Общественно-политический журнал

 

Холокост

Визит Путина в Израиль и его речь перед Форумом памяти Катастрофы – возможность спросить его о судьбе Валленберга

В этом месяце исполнится 75 лет со дня исчезновения шведского дипломата Рауля Валленберга и дня освобождения Освенцима.

75 лет спустя барабаны зла и равнодушия все еще грохочут в то время, как международная общественность по большей части взирает со стороны на всевозможные зверства и беззаконие.

Поэтому было бы самым подходящим сделать 17 января, день исчезновения Валленберга в советском ГУЛАГе в 1945 году, международным днем памяти этого человека, признанного почетным гражданином Израиля, Канады, Австралии и США. Валленберг был факелом во мраке Катастрофы и остался им по сей день.

До того, как он прибыл в шведское консульство в Будапеште в середине июля 1944 года, 440 тысяч венгерских евреев отправили в Освенцим в течение десяти недель. Самое массовое, самое быстрое и самое эффективное убийство за всю историю Катастрофы. Тем не менее, Валленберг сумел спасти больше 100 тысяч евреев в течение последних шести месяцев 1944 года, и доказал всем, что один человек, полный сострадания, заботы и смелости, оказался в состоянии противостоять злу, победить его и изменить историю. далее➤

Обязанность не забывать, чтобы не повторилось

Обвиняемый прятался за темными солнцезащитными очками, прикрывая лицо красной папкой, когда судебный служащий катил его на инвалидной коляске в переполненный зал суда в Гамбурге. Это был первый день, когда он давал показания, жалуясь, что сам процесс «уничтожает» его «достойную» старость. «Нет, не так я ее себе представлял», - сказал этот 93-летний человек, обращаясь к председателю суда.

В черной шляпе, синем пиджаке и серых брюках Бруно Дей, - так зовут обвиняемого, - прочитал заранее подготовленное заявление, отвечая, таким образом, на более чем пять тысяч обвинений в причастности к убийству, базирующихся на факте его службы охранником в нацистском концлагере Штуттгоф с августа 1944 года по май 1945 года. «Кошмары страданий и ужасов преследовали меня всю жизнь», - утверждал Дей. Суд над ним стал одним из многих, проходивших в последние годы в Германии в погоне за ускользающим временем, чтобы успеть вывести на судебную авансцену последних оставшихся в живых нацистов, где бы они ни жили. далее➤

«Марта Кон: так я случайно стала шпионкой»

Среди фильмов хайфского кинофестиваля особняком стоит документальная лента немецкого режиссера Николы Элис-Ханс и израильского продюсера Амоса Гевы «Марта Кон: так я случайно стала шпионкой».

Внешний вид героини этого фильма способен ввести в заблуждение: совсем крохотная, согбенная, сморщенная старушка, настоящий «Божий одуванчик» – дунь и улетит! Особенно, если принять во внимание, что ей уже... 99 лет. Еще год – и она окажется на той границе, за которой ей смело можно пожелать «до 120», как принято у евреев.

Ну да, она же – еврейка. Французская еврейка Марта Кон, которая родилась в старинном городе Мец (Лотарингия), недалеко от франко-германской границы, где евреи поселились еще в IV-V вв. В ее роду было несколько поколений раввинов. далее➤

Весь ужас в том, что убивали своих же соседей, с которыми жили бок о бок многие годы

«В 2001 году отмечали 60-летие погрома в Киселеве. Тогда были живы еще две женщины и мужчина – свидетели произошедшего. Они видели, например, как один человек из толпы, убивавшей евреев, схватил маленького ребенка за ноги и ударил его головой о колесо телеги…»

Тогда, в 2001 году, на месте трагедии установили подобие обелиска, который потом сломали. Теперь мемориал отстроен заново. Его торжественное открытие состоялось накануне Рош ха-Шана, с которого начинается отсчет дней покаяния или "грозных дней". И в этом Илья Хочь, директор Черновицкого областного благотворительного фонда «Хесед Шушана» и председатель городской еврейской общины «Мириам», видит определенный символизм. далее➤

«Люди до последнего надеялись, что если будут законопослушными, будут делать, что им говорят, то их не тронут»

Эту историю я берёг для своих детей - когда подрастут, но в свете последних событий, мне кажется, некоторым соседям она сейчас нужнее, чем детям.

Лет 10 назад, по дороге в Варшаву я упросил навигатор вести меня самыми просёлочными дорогами, какие только есть в Польше, потому что люблю тишину и сельские пейзажи и ненавижу магистрали. Навигатор сказал: "Ok, давай налево", и через пару часов я оказался посреди леса, на такой раздолбанной бетонке, каких даже дома не видал: казалось, её ещё с той войны не ремонтировали (как вскоре выяснилось, так оно и было).

Аккурат когда от сельских пейзажей начало ломить поясницу и предательски захотелось обратно на магистраль, бетонка привела в деревеньку под названием Treblinka. Я, конечно, остановился, спросил у местных. Да, это была та самая Треблинка. И мемориал был, километрах в трёх, в лесу. Бетонку строили узники. С тех пор и не ремонтировали, - "zla droga", - говорили. далее➤

Канун Пейсах

     «Мне  сказали, мой сосед – врач, так он сказал, что у неё брали кровь, из неё тащили жилы. Вот! Девочку привезли в больницу на исследование, где мой сосед работает»,- вещал рабочим, взобравшись на высокий, на металлических ножках табурет, бригадир Василяускас. С чавканьем жуя кусок чёрного хлеба и нарезанную кубиками ветчину, которой шматочки он цеплял остриём складного перочинного ножичка и похрустывая солёным огурчиком, он делился якобы доверенной ему соседом-врачом информацией. Часть рабочих его бригады, вооружённая бутербродами, термосами и бутылками кефира наизготовку, внимала «свежим» новостям, обступив кругом своего бригадира, в ожидании когда тот закончит. Другие стояли нетерпеливо приступив к бомбометанию в организмы своих пищевых снарядов. Остальные расселись кто-куда и тоже заправлялись содержимым своих тормозков. Некоторые отправились в заводскую столовую, где всегда пахло кислой капустой, жидким картофельным пюре на «машинном» масле и пролетарским духом. далее➤

Волна антисемитизма во Франции

Франция переживает всплеск антисемитских преступлений. Некоторые эксперты винят "желтые жилеты" в создании атмосферы, способствующей распространению ненависти по отношению к евреям.

Когда несколько дней назад Морис Руффинья стоял - уже не в первый раз - на оскверненном еврейском кладбище, он чувствовал себя как в путешествии в темное прошлое, с которым, казалось, уже давно покончено. "Я ребенком пережил Вторую мировую войну, страдания, депортации", - вспоминает 84-летний житель Сен-Женевьев-де-Буа, небольшого предместья Парижа.

Руффинья - не еврей, но все более учащающиеся антисемитские нападения во Франции приводят его в негодование: "Мы не можем так просто мириться с подобными вещами, с этим нарастающим расизмом и этой безучастностью". далее➤

Женщина, которую ненавидел Гитлер

Эта история, попавшая на страницы еврейских газет Польши, произошла в середине января 1939 года. В Большой синагоге Варшавы, незадолго до окончания вечерней молитвы, появился неизвестный человек. Никто из постоянно собиравшихся здесь евреев его не знал.

Загадочный проповедник

Войдя в зал, молитвенник с полки он не взял, а просто остановился у двери. Когда были произнесены последние слова молитвы, незнакомец неожиданно громко сказал: «Подождите, пожалуйста, не расходитесь! Я хочу сказать вам несколько слов!» далее➤

Холокост, Россия, предистория

23 января 2017 года вице-спикер Государственной Думы РФ и телеведущий Петр Толстой в ТАССе заявил, что "люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто разрушал наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганами в 1917 году, сегодня, работая в разных других очень уважаемых местах – на радиостанциях, в законодательных собраниях, продолжают дело своих дедов".

Сам депутат и телеведущий позднее был вынужден оправдываться у себя в фейсбуке: всех, обвинивших его в юдофобии, он обвинил в том, что они являются людьми "с больным воображением", но при этом добавил, что они "не знают истории своей страны". Такое заявление государственного мужа заставляет либо усомниться в знании им самим истории своей страны, либо в сознательном искажении истории в угоду неутихающей в России традиционной антисемитской пропаганде. далее➤

Карл Лутц осуществивший самую масштабную операцию по спасению евреев был забыт на родине

Швейцарский дипломат Карл Лутц провел самую масштабную в истории Второй мировой войны операцию по спасению евреев. Но на родине его имя на долгое время было забыто.

В восточном пригороде столицы Швейцарии Берна есть улица Карла Лутца. Если спросить проходящих мимо людей, в честь кого она названа, ответить почти никто и не сможет. Ответ, между тем, написан мелким шрифтом на табличке с названием улицы - швейцарский дипломат, вице-консул в Будапеште с 1942 по 1945 годы.

Еще больше ответов хранится в архивах департамента иностранных дел Швейцарии. Перевязанные в пачки тысячи писем, каждое со штампом швейцарского правительства, в каждом фотографии семей. Гейгеры: Шандор, Иштван, Ева. Или Бреттлеры: Исаак, Мина, Дора. далее➤

Страницы