Общественно-политический журнал

 

Cтрана балансирующая на грани войны. Сомнительно, что такое поведение самостоятельно

Два дня назад я стоял на краю площади Ким Ир Сена в центре Пхеньяна и наблюдал, со смешанными чувствами трепета и тревоги, как передо мной проходит гигантский военный парад вооруженных сил Северной Кореи.

Вернувшись на то же самое место сегодня, я обнаружил площадь совершенно пустой, не считая нескольких госслужащих, идущих пешком, да одного причудливого автомобиля - что, в общем, довольно красочно иллюстрирует ситуацию с уличным движением - точнее, его почти полным отсутствием, - в этом изолированном, страдающем от санкций большом городе.

Кураторы, приставленные ко мне властями Северной Кореи, сопроводили меня по ступеням до дверей министерства иностранных дел, и вскоре я уже сидел лицом к лицу с замглавы ведомства Хан Сонг-Рёлем.

Были ли среди вооружений, представленных на параде, новые межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), как о том говорили некоторые аналитики, спросил я его.

"Дорогой Высший Руководитель Ким Чен Ын в своем историческом новогоднем обращении в этом году сказал, что мы находимся на финальном этапе подготовки к запуску МБР", - ответил он.

"Я не эксперт в военной области, - продолжил он. - Но я надеюсь, что МБР была среди ракет, показанных на параде".

По его словам, КНДР нуждается в подобном оружии - "чтобы защитить наше правительство и наш строй от угроз и провокаций со стороны США".

В качестве ответного выпада на заверения президента США Дональда Трампа, что Северной Корее не будет позволено разрабатывать ядерное оружие, Хан Сонг-Рёль сообщил: "В соответствии с нашим собственным расписанием, мы будем проводить всё новые испытания на еженедельной, ежемесячной и ежегодной основе".

На протяжении многих лет Северная Корея воспринималась как страна, прибегающая к провокациям и балансирующая на грани войны с целью повысить напряжение и таким образом добиться для себя стратегического преимущества.

Это дает ей возможность выторговывать себе различные уступки в дипломатической и экономической сферах через переговоры о разрядке напряженности, лишь для того, чтобы спустя некоторое время отречься от собственных обязательств по разоружению.

Это повторяется из раза в раз, и с каждым новым циклом, на каждом этапе Северная Корея становится еще на один шаг ближе к своей заветной цели стать полноценной ядерной державой.

Однако, хоть окружающий мир - и в первую очередь ближайшие соседи КНДР - и испытывает глубокую озабоченность по поводу нынешнего состояния ее ядерной программы, ее воинственную риторику редко когда принимают за чистую монету.

Если читать между строк, то нетрудно обнаружить, что по большей части эта воинственность всегда условна, щедро приправлена всевозможными "если" и "однако" - в точности как это было сегодня.

"Если США пойдут по своему безрассудному пути и прибегнут к использованию военных средств, то это будет означать, с первого же дня, начало тотальной войны", - сказал мне Хан Сонг-Рёль.

Вместе с тем интервью содержит намек на появление нового тревожного элемента непредсказуемости.

Недавнее распоряжение президента Дональда Трампа о нанесении удара по сирийскому аэродрому явно привело Пхеньян в замешательство, и теперь угрозу представляет возможный ответный удар не только в случае атаки на Северную Корею, но и, как дает понять мой собеседник, в случае планирования таковой:

"Если США посягнут на наш суверенитет, то это спровоцирует нашу немедленную ответную реакцию, и, если они планируют военное нападение на нас, мы ответим упреждающим ядерным ударом в нашем собственном стиле и нашими методами".

Однако, несмотря на риторику с обеих сторон, реальные риски, как полагает большинство наблюдателей, все же пока ограничены.

Для США и их союзников война несет с собой неисчислимые риски, и, хотя Вашингтон утверждает, что не исключает никаких опций, посылаемые им сигналы указывают на то, что наиболее вероятным вариантом развития событий остаются дипломатия и ужесточение санкций.

На данный момент, впрочем, остается неясным, как именно эти методы, уже не раз потерпевшие неудачу в прошлом, заставят самое тоталитарное из всех государств отказаться от своего ядерного оружия.

Замглавы МИД Северной Кореи Хан Сонг-Рёль вполне недвусмысленно дал мне понять, что его страна вынесла уроки из недавней истории, в частности, из инициированных США попыток поменять режим в Ираке и Ливии.

"Если баланс сил нарушится, то начало войны неотвратимо и неизбежно, - сказал он. - Если у одной стороны есть ядерное оружие, а у другой - нет, и если между ними плохие отношения, война непременно разгорится".

"Это урок, преподанный реальностью в странах на Ближнем Востоке, таких как Ливия и Сирия, где люди страдают от огромных бедствий", - добавил замминистра.

В пределах городских границ Пхеньяна у иностранных журналистов нет почти никакой возможности увидеть подлинную жизнь людей, так как пресс-туры тщательно срежиссированы и жестко регламентированы.

Совершенно вне всяких пределов досягаемости, как показывают надежные свидетельства, располагаются огромные политические тюрьмы, куда бросают всех диссидентов и оппонентов системы, независимо от степени тяжести их проступков перед режимом.

Вместо того, чтобы производить ядерное оружие, спрашиваю я своего собеседника, не было ли бы полезнее для Северной Кореи заняться улучшением жизни собственного народа, начав, скажем, с закрытия этих гулагов?

"Мы не позволим никому со стороны критиковать наш социалистический строй, и мы верим в тот выбор, который мы сделали, - отвечает Хан Сонг-Рёль. - Народные массы стоят в самом центре нашего государства, и их безопасность и права человека гарантированы".

"Что же касается так называемых лагерей для политических заключенных, которые вы только что упомянули, - продолжил он, - то это выдумки, сфабрикованные нашими врагами, которые были затем распространены их последователями с целью демонизировать нашу страну".

Сигнал понятен.

Милитаризованная и изолированная, Северная Корея имеет право идти собственным путем, и Хан Сонг-Рёль, похоже, убежден в том, что никто не сможет ее остановить.

До сих пор удавалось доказать правоту этого убеждения.

Джон Садворт

 

 

 

 

В своей книге «Певцы и вожди» В. Фрумкин размышляет о взаимоотношении искусства и власти в тоталитарных государствах, о влиянии «официальных» песен на массы.

Вышел сборник рассказов Якова Фрейдина
Автор увлекательно рассказывает о забавных ситуациях и интересных людях, которых он встретил: