Общественно-политический журнал

 

Так вот кто во всем виноват!

Помню, в 2008 году я работала в "Мемориале", и на меня большое впечатление произвело расследование нападения России на Грузию Андреем Илларионовым. Когда остальные оппозиционеры писали о "грызунах", Радио Свобода в лице Бабицкого вещало об уголовнике Саакашвили, расследование Андрея Илларионова убедительно говорило о провокации со стороны росссийских войск, которые заявили о нападении Грузии на Южную Осетию, 1500 убитых мирных жителей (до сих пор ищут) и т.д.

Но упомянутый тут Александр Черкасов сказал мне: "такого специалиста по Кавказу, как Илларионов, я не знаю". В Мемориале господствовала версия: "обе стороны не правы".

В в 2014 эти же Баранкевичи, Водолацкие, те же генералы армии РФ, что воевали в Южной Осетии, под видом "местного населения" появились уже на Донбассе, либо отправили своих людей, казаков туда, не скрываясь. К тому времени в самой Южной Осетии появились "местные" "министры" родом с Урала (ну, горы к горам!). Но вчерашние кавказоведы поехали на Донбасс, стать украиноведами и сообщать там о воюющем местном населении. Кое-кто из правозащитников (не все, конечно) тоже говорил, что "обе стороны хороши".

Ситуация же с филиппиками в адрес Илларионова повторялась не раз. Например, в 2010 я нахожу документ с подписью Егора Гайдара на коррупционном решении - разрешить воровской "бартер" под личную ответственность Владимиру Путину в 1992 году. По этой же истории уже после смерти Марины Салье находится и бумажка, обращенная к Чубайсу, который "идеологически пробивал бартер".

Какое-то время меня терпят на тогдашней работе на Радио Свобода и даже шлют в Госдеп отчеты о моих успехах (как успехах всей Русской Службы) в течение трех лет после публикации 2010 года. Но мой робкий интерес к дальнейшей деятельности Гайдара, другим его решениям, а также спонсорам ДВР, все-таки приводит к совету "перестать слушать Илларионова".

Надо же! Так вот кто во всем виноват!

Такая типичная российская атмосфера: обсудить не проблему, не идеи, не институты, не правовое государство, не достоверность или недостоверность информации, а личностей, включая пол, возраст и т.д.

Метод, кстати, описан нашей бывшей соотечественницей здесь:

"Бывает, что в ходе дискуссии кто-то из ее участников прибегает к аргументу, который по сути даже нельзя назвать истинным аргументом: это прием, позволяющий закончить дискуссию фактически еще до того, как она началась, и принудить оппонента к согласию, не прибегая к логической аргументации. Обойти логику удается, используя психологическое давление. Аргументация ad hominem заключается в попытке опровергнуть доводы оппонента, подвергнув осуждению его личные качества.

Метод психологического давления заключается в угрозе подвергнуть осуждению личные качества оппонента, используя для этого его доводы, которые таким образом оказываются опровергнутыми без обсуждения. Пример: "Только безнравственный человек может не замечать, насколько лживы аргументы кандидата X".

Но с убийством Немцова, наконец, пройдено дно. Проблемы с расследованием стали очевидны во время процесса. Стриптизерского вида прокурорша Семененко (она с процесса Политковской, кстати) демонстрирует поразительные документы из ФСБ, как выясняется из репортажей Dmitry Borko).

Или вот видео с видеорегистратора, предоставленное Тоней Самсоновой (где видно, как второй человек наклоняется над Немцовым).

То есть, видно, что кто-то тащит что-то тяжелое. За ноги...

В суде его, насколько я понимаю, не исследовали. Но нас призывают не беспокоиться, следствие разберется.

Есть и примиряющие "голуби мира": дескать, мы же не знаем, кто там прав. Мы не знаем, действительно, но вот ведь какая проблема: любое сомнение на процессе толкуется в правовом государстве в пользу обвиняемых. Т.е. если их ходатайство о приобщении видео с алиби отклоняют, даже не изучив его достоверности, это серьезная проблема и мантры о профессионализме следствия помогут не больше, чем недавние внушения директрисы брянским школьникам. Если правозащитники регулярно пишут о сотнях тысяч невинно осужденных, как можно всерьез ссылаться на "следствие разберется", как делают некоторые коллеги?

Все проблемы процесса, для того чтобы обратить внимания на которые, достаточно не забыть надеть очки, комментаторы пытаются списать на "идиота Мурзина", на "сумасшедшего" Илларионова, а также на чеченских адвокатов (других претензий, кроме чеченскости, не выдвигается). Заурбек Садаханов, видимо, в ваш камень огород...Бехкмабил!

Вообще, россиян опять разводят чеченофобией. И как и 17 лет назад, работает безупречно.

То, что Немцов всерьез опасался только Кадырова... Ну ни фига себе, какие заявления. А это (в частности) что? А его собственные слова на пресс-конференции в 2012 году о том, что он опасается Путина?

Опять один Илларионов виноват в том, что Немцов говорил Борису Райтшустеру совершенно обратное?

Наконец, меня глубоко поражает то обстоятельство, что некоторые из оппозиционных лидеров в личном общении озвучивают совершенно иную версию убийства Немцова (из-за того, что тот назвал Путина е...), чем они об этом пишут и дают интервью. Цели понятны - продолжать "делать то, что можно" в Мордоре. Вот только зачем тогда чморить тех, кто "подставляется", высказывая негламурную точку зрения, публично?

Я предлагаю, в связи с этим достигнутым "верхом профессионализма", а также двоемыслием, два простых шага:

1) всегда отмечать человека, которого обсуждают, даже если это Андрей Илларионов, в посте. Это дисциплинирует и позволяет избежать запредельного хамства, а также дает право на ответ.

2) включить мозги. Я присутствовала на закрытых встречах в Вашингтоне, где герой нападок слегка больше приподнимал завесу над тем, КАК ему работалось в правительстве, чем это можно было сделать в СМИ. Иногда думать на тему, кто больше информирован - вы или тот, кого поливают. И потом хамить.

Анастасия Кириленко

Комментарии

builder on 21 марта, 2017 - 10:54

Хватит спорить о вариантах зернопогрузчика. Долой диспуты вокруг технических вопросов.

Мы овладеваем более высоким стилем спора. Спор без фактов. Спор на темпераменте. Спор, переходящий от голословного утверждения на личность партнера.

Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна? Если ему сразу заявить, что он хромой, он признает себя побежденным.

О чем может спорить человек, который не поменял паспорт? Какие взгляды на архитектуру может высказать мужчина без прописки? Пойманный с поличным, он сознается и признает себя побежденным.

И вообще, разве нас может интересовать мнение человека лысого, с таким носом? Пусть сначала исправит нос, отрастит волосы, а потом и выскажется.

Поведение в споре должно быть простым: не слушать собеседника, а разглядывать его или напевать, глядя в глаза. В самый острый момент попросить документ, сверить прописку, попросить характеристику с места работы, легко перейти на "ты", сказать: "А вот это не твоего собачего ума дело", и ваш партнер смягчится, как ошпаренный.

(с) Михал Михалыч еще где-то в семидесятые.