выросли и сложились. Нами, к счастью, вообще никто не занимался, кроме родителей в детстве. Школа не знала, чему учить, комсомола уже не было, РПЦ в нынешнем ее виде и прочей росмолодежи еще не было. В этом вакууме, предоставленные сами себе, мы читали, слушали и смотрели что хотели и до чего могли дотянуться. Привычка мыслить самостоятельно сделала из нас первое свободное поколение в стране. И это был великий ресурс, который грозил разметать осыпавшуюся и сгнившую советскую конструкцию. Вместо этого власти предпочли разметать нас - и так самое малочисленное, наше поколение оказалось выкошено, как после войны. А советскую конструкцию они подлатали, подкрасили и выдают за новую Россию. далее➤

Дэвид Сэттер: "Если кто-то, зная факты российской истории, не будет пессимистом, это значит одно, он – дурак"

К вопросу о пессимизме в отношении России. Он будет не оправдан только тогда, когда русское общество поймет, что нельзя обосновать демократию и справедливость, используя человека как расходный материал, а это – в русской традиции. Если кто-то, зная эти факты, не будет пессимистом, это значит одно, он – дурак.

Если не будет в России понимания, что человек обладает определенными правами, что его личность имеет ценность, если идея, что можно просто использовать людей для разных идиотских политических целей (что, между прочим, делали и младореформаторы), то нельзя ожидать в России демократии. Единственный вариант – более или менее жестокий авторитарный режим. далее➤

Мафиозные олимпийские финансовые проекты мэрии Петербурга 90-х годов

В ту пору, когда Петербургом правил Анатолий Собчак, а один из главных кабинетов в мэрии занимал Путин, прошли предварительную "обкатку" некоторые финансовые схемы, которые были успешно применены при подготовке сочинской Олимпиады. И, возможно, еще пригодятся для нового олимпийского проекта "Санкт-Петербург-2024" .

Пытаясь понять, кому первому в голову пришла идея зимней Олимпиады в субтропическом городе, пресса выдвинула за эти годы немало разных предположений. Новую пищу для размышлений на эту тему дает недавно вышедшая биография Алексея Кудрина, написанная Евгенией Письменной на основе бесед с бывшим министром финансов. далее➤

"Чума на оба ваших дома"

О комментарии Виктора Шендеровича 3 октября 2013 года по поводу расстрела Белого дома

Это была забавная и даже для нашего времени редкостно отвратительная передача. Шендерович минут пятнадцать рассказывал как замечательно, что был разгромлен Верховный Совет, какое счастье, что только благодаря этому мы все живы и в России сохранилась демократия, какая шайка убийц и провокаторов находилась к тому времени в Белом доме и как жаль, что защитник демократии Ельцин так медлил с их уничтожением.

 Но потом Шендеровичу был задан новый вопрос, что-то в нем щелкнуло, он развернулся на сто восемьдесят градусов и начал говорить о том, какое омерзение у него вызывают действия Путина и вся нынешняя политика России, как внутри страны, так и за рубежом. далее➤

Все дьявольски наоборот

Две круглые годовщины – августа 91-го и теперь октября 93-го вызвали бурную дискуссию в политизированной блогосфере.

Многие странности сюжетов 91-го и 93-го становятся понятными только в контексте иной парадигмы российской истории последней четверти века. Сегодня в исторической ретроспективе очевидно, что в стратегическом курсе на номенклатурную приватизацию не было принципиальных разногласий между околоельцинскими "номенклатурными реформаторами" и лагерем путчистов 91-го или Верховным Советом 93-го. Это был общий консенсусный проект советских аппаратчиков, созревший в лубянских коридорах, видимо, еще в андроповские времена. далее➤

Расстрел парламента

Руцкой и ХасбулатовДмитрий Быков пишет в биографии Булата Окуджавы:

"4 октября 1993 года правительственный кризис в России разрешился расстрелом Белого дома – здания парламента России, где засела оппозиция. Итогом долгого противостояния между президентом Ельциным и вице-президентом Руцким (сторону последнего взял парламент во главе со спикером Русланом Хасбулатовым) стал указ президента от 21 сентября о роспуске парламента. В ответ парламентарии стали вооружать своих сторонников, стекавшихся к Белому дому не менее активно, чем в августе девяносто первого... Постепенно российский парламент становился центром сопротивления ельцинизму – в каковое понятие включались грабительские реформы, разнузданность демократических свобод и коррупция, все черты российской революции девяностых."

Здесь что ни слово, то злая неправда. далее➤

Жаль, что русские люди так долго и плохо учатся…

Сергей ГригорьянцПисьмо руководителям «Мемориала» и Хельсинкской группы

Вот и до вас дошла очередь. Вы поддерживали Ельцина еще до августа девяносто первого, зная, что с нами в Перми сидели те, кого он посадил в Свердловске. Вы делали вид, что всерьез воспринимаете его откровенную демагогию о царстве демократии, отказе от привилегий и национальной независимости каждой деревни. В 92-ом году «Мемориал» изменил устав, перестав быть общественно-политической организацией, чтобы не помешать до предела циничному Гайдару уничтожить свободную печать и почти все общественные организации в России (в том, числе ДемРоссию), чтобы некому было вывести народ на улицы, чтобы люди могли только дома плакать, когда Ельцин начал войну в Чечне. далее➤

Кто и как играл на рынке ГКО?

Своим обращением в Таганский суд С.Алексашенко решил вновь привлечь общественное внимание к событиям 15-летней давности – участию высокопоставленных должностных лиц в операциях на рынке ГКО, валютному коридору, августовскому кризису 1998 г., дефолту, девальвации. Неудовольствие истца вызвал следующий отрывок из моего интервью «Реформы 90-х провели во благо номенклатуры» в «Комсомольской правде» 9 февраля прошлого года:

« – А может, все дело в том, что многие крупные чиновники сами играли в эти игры и зарабатывали деньги. Ловили рыбку в мутной воде. далее➤

Хитрая и циничная политика властей привела к дезориентации людей

Можно ли надеяться на массовое протестное движение в регионах и при этом игнорировать факт полной зависимости российского населения от власти? Кремль ведь не просто сосредоточил государственную собственность страны в руках доверенных лиц, но и взял народ России на содержание. По сути народ России оказался в положении заложников. Другое дело, что это положение для подавляющего большинства оказалось приемлемым, тем более, что и границы открыты для путешествий. Что же касается потенциальных протестантов в народной среде, то, в отличие от конца 1980-х – начала 1990-х, сегодня для них наготове плотный колпак спецслужб и внутренние войска, экипированные самыми современными средствами. Не следует забывать и то немаловажное обстоятельство, что обличать власть позволено в основном в столице, в провинции это чревато самыми серьезными последствиями. далее➤

Две революции. Январские тезисы

Полномасштабный комментарий к статье В.Пастухова «Преданная революция» потребовал бы места не меньше, чем рецензируемая статья. Кроме того, мне уже приходилось высказываться по затронутым в ней темам. В самом же кратком виде мою позицию, неоднократно воспроизводившуюся как мной, так и рядом других авторов, можно сформулировать в следующих тезисах.

1. В революции 1989-91 гг. на территории СССР участвовали разные политические силы, преследовавшие разные цели. Некоторым из них удалось добиться осуществления своих главных целей, некоторым – только их части.

 2. В антиимперской, антикоммунистической революции 1989-91 гг. проиграла имперски и идеологически мотивированная часть коммунистической партийной и государственной номенклатуры (ГКЧП, Крючков, Павлов, Полозков, а также Горбачев). далее➤

Всплеск свободы

Все великие революции начинаются с поиска дорог к “храму”— в царство достоинства, справедливости, добра, честности, равенства, свободы, братства. Русские начали этот поиск, когда начал рушиться Советский Союз. Журналисты рыскали по стране и искали истории, развенчивавшие мифы, которые долго создавались властями.

Главной целью был сталинизм—тема, которая была табуирована со времен провалившейся хрущевской оттепели середины 1950-х и начала 1960-х годов. Даже если бы Советский Союз был бы экономически, культурно и социально успешен, он вряд ли смог бы пережить откровения о том, что он был основан на расстрелах и голодных смертях миллионов невинных людей и порабощении десятков миллионов. Открывались секретные архивы и публиковались воспоминания бывших узников. далее➤

В России создается опасное положение, чреватое большой кровью и не имеющее никакого отношения ни к демократии, ни к реформам

То, что происходит в эти месяцы в Москве — необычайно интересно и, вероятно, очень опасно.

 В недолгие годы демократической эйфории и надежды на освобождение (в 1987-91) были три действующие силы: инициатор — Комитет государственной безопасности СССР, которому нужна была власть, ассоциируемая тогда у них с порядком; советская номенклатура разных видов от писателей до секретарей ЦК КПСС, от директоров заводов до разнообразных национальных и религиозных активистов, которые, наконец, захотели себя почувствовать не просто чиновниками и бессловесными танцорами в советском хороводе «дружбы народов», а полноценными людьми со своими взглядами, убеждениями, профессиональными занятиями и заработками. Но была и надежда — третья сила, почти проснувшийся, наконец, от семидесятилетнего столбняка, от ужаса, которым была поражена вся страна — русский народ (та самая «демшиза», которую с таким презрением поминают на «Эхе Москвы»). далее➤

Смертельная ошибка Анатолия Собчака

Эту историю рассказала мне Галина Васильевна Старовойтова незадого до своей гибели 20 ноября 1998 г. от руки наемного убийцы в подъезде своего дома в Петербурге.

Однажды весной 1990 г. по завершении какого-то публичного мероприятия с ее участием (митинга или встречи с избирателями – Галина Васильевна тогда была народным депутатом СССР) к ней подошел молодой мужчина с незапоминающимся лицом и сказал:
- Уважаемая Галина Васильевна! Мне очень нравится то, что Вы говорите, и то, что Вы делаете. Мне так хотелось бы Вам чем-то помочь! далее➤

О том, как жили в Питере в 1990-91 гг.

Я водила дочь завтракать в пышечную за углом – там был сахар, я могла напоить ребёнка сладким чаем. Дома все банки и коробки для продуктов стояли пустые – не было не только сахара, не было ничего. Я с утра отправлялась в "продуктовые" рейды, чтобы поймать хоть какую-нибудь еду.

Удалось купить турецкие бульонные кубики. Всю зиму мы питались супом с этим кубиками и жареной на постном масле картошкой с салатом из редьки и моркови. далее➤

О так называемой «нехватке» хлеба и сахара в Питере в 1990-х гг.

Министр спорта РФ Виталий Мутко, будучи чиновником мэрии Петербурга, в начале 90-х, подобно Путину, пытался раздобыть для города продовольствие. Удалось ли это Виталию Мутко? Бывшие депутаты Петросовета, пытавшиеся разыскать исчезающие продукты, вспоминают события тех дней.

Бывший депутат Петросовета (1991-1993г.) Станислав Сухарский:

- В конце 1990-начале 1991 года в Петербурге разразился продовольственный кризис. Известный в городе журналист Александр Невзоров рассказал по телевидению, что товарная станция в Петербурге забита вагонами с сахаром. При этом сахара в городе было просто не достать. далее➤

Страницы

В своей книге «Певцы и вожди» В. Фрумкин размышляет о взаимоотношении искусства и власти в тоталитарных государствах, о влиянии «официальных» песен на массы.

Вышел сборник рассказов Якова Фрейдина
Автор увлекательно рассказывает о забавных ситуациях и интересных людях, которых он встретил: