Общественно-политический журнал

 

Ангела Меркель: Крах евро повлечет за собой крах Европы

Ангела Меркель во время выступления в бундестагеПо словам канцлера ФРГ, стабильная европейская валюта важна для будущего всего Европейского Союза. Однако для долгосрочного преодоления кризиса евро необходимы качественные изменения, подчеркнула Ангела Меркель.

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) намерена решительно бороться за спасение единой европейской валюты. "Крах евро повлечет за собой и крах Европы", - заявила она в среду, 7 сентября, выступая в бундестаге. По словам главы немецкого правительства, Европа - это "гораздо больше, чем просто единая валюта". История показала, что страны с общей денежной единицей никогда друг против друга не воевали, добавила она.

"Евро не должен потерпеть крах, и этого не произойдет, - подчеркнула Меркель. - Это будет долгий, трудный, но верный с точки зрения будущего путь". По ее словам, высокий уровень государственной задолженности ряда стран еврозоны - это не только последствие спасения банков и антикризисных пакетов 2008 года. "Эта задолженность является результатом неправильной философии, которая царила на протяжении десятилетий", - цитирует слова германского канцлера dpa.

Германия тоже допускала ошибки

Подобные ошибки допускались и в ФРГ, отметила Ангела Меркель. Бюджетная задолженность появилась в 1966 -1969 годах, когда Федеративной республикой впервые правила "большая коалиция". В тяжелые времена размер долга возрастал, а в благоприятные периоды прилагалось слишком мало усилий, чтобы его сократить. По словам немецкого канцлера, так больше продолжаться не может. Ради благополучия будущих поколений необходимы принципиальные перемены, подчеркнула Меркель.

Для спасения Европы следует расширить число правил, носящих для всех стран ЕС обязательный характер, уверена глава правительства ФРГ. Поэтому, по ее словам, внесение изменений в основополагающие договоры Европейского Союза не должно оставаться табу. В частности, Меркель высказалась за закрепление в Лиссабонском договоре механизма, который бы принуждал страны придерживаться условий Пакта стабильности и роста.

Цитата:

Газета Frankfurter Rundschau пишет:

Принимая решение о введении евро, политики обещали стабильную валюту, в которой без опасений можно разместить свои капиталы, а позже в этой валюте будут гарантированно выплачиваться пенсии.

Скептицизму немцев по отношению к евро политики противопоставляли обещания гарантировать политическую независимость Европейского центрального банка, который, в свою очередь, будет заниматься, главным образом, обеспечением стабильности цен.

Маастрихтские договоренности предусматривали жесткие условия для Европейского центрального банка и для стран еврозоны. Если в период немецкой марки уровень инфляции в стране составлял в среднем 2,4 процента в год, то теперь, после введения евро, он не должен превышать 2 процента. Кроме того, для стран еврозоны были установлены жесткие пределы государственной задолженности.

Если бы немцы в свое время могли предположить, что Маастрихтские договоренности будут просто игнорироваться, они бы взбунтовались против евро. После введения евро политики стран еврозоны совершили историческое предательство по отношению к своим гражданам. Берлин и Париж первыми нарушили Маастрихтские договоренности, когда зафиксированные в них условия показались им невыгодными.

А то, что затем себе позволили Греция, Ирландия и Португалия, повергло в шок даже противников евро. Мало того, что финансовые балансы были фальсифицированы, так еще благодаря манипуляциям были нагромождены огромные государственные долги, значительно превышавшие пределы, допускавшиеся Маастрихтскими договоренностями.

Более того, граждан обманывали не только отдельные страны еврозоны, но и "спасатели". После того, как в начале 2010 года Европейский центральный банк решил скупить греческие государственные облигации, любая критика этого решения тут же опровергалась. Сегодня же ясно, что Европейский центральный банк оказывается весьма ограниченным в своих действиях из-за того, что он скупил государственные облигации Греции, Португалии и Ирландии на сумму в 75 миллиардов евро.

Вместо того чтобы исключить Грецию из еврозоны и не давать ей больше ничего в долг, политики пытаются нас заверить в том, что единственной возможностью спасти Грецию является учреждение специального фонда на сумму в 750 миллиардов евро. В действительности же политики просто злоупотребляют доверием налогоплательщиков ради спасения европейской финансовой системы. В итоге, Грецию вынудили принять жесточайшие меры экономии, а сэкономленные деньги использовать для оплаты процентов европейским банкам.

Так что Маастрихтские договоренности были нарушены и "спасателями", и странами-банкротами. Им пришлось уступить нажиму со стороны финансового лобби. Французские банки, например, настаивали на том, чтобы Саркози подключил налогоплательщиков к операции по спасению евро. А Саркози убедил главу Европейского центрального банка француза Трише "социализировать" убытки банков.

Акции по спасению стран, оказавшихся в бедственном положении, однозначно являются нарушением соответствующего пункта в Договоре ЕС, а именно пункта о том, что в ЕС принцип взаимной ответственности не действует. Ведь Европейский центральный банк просто занимается монетаризцией государственных долгов некоторых стран, то есть он печатает деньги для Греции, Ирландии, Португалии, Италии и Испании. А это является откровенным нарушением Маастрихтских договоренностей.

В итоге, оказывается, что Европейский центральный банк должен Федеральному банку больше 300 миллиардов евро, а граждане Германии об этом и не знают. И это притом что ситуация с евро не так уж и драматична.

Сегодня нельзя доверять ни одному государственному договору, никаким обещаниям правительства, парламента или партий. Тем более что им не нужно бояться принудительной отставки. А граждане оказываются у разбитого корыта.

Тему продолжает газета Die Welt:

Совершенно справедливо представители правительства Германии резко критиковали неопределенность европейской политики в вопросе долгового кризиса. Председатель Еврокомиссии говорит одно, председатель Совета Европы - другое. Своими противоречивыми требованиями они дестабилизируют финансовые рынки. Хуже того, исполнители этой какофонии вызывают чувство неуверенности у граждан стран еврозоны. Так что нечего удивляться, что тем самым они дискредитируют и евро, и саму идею европейской интеграции.

Впрочем, немецким политикам не следует особо переживать из-за этого хаоса. Раздражает, но и вызывает понимание тот факт, что 17 стран еврозоны не в состоянии выработать единую точку зрения. Катастрофой, однако, является тот факт, что правящая коалиция, в составе которой всего 3 партии, не в состоянии договориться по кардинальным вопросам и эффективно работать. Например, пресловутый принцип взаимной ответственности стран еврозоны. Официально правительство Германии отклоняет его. Зато неофициально намекает, что это-де единственный выход из тупика.

В политическом отношении эти метания понятны. Ведь здесь кроется огромная проблема: немецкие избиратели, которым все это придется финансировать, будут чувствовать, что их надули. Таким образом, доверие, к европейской идее, к евро и к правительству Германии окажется сильно подорванным.

Федеральный конституционный суд Германии на состоявшемся в среду, 7 сентября, заседании признал законным создание Европейского фонда финансовой стабильности. Как сообщает агентство dpa, одновременно судьи подчеркнули необходимость расширения прав бундестага при принятии подобных решений. Впредь в процессе принятия решений о предоставлении финансовой помощи другим странам каждый шаг должен согласовываться с парламентским бюджетным комитетом. В этом процессе не должно быть автоматизма, ограничивающего права депутатов, говорится в решении.

Ранее группа немецких профессоров и депутатов бундестага подала иск против одобренных бундестагом мер по финансовой поддержке стран еврозоны, напоминает агентство Reuters. По мнению истцов, законы об оказании финансовой помощи Греции и создании Европейского фонда финансовой стабильности не лишают бундестаг закрепленной в Основном законе ФРГ прерогативы утверждать бюджетные расходы. Обосновывая принятое решение, судьи обратили внимание на то, что процедура выделения помощи должна быть четко расписана с тем, чтобы у парламентариев оставалась возможность для осуществления контроля. В ходе принятия решения о пакете помощи в прошлом году эти критерии были соблюдены, считают судьи.

Влиятельный в ХДС руководитель внутриполитической комиссии бундестага Вольфганг Босбах (Wolfgang Bosbach), например, заявил, что не проголосует за второй пакет помощи Афинам, если в него не будут внесены существенные изменения. Его не устраивает в первую очередь увеличение европейского стабфонда и предоставленное ему право скупать долговые обязательства кризисных стран.

Босбах считает, что Греция никогда не сможет расплатиться по долгам, а принятые на саммите 21 июля решения фактически ведут дело к коллективной финансовой ответственности, что, по его мнению, подрывает стабильность евро.

К числу скептиков относится и министр труда Урсула фон дер Лайен (Ursula von der Leyen). А она, между прочим, в Христианско-демократическом союзе одна из заместителей Ангелы Меркель, которая председательствует в этой партии.

Урсуле фон дер Ляйен нравится подход правительства Финляндии, которое добивается от Греции дополнительных гарантий под финскую долю очередной финансовой помощи Афинам. Министр заявила, что деньги из европейского стабфонда следует предоставлять кризисным странам только в обмен на их обязательства расплатиться, в случае чего, золотыми резервами или переуступкой прав собственности на промышленные предприятия. Тогда, добавила Урсула фон дер Ляйен, можно быть уверенным, что "проблемные" страны не ослабят борьбу с запредельной государственной задолженностью.

Канцлер дала своему министру от ворот поворот, идею отверг и председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер (Volker Kauder). Но это не значит, что у Урсулы фон дер Ляйен и Вольфганга Босбаха мало единомышленников.