Общественно-политический журнал

 

«Мы слишком долго этого не замечали»

Соединенные Штаты вынуждены вести информационную войну сразу на нескольких «фронтах», но, как считают эксперты, нередко проигрывают «информационные сражения» из-за нехватки средств, специалистов и опасений нанести слишком большой ущерб «противнику».

«Возможно мы разработали хорошую тактику, но поражение неизбежно, если мы не сможем создать эффективную стратегию», – заявил на слушаниях в Конгрессе США эксперт лондонского Королевского колледжа Мэттью Армстронг (Matthew Armstrong).

Открывая заседание, председатель подкомитета по новым вызовам Комитета по делам вооруженных сил нижней палаты Элиз Стефаник (Elise Stefanik) особо отметила, что законодатели считают эту проблему «чрезвычайно важной».

«До сих пор эти вопросы обсуждали только в «закрытом» режиме», – уточнила она, добавив, что «атаки» со стороны России, Китая, Ирана и радикальных террористических организаций не ограничиваются только «действиями в киберпространстве».

«Противостояние идей продолжается, но мы слишком долго этого не замечали, – сказала Элиз Стефаник. – Инструменты пропагады, используемые в этой войне, изменились, но доктрина осталась прежней. Информационная война идет за территории, ресурсы и умы людей».

По мнению Мэттью Армстронга, впрочем, термин «информационная война» является слишком «узким», и сейчас скорее нужно говорить о «политических» или «гибридных» сражениях.

«Наши противники используют наши собственные ошибки, разницу между тем, что мы делаем, и что мы говорим», – считает эксперт.

Кроме этого, утверждает Армстронг, ответные действия США зачастую плохо «скоординированы» из-за излишней бюрократизации и «недостаточного взаимодействия» между различными ведомствами.

«Одна из самых больших проблем – это милитаризация внешней политики, – полагает эксперт Королевского колледжа. – Сейчас информационную борьбу курирует министерство обороны (США), вынужденное прикрывать недоработки Госдепартамента».

Как считает старший аналитик Департамента по изучению международных военных проблем Тимоти Томас (Timothy Thomas), главной стратегической задачей «информационных противников» США является «подрыв доверия между членами НАТО и Евросоюза», и арсенал используемых ими «инструментов» куда шире часто упоминаемых американскими законодателями российского государственного телеканала RT, например, или международного информационного агентства «Спутник».

«Существует и военная составляющая – научные роты и информационные войска (министерства обороны РФ), – подчеркнул он. – Противник использует хакеров, компьютерных ботов, проводит атаки на нашу кибер-инфраструктуру и использует западные медиа».

При этом, уверены эксперты, российские телеканалы и информационные агенства, в отличие от своих китайских коллег, используют «упрощенную тактику», зачастую выбирая «самые дешевые и самые доступные методы».

«(Китайский государственный телеканал) CCTV продвигает точку зрения Пекина, в то время, как канал RT не ищет ответы на вопросы, а лишь пытается посеять сомнения», – говорит Мэттью Армстронг.

Тактика, используемая российскими СМИ, вещающими за иностранную аудиторию, по мнению экспертов, действительно не отличается «изобретательностью».

«Они создают фальшивую реальность, приглашают в эфир фальшивых экспертов и производят фальшивые новости», – утверждает эксперт лондонского Королевского колледжа.

При этом, уверен Мэттью Армстронг, крайняя «поляризация политической жизни» в США после выборов-2016 делает эту простую, на первый взгляд, тактику достаточно эффективной.

«В США не было бы рынка для RT, если бы американская пресса делала свое дело», – напомнил эксперт высказывание одного из влиятельных российских медиа-менеджеров.

Российская сторона, как считают аналитики, успешно использует и «политкорректность» администраторов американских социальных сетей и интернет-порталов. Так, например, некоторые правоконсервативные группировки, заблокированные в Facebook и на других порталах в США, получили подчеркнуто теплый прием в российской социальной сети «В контакте», и теперь активно используют эту площадку.

Эксперты уточнили, что различные ведомства в США, отвечающие за контрпропаганду, зачастую «плохо понимают» аудиторию страны, с которой должны работать, а «инструменты информационной борьбы», эффективные в Китае, например, попросту не работают, если речь идет о России.

«В этой сфере у нас работает слишком много агентств и служб, – объяснил сотрудник консалтинговой компании «Neptune», и бывший координатор Центра глобальных действий Госдепартамента США Майкл Лампкин (Michael Lumpkin). – Так что иногда ситуация напоминает лодку, в которую село много людей. Никто из них не отлынивает от работы, но далеко не все гребут в одну сторону».

По мнению Мэттью Армстронга, главной проблемой для США все же является «боязнь решительных действий».

«Мы позволяем российским и китайским (международным) медиа работать здесь (в США), в то время как Россия запрещает вещание наших СМИ, – говорит он. – Мы должны вспомнить о принципе взаимности, и иногда не бояться выбирать симметричные ответы, выбирая наиболее жесткие из них» – убежден эксперт.

Существуют опасения, что объявленные новой администрацией США шаги по сокращению бюджета Госдепартамента и других международных ведомств могут «нанести непоправимый ущерб» международной репутации Соединенных Штатов.

Проект новой стратегии США в отношении России

На этой неделе исполнилось ровно три года с момента аннексии Крыма Россией. Мировое сообщество, в первую очередь ООН и страны Запада, признали эти действия Москвы незаконными и нарушающими международные нормы.

Против России были введены санкции, тем не менее за три истекших года это не привело ни к возвращению Крыма Украине, ни к окончанию военного конфликта на Донбассе.

В этой связи США и их союзники пытаются определить как им следует выстроить свою политику, чтобы недопустить дальнейших актов агрессии и нарушений международных законов со стороны Москвы

Эш Джейн, старший политолог Атлантического Совета: Нам нужно оставить санкции в силе, нужно чтобы власти России знали что им придется ответить за нарушения международных норм.

Я согласен с теми, кто говорит, чтобы вернуть вспять амбиции Кремля задача не из легких, но мы понимаем границы наших возможностей. Мы понимаем, что Россия это страна с мощным ядерным арсеналом и армией, поэтому никто не собирается воевать с Россией и меры воздействия должны быть, прежде всего, экономические.

Эксперты собравшиеся в в вашингтонском Атлантическом Совете, согласились с тем, что Белому Дому нужна новая российская стратегия. Она должна состоять из двух основополагающих принципов:

Первый - не позволять Кремлю подрывать сложившуюся международную систему.

Второй - сохранять незыблемыми демократические ценности западного сообщества.

Чтобы осуществлять новую российскую стратегию, считают политологи, необходимо выполнять несколько правил:

1. Предотвратить возможные угрозы в будущем. Речь идет о защитных мерах как в плане вооружений, так и методов кибервойны и энергетической независимости.

2. Не оставлять нарушения международных норм безнаказанными. Только так можно добиться того, чтобы российские лидеры отвечали за свои поступки.

3. Активно противостоять кремлевской пропаганде. Экспетры особенно подчеркивают важность позитивного посыла, отстаивающего демократические ценности и международной безопасности.

4. Необходимо поддерживать стремление россиян к демократии. Включать в дипломатические проекты встречи с российской оппозицией, налаживать активные контакты рядовых граждан России с зарубежными представителями и культурой

Проект безусловно амбициозный и долгосрочный. Для его осуществления, подчеркивают авторы, обязательно следует сохранять единство западных держав. Здесь имеется ввиду не только укрепление связей с Евросоюзом и внутри НАТО, но и развитие отношений с партнерами в Тихоокенском и других регионах мира.

Что же касается кремлевского руководства, то здесь эксперты считают, что призыв Вашингтона должен оставаться прежним. Мы всегда готовы искать точки сопикосновения и сотрудничать там, где у США и России есть общие интересы

 

 

 

 

В своей книге «Певцы и вожди» В. Фрумкин размышляет о взаимоотношении искусства и власти в тоталитарных государствах, о влиянии «официальных» песен на массы.

Вышел сборник рассказов Якова Фрейдина
Автор увлекательно рассказывает о забавных ситуациях и интересных людях, которых он встретил: