Общественно-политический журнал

 

 

 

Первые реакции на «Список Магнитского»

 Смерть юриста Сергея Магнитского в московском СИЗО в 2009 году была трагедией, заявил пресс-секретарь Белого дома Джей Карни в пятницу 12 апреля.

«Расследование его гибели не дало видимых результатов, – продолжил он. – Российские официальные лица, прямо причастные к заключению Магнитского, и сотрудники тюрьмы, принимавшие непосредственные решения, которые привели к его смерти, остаются безнаказанными.

Администрация президента твердо намерена продолжать работать с Конгрессом в деле продвижения универсальных прав человека по всему миру, и мы будем использовать такие инструменты, как «закон Магнитского» и другие доступные нам юридические рычаги с тем, чтобы лица, ответственные за неквалифицированное лечение и смерть Магнитского, не имели возможности въезжать в Соединенные Штаты и здесь работать».

 Джей Карни сообщил, что на минувшей неделе президент отдал определенное распоряжение госсекретарю и министру финансов, касающееся «закона Магнитского» 2012 года.
 
 «В соответствии с ним, – пояснил он, – представители Госдепартамента и Министерства финансов составляют и представляют в Конгресс список лиц, связанных с заключением, жестоким обращением и смертью Сергея Магнитского, а также тех, кто причастен к определенным нарушениям прав человека. Внесение в этот список означает, что данным лицам будет запрещен въезд в США, а их активы в США будут заморожены…».

 «Мы открыто заявляем о наших разногласиях с Россией, – отметил пресс-секретарь Белого дома, отвечая на вопрос о российской версии «списка Магнитского» – «списке Гуантанамо». – Права человека – вот вопрос, в котором мы иногда не можем прийти к соглашению, и мы честно и искренне говорим об этом. Мы будем работать с россиянами над решением этих и других вопросов, некоторые из которых затрагивают важные для США интересы национальной безопасности, так же как и безопасности – в случае с Северной Кореей – для этого региона».

Госдепартамент США

И.о. заместителя официального представителя Госдепартамента США Патрик Вентрелл распространил следующее заявление: «Сегодня Госдепартамент совместно с Казначейством США, в соответствии с «Законом Магнитского» направил в Конгресс список лиц, которые, на основании достоверной информации, соответствуют оговоренным в документе критериям. Эти критерии включают ответственность за содержание под стражей, жестокое обращение с Сергеем Магнитским и его смерть, или вовлеченность в другие грубые нарушения прав человека в России. Лицам, значащимся в списке, запрещено получать въездные визы или пользоваться имеющимися въездными визами США. Их собственность, находящаяся под американской юрисдикцией или интересы, связанные с таковой собственностью, блокированы, и действия с собственностью запрещены».

Европа

 В связи с публикацией в США «списка Магнитского» евродепутат и инициатор аналогичного законодательства в ЕС Кристина Оюланд прокомментировала ситуацию.
 
 «От всей души приветствую этот шаг! Это настоящая веха в борьбе с коррупцией, начало работы практического механизма защиты прав человека в России. После утверждения рекомендации “закона Магнитского” Европарламентом, надеюсь на скорейшее принятие аналогичного законодательства в ЕС, так как это было бы еще более действенной мерой. Ведь коррупционеры стараются пристроить награбленное именно в Европе из соображений удобства, географической близости. Они покупают виллы и апартаменты, яхты, учат детей, просто приезжают за покупками и приятным времяпрепровождением. США все-таки за океаном и путь туда даже на самолете не близкий. Европа для них по настоящему соблазнительна», – сказала евродепутат.

 Она подчеркнула, что реакция министра Лаврова ей не понятна, так как для борьбы с преступностью не может быть «неудобного времени». «Это не вопрос конъюнктуры, – подчеркнула Оюланд. – В этом заявлении есть косвенное подтверждение зависимости правосудия от политической власти, что несовместимо с подлинной демократией.

 Кристина Оюланд считает угрозы принятия «ответных мер» неэффективными, так как западные чиновники не имеют обыкновения хранить деньги в банках РФ, проводить в России свои отпуска и обучать в российских университетах своих детей.

 «До сего дня пострадали лишь одни сироты, что свидетельствует о полной моральной деградации тех политиков, которые пожертвовали благополучием детей, ставшими картой в этой игре», – продолжила депутат.

 Оюланд, по ее собственным словам, не испытывает разочарования из-за того, что список оказался не столь внушительным, как предполагалось заранее.

 «Составление списка – кропотливая работа, так как все данные должны быть тщательно проверены. Однако, работа далека от завершения, к тому же, увы, дело Сергея Магнитского не уникальный случай масштабного правонарушения с трагическим исходом – пытками и гибелью невинного человека в застенках. В этом и смысл создания закона как механизма, так как он предполагает постоянный мониторинг ситуации и включение новых имен нарушителей», – сказала евродепутат.

 В ответ на заявления Кремля о том, что это «антироссийская» мера, Оюланд подчеркнула, что во времена «холодной войны» советским людям тоже рассказывали о том, что цель Запада – развязать ядерную войну и уничтожить СССР. Советским вождям нужен был внешний враг, чтобы оправдать политику, заведшую страну в тупик и изоляцию.
 
 «После крушения СССР на Западе восторжествовало мнение о том, что либерализация экономики принесет соответствующий уровень демократизации жизни. Увы, этого не произошло. Наступил момент, когда США не могут безразлично взирать на беспредел коррупции, так как Россия – страна, несущая особую ответственность перед человечеством в качестве члена Совета Безопасности ООН, к этому ее обязывает и членство в других организациях таких как Совет Европы, – подчеркивает Оюланд. – Россия должна и может быть примером, так как народ выбрал демократию, что закреплено в конституции. “Закон Магнитского” работает в унисон с этим выбором россиян, он направлен на помощь в борьбе со злом лжи и беззакония. Пользуюсь случаем, чтобы выразить благодарность всем, кто внес лепту в создание закона. Очень надеюсь, что публикация списка морально поддержит мать и вдову Сергея. Уверена, что если закон стал реальностью в США, такой же реальностью станет и суд над всеми виновными в его гибели в России. Но для этого нужно продолжать работу. Европе нужен свой “закон Магнитского”, чтобы поддержать все демократические силы в России, помочь вернуть страну в конституционное русло».

Россия

Владимир Кара-мурза (мл.), член Координационного Совета оппозиции, Член Федерального политического совета Республиканской партии России – Партии народной свободы, долгое время добивался принятия «закона Магнитского». В интервью Русской службы «Голоса Америки» он выразил разочарование опубликованным списком.

 «Администрация Обамы повела себя последовательно: с самого начала Белый дом выступал против принятия сначала «закона Магнитского», а потом из администрации США поступали сигналы, что закон будет выполнен чисто формально, по минимуму. Это и произошло сегодня. Дружба и сотрудничество с режимом Владимира Путина, судя по всему, оказались для этой администрации важнее вопроса о правах человека», – сказал Кара-Мурза.

 «Список, очевидно, не полный, – продолжил он. – Когда сенатор Кардин изначально предлагал принять «закон Магнитского», Госдепартамент отвечал, что этого делать не нужно, потому тем 60-ти лицам, имена которых он перечислял, и так закрыт въезд в США. Ныне мы видим, что в итоговом варианте всего 18 человек. Это, очевидно, «стрелочники». Только два фигуранта этого списка – очень невысокого ранга – обвиняются в нарушениях прав человека за пределами «дела Магнитского». Я напомню, что идея Конгресса заключалась не в том, чтобы ввести персональные санкции в отношении тех, кто участвовал в «деле Магнитского», но и против других нарушителей прав российских граждан».

 «Но, хочу подчеркнуть, что процесс на этом не останавливается: то, что опубликовано сегодня – это только первый список. В законе прописано, что по мере поступления дополнительной информации, список будет расширяться. При этом, американские законодатели могут обращаться с запросами в администрацию о включении в список того или иного лица. Я также уверен, что американские и международные правозащитные организации продолжат работу по составлению расширенного списка и убежден, что Конгресс воспользуется своим правом запроса», – резюмировал Владимир Кара-Мурза.

Москва - «мы ответим»

 Российский ответ на «список Магнитского» в США может появиться в ближайшие дни. Об этом российскому ИТАР-ТАСС заявил глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков.

 Депутат подчеркнул, что не обладает конкретной информацией в данный момент. «Логично предположить, что такой российский список появится в течение одного-двух дней. Список "антимагнитского" будет соразмерным и паритетным», – заявил Пушков.
 
 В этом же духе высказался и заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков.

 «Много раз говорили, что все это крайне деструктивно для двусторонних отношений, что мы никогда не стали бы инициировать подобные встречные шаги, у нас в отношениях и без этого проблем хватает, – цитирует Рябкова ИТАР-ТАСС. – Но коль скоро американская сторона, включая и администрацию, и Конгресс, решила идти другим путем, нам не остается ничего, как ответить. Но ответ будет выверенный и сбалансированный. Мы не будем соревноваться в плохом смысле слова, не будем бежать впереди американцев по количеству лиц, которые будут включены в наш список, но паритетно мы ответим».

Президент правозащитной организации Freedom House Дэвид Крамер
 посетовал на то, что список получился коротким:

 «Он короче, чем мне хотелось бы видеть. Но главное здесь, на мой взгляд, то, что это должен быть открытый процесс, когда в список можно будет внести больше имен. Дело Магнитского, безусловно, в центре внимания этого закона, но ситуация шире, чем только его дело. Кроме того, насколько мне известно, существует секретное дополнение к этому списку, и надеюсь, многие российские чиновники будут испытывать беспокойство от того, не попали ли они в него. Российские власти угрожали, что это негативно отразиться на наших отношениях, но если бы они ответственно подходили к правам человека, то такие угрозы не понадобились бы».