Общественно-политический журнал

 

Открытое письмо Андрея Илларионова оппозиционной тусовке

27 февраля этого года Андрей Илларионов опубликовал собственное аналитическое расследование "Кто автор этой лживой версии?", касающееся убийства Бориса Немцова. Его, в частности, интересовала роль Ильи Яшина в момент сразу после убийства. Андей Илларионов нашел грубейшие несостыковки в показаниях Ильи Яшина и установил источник публичной версии убийства. Этим источником оказался Илья Яшин, что Андрей Илларионов публично доказал, задаваясь логичным вопросом - кто автор этой версии? Илларионов сомневается в том, что автором версии является Яшин, но согласно кропотливому анализу показаний Яшина и сопутствующих фактов, он приходит к выводу, что Яшин является соучастником операции прикрытия, которая позволила на два года увести следствие и общественное мнение от истинных деталей убийства.

Казалось бы, общество должно было встрепенуться, увидеть эту несуразицу, изложенную Яшиным и присоединиться к вопросу Илларионова для поиска истины. Но в России все не так. От официальной оппозиционной тусовки (проще говоря - номенклатуры оппозиции много лет прочно занимающей свои места и, видимо, нашедшей свое место в системе) посыпались не вопросы Яшину, а упреки Илларионову.

Илларионов ответил им:

Открытое письмо защитникам клеветника и лжесвидетеля

Е.Альбац, М.Аншакову, М.Бароновой, К.Боровому, А.Бородиной, Д.Гальперовичу, А.Колесникову, А.Кондаурову, А.Коху, Ф. Крашенинникову, О.Курносовой, Н.Митюшкиной, А.Морозову, Ж.Немцовой, К.Рогову, А.Рыклину, М.Слоним, К.Сонину, М.-Л.Тирмастэ, А.Черкасову, С.Шелину, М.Шнейдеру, Е.Шульман.

В последние несколько дней вы, уважаемые коллеги, приняли участие в общественной дискуссии, посвященной путаным показаниям И.Яшина относительно обстоятельств убийства Бориса Немцова. Дополнительное внимание к этой общественной дискуссии было привлечено рядом вопросов, публично заданных, в частности, мной, а также многими гражданами, желающими разобраться как в самом преступлении, так и в персоналиях, проходящих в качестве его свидетелей.

Однако ваше участие в указанной общественной дискуссии свелось пока (прошу извинить, если ошибаюсь) преимущественно или исключительно к обсуждению моей скромной персоны, моего здоровья, прежних и нынешних мест моей работы, моих взглядов по широкому кругу вопросов – от деятельности Е.Гайдара до глобального потепления, проплаченности заданных мною вопросов Р.Кадыровым и ФСБ, влиянию на меня неведомых мне «чеченских юристов» и других подобных захватывающих ваше воображение тем.

Понимая, что эти темы являются для вас более волнующими, чем обстоятельства убийства Бориса Немцова, а также показания И.Яшина в связи с этим убийством, хотел бы предложить вам все же вернуться именно к этой теме, представляющей для многих российских граждан, включая и меня, гораздо больший интерес. Был бы признателен, если вы могли бы публично – не только мне, а всем интересующимся гражданам – ответить на следующие два вопроса.

1. 7 марта 2017 года (а также позже) И.Яшин признался, что автором лживой версии, которую он распространил 28 февраля 2015 г., о стрельбе по Борису Немцову из открытого окна остановившегося автомобиля была не Анна Дурицкая, как это он утверждал (причем не в состоянии аффекта, не на месте преступления, не с «комком в горле», а почти через сутки после убийства в комфортной студии радиостанции «Дождь»). Как два с лишним года спустя признался Яшин, авторами этой лживой версии были: «оперативник», «сотрудники МВД, сто раз уже это уточнял», «сотрудник СК». Таким образом, на следующий день после того, как, по его собственным словам, он успокаивал «повисшую на его плечах в истерике» А.Дурицкую, т.е. самого близкого человека для его друга Б.Немцова в его последний день жизни, Яшин ее тут же публично оклеветал. И эта клевета сохранялась нетронутой в течение более двух лет – до тех пор, пока ему не пришлось отвечать на публично заданные автором этих строк вопросы. Несмотря на недавнее разоблачение мне (возможно, в отличие от вас) не приходилось слышать об извинениях Яшина за эту клевету – ни перед А.Дурицкой, ни перед российскими гражданами, поверившими Яшину.

В связи с этим, уважаемые коллеги, не могли бы вы указать ваши статьи, комментарии, реплики, в которых вы уже выразили свое отношение к клевете Яшина и к осуществленному им сливу дезинформации силовиков от имени А.Дурицкой, человека, весьма близкого к погибшему Борису Немцову (приведите примеры того, как вы возмутились действиями Яшина, осудили его, потребовали извинений, удивились, не удивились, поддержали и т.п.). Если таких публикаций, комментариев, реплик у вас еще не было, а вместо этого вы посвятили ваши силы обсуждению «неадекватности» автора этих строк, задающего Яшину «неправильные вопросы», то это означает, что вы де-факто поддержали клеветника и дезинформатора. В этом случае вы можете не отвечать на этот вопрос, ваше молчание будет самым красноречивым ответом на него.

2. Согласно многочисленным утверждениям Яшина, в том числе согласно его показаниям, сделанным во время заседания суда Московского военного окружного суда 30 ноября 2016 г., он узнал о нападении на Бориса Немцова из звонка Ольги Шориной: «Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту». Кафе Артефак» находилось по адресу ул.Большая Дмитровка, д. 32, стр. 1.
Ольга Шорина действительно позвонила Яшину в полночь или незадолго до полуночи с 27 до 28 февраля 2015 г.

В тот же самый день, 30 ноября 2016 г. (т.е. не в ночь убийства, а через полтора года после преступления), в том же месте (в зале заседаний Московского военного окружного суда) и, следовательно, совершенно не в состоянии аффекта Яшин заявил также: «Приехал на Большой Каменный, и только потом на Большой Москворецкий, но это было быстро. Чуть раньше полуночи я был там. Увидел тело Бориса».

В связи с этим, уважаемые коллеги, предложите, пожалуйста, какую-либо логически непротиворечивую версию описываемых событий, согласно которой Яшин, находившийся по адресу: Б.Дмитровка, 32, стр. 1, и получивший звонок от О.Шориной в полночь или незадолго до полуночи, оказался на Большом Москворецком мосту чуть раньше полуночи (возможные варианты: вертолет, ковер-самолет, телепатическое перемещение в пространстве и т.п.).

И скажите, пожалуйста, какому Яшину лично вы верите – тому, который узнал о гибели Немцова из звонка Шориной в полночь, или тому, который оказался на БММ чуть раньше полуночи?

Еще раз напомню, что все приведенные выше заявления были сделаны Яшиным не в ночь убийства, а через полтора года после него; не на Большом Москворецком мосту, а в зале заседания Московского военного окружного суда; не в состоянии аффекта, а в ясном сознании, причем под присягой.

Отсутствие ваших ответов на второй вопрос (так же, как и затянувшееся уже на две недели молчание на этот же вопрос Яшина), а также продолжение обсуждения вами моего «личного дела», персонального здоровья и т.п. также будет весьма красноречивым ответом не только для меня, но и для всех заинтересованных российских граждан .

В том же случае, если вскоре Яшин в очередной раз поменяет свои показания и вынужден будет признаться, что на месте преступления он оказался не «раньше полуночи», а в 00.20-00.25, что Дурицкую на мосту не видел и с ней не общался, а всю историю про повисшую на его плечах Дурицкую он выдумал, то это станет, очевидно, еще одним подтверждением для вас, что проблема, конечно же, не в клевете и не в лжесвидетельствах Яшина и не в сливе им дезинформации от силовиков для российской публики, а просто в том, что «нездоровые люди задают Яшину неправильные вопросы»? Не так ли?

Напоследок не могу не удержаться от, извините, кажется, совершенно риторического вопроса: чем, скажите, ваши нападки на людей, задающих корректные вопросы по общественно значимым вопросам, и ваша защита клеветника, лжесвидетеля и сливного бачка от силовиков отличаются от практики путинистов и нашистов?

А.Н.Илларионов

 

 

 

 

В своей книге «Певцы и вожди» В. Фрумкин размышляет о взаимоотношении искусства и власти в тоталитарных государствах, о влиянии «официальных» песен на массы.

Вышел сборник рассказов Якова Фрейдина
Автор увлекательно рассказывает о забавных ситуациях и интересных людях, которых он встретил: