Общественно-политический журнал

 

Рабов обязали пофестивалить для создания события

Российские СМИ сообщают о целом ряде случаев принудительного участия в массовых акциях 18 марта, посвященных годовщине аннексии Крыма. Прийти на митинги обязывали студентов и бюджетников.

Некоторые участники митингов по случаю трехлетия аннексии Крыма, прошедших по всей России 18 марта, заявили о принудительной явке на мероприятие. В частности, об этом корреспонденту издания "Кавказский узел" сообщили несколько демонстрантов в Грозном. "Это была очередная "принудиловка"… Раздали нам флаги России, Чечни и "Единой России", транспаранты. Больше часа нам пришлось находиться на митинге", - цитирует сайт в воскресенье, 19 марта, одну из сотрудниц местных ведомств.

Присутствовавший на мероприятии студент технического вуза сообщил о том, что ради митинга были отменены занятия. "Всех согнали на митинг в честь присоединения Крыма. Впрочем это особо никого не расстроило, просто не нравится, когда тебя силком гонят на какое-то мероприятие, а вечером по телевизору показывают, что тысячи людей активно митинговали", - рассказал молодой человек. Студент другого вуза чеченской столицы рассказал, что "не ходить на митинги и демонстрации нельзя, потому что это грозит недопуском к сдаче зачетов и экзаменов и прочим неприятностям".

Новосибирское издание "Тайга.инфо" сообщила о письме на имя ректора Томского государственного университета Эдуарда Галажинского от местных властей, в котором руководство ТГУ призывают организовать явку на митинг "студентов, преподавателей, сотрудников вуза в количестве 500 человек". Кроме того, власти хотели, чтобы студенты и преподаватели подготовили плакаты с лозунгами "Счастливы вместе", "Крым в моем сердце", "Путин - спаситель Крыма и Севастополя", "ВВП - Вежливо! Вовремя! Правильно!", "День вежливой дипломатии", "Чужого нам не надо, своего не отдадим" и другими, сообщает далее издание.

По данным томского интернет-агентства "ТВ2", в митинге в итоге участвовали около 3 тысяч человек.

Газета "Коммерсант" пишет, что аналогичная заявка на 10 тысяч участников поступила уфимским вузам от министерства образования Башкирии. В качестве поощрения за участие власти пообещали праздничный салют.

Московским студентам предлагали добровольное участие в массовых акциях, но обещали "поощрения по учебе", пишет портал "Такие дела". За участие в шествии от МГУ студентам предложили по 300 рублей, сообщает далее издание, ссылаясь на посты студентов в соцсетях.

Студенты в Сыктывкаре рассказали, что ради участия в митинге их освободили от учебы, сообщает сатирическая лента в Twitter "Россиюшка тудей".

На митинге в Москве в составе группы, участникам которой также заплатили по 300 рублей за 3-4 часа, побывала корреспондент портала "Медуза". По ее информации, на акции присутствовали множество подобных команд, которые иногда организованно отходили погреться. "Главное, чтобы на всем протяжении митинга было ощущение, что на площади много людей", - рассказала журналисту одна из постоянных участниц подобных мероприятий.

Она добавила, что большинство из присутствовавших на акции - те, кого отправили с работы, и те, кому платят за посещении митинга деньги. Людей для участия в мероприятии набирали на сайте massovki.net, пишет далее "Медуза".

"Новая газета" опубликовала скриншот одного из постов на странице Института естественных наук Волгоградского госуниверситета в сети "В контакте", открытой только для студентов и преподавателей. Доцент кафедры экологии и природопользования Анна Матвеева разместила на ней объявление о проведении "митинга, посвященного годовщине присоединения Крыма к России". "От института требуется 30 человек. Внизу указываем ФИО, группа", - говорится далее в сообщении.

Массовые акции прошли 18 марта по всей России. По данным правоохранительных органов, в митинге и концерте в Москве участвовали около 150 тысяч человек.

Журналистка «Медузы» посетила митинг в составе одной из групп

Сообщение о наборе людей в массовку для митинга на Воробьевых горах появилось на форуме massovki.net утром 17 марта. Искали «опрятно одетых людей», которые хотели бы получить 300 рублей за три-четыре часа присутствия на мероприятии. От желающих требовалось написать сообщение на номер в WhatsApp со своим именем, возрастом и номером телефона; в ответ на это куратор сообщал о месте встречи своей группы: 18 марта в 17:00 в центре зала ближайшего к Воробьевым горам метро «Университет».

Найти Виталия в зале метро оказалось не так просто — там стояло как минимум восемь групп по пять-восемь человек, к которым постепенно присоединялись другие люди. В ответ на вопрос, от какой организации они собрались, люди сообщали, что «ничего не знают». С седьмого раза удалось найти группу, собравшуюся по объявлению в «Массовках»; через несколько минут подошел и координатор, представившийся Виталием, — молодой человек лет тридцати с серьгой в ухе, длинными волосами, завязанными в хвостик, в камуфляжной куртке и кепке с козырьком. Каждый из участников группы показал Виталию свою переписку с ним в WhatsApp; координатор сверил данные со своим списком, в котором значилось 22 человека, поставил галочки и вывел группу на улицу. Там обнаружился еще один член группы — при нем был флаг с надписью «Независимый профсоюз актеров театра и кино» (последняя по времени новость на сайте организации сообщает, что создано отделение профсоюза в Севастополе); за то время, пока группа поджидала еще нескольких митингующих, похожие группы с руководителями уже возвращались к метро.

В «команде» Виталия оказалось всего несколько мужчин; подавляющее большинство митингующих составляли женщины. Одна из них, Анастасия, увидев растерянность журналистки «Медузы» (координатор вовсе ничего не объяснял участникам мероприятия), растолковала суть происходящего. Члены группы изображают актеров от профсоюза театра и кино; скандировать ничего не нужно; достаточно вместе с группой дойти до смотровой площадки и стоять там до тех пор, пока не настанет момент получать деньги.

По словам Анастасии, примерно таким образом она посещает по четыре митинга в год вот уже десять лет; как правило, митинг ЛДПР, первомай, митинг по случаю Дня победы и что-то нерегулярное вроде мероприятия на Воробьевых горах. Началось все, еще когда она училась в университете, — в Московском педагогическом государственном университете за посещение митинга, по ее словам, ставили хорошие оценки. «Студенчество закончилась, а привычка осталась», — подытоживает 30-летняя Анастасия: она работает химиком в лаборатории, ее месячный оклад — 10 тысяч рублей. Анастасия уверена, что подобная практика распространена не только в России. «А кто, по-твоему, все эти люди в розовых шапочках, которые поддерживают Клинтон? — спрашивает она риторически. — Конечно, это такие же, как мы тут».

«Как я отношусь к тому, что присоединили Крым? Да слава богу, что присоединили, а что? Зато теперь мы можем к ним без визы ездить. И они к нам», — рассуждает Анастасия, которая, впрочем, сама в Крыму ни разу не была. «А давно его присоединили-то?» — осведомляется отец девушки, которого она взяла с собой: все равно ему скучно сидеть дома.

Похожим образом высказываются и другие участницы группы. Студентка факультета психологии, которая в первый раз наткнулась на объявление о платном митинге, говорит, что «далека от политики» и присоединение Крыма ей, в общем, безразлично. Еще одна женщина рассказывает, что работала учительницей в сибирской школе, а когда ее закрыли — переехала в Москву, и теперь в качестве подработки к пенсии ходит за деньги на передачи вроде «Пусть говорят» и «Здоровье» (там, по ее словам, платят даже меньше, чем на митинге). «Я живу потихоньку, мне на самом деле ни холодно, ни жарко от того, что Крым присоединили, — рассуждает она. — Я же сюда не за идею пришла, а просто чтобы денежку получить. А что? Я же не обязана сопереживать каждому герою передачи „Пусть говорят“. И тут так же. Отношусь к этому как к работе». Работа, в частности, подразумевает, что люди из группы стараются ни на шаг не отходить в сторону: «Если координатор потеряет нас из виду, как мы потом докажем, что были здесь? А он тогда возьмет и не заплатит».

Сам координатор Виталий описывает себя как человека аполитичного, но в какой-то степени патриота (когда со сцены митинга звучит торжественное сообщение о том, что теперь в Москве могут учиться 50 тысяч крымских студентов, Виталий сардонически замечает, что общежития МГУ разваливаются и без них). Основная его работа заключается в том, чтобы искать участников массовки для разных телепрограмм вроде «Осторожно, мошенники». На вопрос, оплачиваются ли участники массовки в митингах государством, он отвечает так: государство требует провести людей от партии, партия перепоручает это профсоюзу, а профсоюз — Виталию.

Люди на смотровой собирались с четырех часов дня, и вскоре после начала концерта многие — все так же группами — предпочли ретироваться; в шесть с небольшим вечера обратно к метро идет уже плотная толпа людей. Один из них — представившийся сотрудником ГБУ «Жилищник» Ибрагим, который говорит, что это уже его десятый митинг. «Сказали — можно дома уже идти, холодно!» — сообщает Ибрагим и направляется со свернутым флагом к метро еще до начала выступления партийных лидеров (речи на Воробьевых произносили представители «Единой России», «Справедливой России» и ЛДПР; Владимир Жириновский, в частности, заверил собравшихся, что «мы самый добрый народ с самой мощной армией»).

По словам Анастасии, дело и правда в погоде: координаторы боятся, что люди не выстоят на холоде четыре часа, поэтому группы сменяют друг друга; главное, чтобы на всем протяжении митинга было ощущение, что на площади много людей. Анастасия считает, что тех, кого отправили сюда с работы, и тех, кому платят за посещение митинга деньги, здесь большинство.

Действительно: большинство людей на Воробьевых горах стоят группами — максимум человек по 25; семейных пар и людей, не привязанных к группам, почти не видно. Впрочем, около группы, в которой была журналистка «Медузы», оказывается семья из четырех человек. Мужчина, женщина и их двое детей очень радуются выходу на сцену певицы Валерии — по их словам, они приехали на концерт из Серпухова, чтобы послушать вживую любимых музыкантов.

Группа от профсоюза актеров настроена не столь оптимистично — люди все время спрашивают, когда все закончится, и особенно радуются, когда Виталий уточняет, что финал мероприятия перенесся с восьми вечера на семь. Ближе к финалу Анастасия наконец заводит с координатором разговор по теме. «А что, может, и неплохо, что Крым присоединили. В Евпаторию теперь можно будет ездить. Хотя, конечно, я пацифист, я за мир, и хочу, чтобы наши страны снова помирились. Но после того, что мы сделали, этого, конечно, уже не будет. А хотелось бы», — рассуждает она, на что Виталий флегматично отвечает, что решать этот вопрос в любом случае будут другие люди. «Ой, да я вообще блондинка, — спохватывается Анастасия. — Это не мое дело. Зря я начала об этом. Скажите лучше, а когда уже салют будет?»

После митинга вся группа доходит до метро в общем потоке людей. Там Виталий отводит своих в сторону и вручает каждому по 300 рублей. Получив деньги, люди наконец перестают держаться друг друга — и разъезжаются по домам в одиночку.

У Гитлера тоже была памятная медаль за аннексию Крыма. Было что-то и у Муссолини за Эфиопию.

 

 

 

 

В своей книге «Певцы и вожди» В. Фрумкин размышляет о взаимоотношении искусства и власти в тоталитарных государствах, о влиянии «официальных» песен на массы.

Вышел сборник рассказов Якова Фрейдина
Автор увлекательно рассказывает о забавных ситуациях и интересных людях, которых он встретил: