Общественно-политический журнал

 

И тут они прозрели!

Я все никак не мог понять, что не так с этой поддержкой Серебренникова статусными "деятелями культуры" типа Хаматовой и Миронова.

И вот я, наконец, сформулировал для себя. Проблема даже не в том лицемерном двоемыслии, когда ты с одним и тем же языком лижешь царственный зад и произносишь гневные филиппики о жестокостях царской охранки. Проблемы глубже и страшнее.

Начну издалека. Когда маховик сталинских репрессий раскручивался, то сначала (все 20-е годы) он был направлен на "классовых врагов": бывших капиталистов и помещиков, священников, бывших царских чиновников, полицейских, белогвардейцев и т.д.

И все деятели культуры (за редким исключением) молчали: все правильно, как иначе? Ведь классовая борьба же! Новый строй добивает остатки старого режима, ярче сияй солнце светлого будущего! Если враг не сдается - его уничтожают. Насилие - повивальная бабка истории. Диктатура пролетариата не делается в белых перчатках и т.д.

Потом Сталин взялся собственно за русский народ - крестьян. Миллионы были сосланы, миллионы - умерли с голоду в Голодомор, миллионы - репрессированы, сотни тысяч - расстреляны.

По общему мнению всех социологов, демографов и историков именно в начале 30-х, в коллективизацию и был сломан хребет русскому народу, именно тогда ему был нанесен удар, от которого он и по сей день не оправился. Удар, который был сильнее даже, чем Вторая Мировая Война.

Деятели культуры предпочли этот удар не заметить вообще. Про голодомор - ни слова. Про репрессии - вскользь, только в режиме "так им и надо". Про ссылки и т.д. - только в смысле "освоения новых земель" и " великих строек коммунизма".

И вот во второй половине 30-х Сталин, наконец, взялся за самих "деятелей культуры". Какой эти "деятели культуры" подняли поросячий визг! (И то: не сразу, а лишь дождавшись смерти "отца народов"). Ай-яй-яй "цвет нации"! Кольцов-Бабель-Мейерхольд и т.д.! Ай-яй-яй "прямо сапогом по ребрам"! Какой кошмар: "ночью ворвались"... Какой ужас: "прямо на глазах у жены и детей..."

А ничего, что весь этот ужас продолжался к тому моменту уже двадцать лет как? И все эти "Кольцов-Бабель-Мейрхольд и пр." только нахваливали его, постановки делали и книжки писали во славу "нового строя рабочих и крестьян" и "беспощадной борьбы с врагами социализма"? И очнулись они (причем далеко не все, а лишь немногие) только когда уже до них добрались?

Где была Хаматова, когда убивали Магнитского? Где был Миронов, когда пытали Дадина? Где они все были когда застрелили Немцова? Нигде. Они славили Путина.

И только когда уже подобрались к людям их круга, их профессии, их "крови", только тогда они заголосили дурными голосами: какой кошмар - "рано утром", какой ужас - "до поздней ночи", какое свинство - "даже поесть не предложили"...

А ничего, что рано утром с визжащей пилой по металлу, с автоматами и в масках - это их обычный способ врываться на обыск в квартиры даже не обвиняемых и подозреваемых, а просто - свидетелей по делу? И этот обычный способ они практикуют уже лет десять!

В частности к моей жене они ворвались на обыск даже не в 7:30 как к Серебренникову, а в 6:00! Когда она была одна в квартире! И они знали, что в квартире никого, кроме нее, нет... И тоже с автоматами, человек десять следователей и мордоворотов в масках...

А ничего, что обвиняемых (т.е. де юре - невиновных людей) возят на суд сутками и они сидят в "стаканах" в наручниках, без еды и питья, без даже возможность поссать и посрать? Что к ним не пускают адвокатов, что их бьют и издеваются над ними на допросах, что шантажируют проблемами с родственниками и т.д.?

Короче: маховик путинских репрессий уже пятнадцать лет (с дела Юкоса) раскручивается, раскручивается, раскручивается... И вот он добрался и до "деятелей культуры".

И тут они прозрели!

Но они прозрели очень своеобразно. Они не пошли к Навальному с вопросом: "Чем тебе помочь, Леша?" Они начали писать петиции Путину. То есть буквально повторять то, что делали до них те, кто писал жалобные письма Сталину. Жалобные и при этом безнадежно верноподданические.

Чем кончилась эта писанина - мы знаем: пришли и за ними.

Господа Хаматова и Миронов! Учите матчасть: в концовке останутся только те, кто не писал никаких писем вообще! Никаких, кроме тех, где написано" все правильно!" "так им и надо", "раздавить как фашистскую гадину"... Останутся только Прилепин и (в который раз) - Михалков.

..........

А Кирилл Серебренников мне так трогательно объяснял, что Прилепин его друг, что он очень хороший, просто "он так считает" и "нельзя же так злиться на человека, если у него отличные от тебя взгляды?" "В конце концов - или ты не демократ?" "Левая идея - это тоже прогресс..." И даже ставил прилепинские пьесы... Как, впрочем, и сурковские...

Ох вы милые мои авангардисты... Мейерхольды несчастные...

.........

Из письма Мейерхольда Молотову:

"...Меня здесь били - больного шестидесятилетнего старика. Клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам (сверху с большой силой) и по местам от колен до верхних частей ног.

И в следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-сине- желтым кровоподтекам снова били этим жгутом и боль была такая, что, казалось, на больные чувствительные места ног лили крутой кипяток (я кричал и плакал от боли). Меня били по спине этой резиной, меня били по лицу размахами с высоты... ...следователь все время твердил, угрожая:

"Не будешь писать (т. е. сочинять, значит!?) будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного окровавленного тела".

И я все подписывал до 16 ноября 1939 г. Я отказываюсь от своих показаний, как выбитых из меня, и умоляю Вас, главу Правительства, спасите меня, верните мне свободу. Я люблю мою Родину и отдам ей все мои силы последних годов моей жизни..."

Альфред Кох

Tatiana Tata Pfennings: Нет, они не охуели. Они всегда были такими.

Полюбуйтесь. Открыт «Творческий конкурс о деятельности ФСБ России»

Дедлайн скоро, торопитесь.
Наберите полные легкие чистого воздуха и читайте. Лучше вслух, я даже не знаю, что эффектнее, читать внукам, которые делали доклад о канонизации царской семьи, или бабушке, у которой расстреляли дедушку.

Итак. Пожалуйста, читайте внимательно, вчитывайтесь в каждое слово.

«Объвлен всероссийский конкурс произведений литературы и искусства о деятельности Федеральной службы безопасности России. Дедлайн 1 октября 2017 года.

Организатор: ФСБ России.

Аннотация конкурса:

Премия КГБ СССР в области литературы и кино существовала с 1978 по 1989 годы. Ее лауреатами становились такие известные мастера…»
— Тут перечисление известных имен. Надо же придать, так сказать, легитимности и пафоса.

Дальше.

«Возрождение конкурса – это очередной шаг ведомства в реализации политики «разумной открытости», развития и укрепления связей с гражданским обществом.»
— Связи. Да, Укрепляем связи. А то их вам все мало, мало.

«В ходе конкурса осуществляется отбор лучших произведений, в которых на высоком художественном уровне создан образ сотрудника органов безопасности, наиболее объективно отражена их деятельность.»
— Вся наша жизнь объективно отражает их деятельность, разве нет? У некоторых даже и смерть.

Дальше.

«Конкурс проводится по следующим номинациям…»
— Тут все возможное. Так что пропустим. Надо же восхвалять и в музыке, и в камне.

«На конкурс представляются произведения литературы и искусства о деятельности органов безопасности, созданные в текущем и предыдущем годах.»
— Думаешь, если воспел пять лет назад, можно расслабиться? Воспевай давай дальше, не отвлекайся.

Дальше.
«Заявки на участие в Конкурсе могут быть поданы как самими авторами, так и с их согласия, издательствами… краткая справка об издании и авторе произведения»
— А то вы сами не знаете, товарищ майор!

«При выдвижении коллективного произведения представляются сведения о руководителях творческого коллектива.»
— С указанием звания?

И наконец:
«Конкурсные работы направляются в запечатанных конвертах с пометкой «На конкурс ФСБ России на лучшие произведения литературы и искусства о деятельности органов федеральной службы безопасности» по адресу: 107031, Москва, Лубянская пл., 2, Центр общественных связей ФСБ России.

Контактный телефон (495) 914-39-08, факс (495) 625-05-78.»
— Прямо вот обидно, как будто мы адреса не знаем.

Комментарии

alexsas2645 on 17 июля, 2017 - 17:25

в коллективизацию и был сломан хребет русскому народу, именно тогда ему был нанесен удар, от которого он и по сей день не оправился.

фраза никуда не годится. Можно подумать, что в дальнейшем после смерти усатого упыря тоталитарная империя предпринимала какие-то усилия с целью восстановления прежнего положения российского крестьянства. Наоборот, после Хрущёва оно превратилось в труп, а при Брежневе труп разложился окончательно. Так что ни о какой, даже возможной "оправке" речь идти не может.

stepan on 18 июля, 2017 - 11:18

А был русский народ? Где и когда?

gedaliy on 17 июля, 2017 - 17:44

 

«Удобрения для своих ... опытов Гладышев держал ... в ... горшочках. Это были и торфоперегнойные горшочки, и горшочки с коровьим и конским навозом, и горшочки с куриным пометом. А удобрениям Гладышев придавал большое значение. Он их смешивал в разных пропорциях». Так же ВВП берет вместо удобрения разных людей в разных пропорциях из своих горшочков (согласованных с ним при их создании организаций) и применяет правила из разных ложных, якобы демократических, государственных институтов, которые выгодны только ему. «Запах как будто противный» (Войнович), но все эти из горшочков помогают Путину удержаться у власти.

    Вячеслав on 18 июля, 2017 - 14:58

    Актёр играет роль, режиссёр ставит спектакль, певец - поёт, скрипач - скрипит, и т.д и т.д. И все они, неизбежно, работают на ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ЗАКАЗЧИКА. И всё!!! И даже предполагать, что они "титаны духа" - детство взрослых. А вечный для моих соотечественников поиск "вождей", "моральных авторитетов" прочих "наставников жизни" - занятие для недоумков. Понимать, что такое "хоршо" и что такое "плохо" надо САМОМУ. Не президенту, не Папе римскому, не патриарху, и даже не Коху или Навальному - самому. И отвечать, как ни противнр, самому.