Общественно-политический журнал

 

Газовая война Израиля и США против Турции и России

Эта дата - 31 декабря 2019 года - уже вписана в историю Израиля, как историческая. В этот день газ с месторождения «Левиафан» начал поступать в хозяйственную сеть страны. Но еще важнее 2 января 2020 года, когда Израиль, Греция и Кипр подписывают соглашение о строительстве газопровода в Европу.

Поставки газа начались 31 декабря в 16.00 в терминалы «Натгаза», из которых они пойдут потребителям в Израиле. Этому предшествовали 3 года работы, споры с парламентариями по формуле ценообразования, инвестиции в объемах до 12 млрд. долларов. Однако в итоге директорам компаний-разработчиков – «Нобель энерджи», «Рацио» и «Делек кидухим» - было за что открывать шампанское в новогоднюю ночь.

Как сказал гендиректор «Делек кидухим» Йоси Абу, «впервые в своей истории Израиль становится энергетической сверхдержавой, которая сможет обеспечить все свои потребности и одновременно экспортировать природный газ соседям в регионе». «Мы считаем, что еще сохраняется большой потенциал для открытия других значительных месторождений, подобных «Левиафану», в экономических водах Израиля», - добавил Игаль Ландау, директор «Рацио».

Таким образом, в системе внутреннего потребления газ с «Левиафана» добавится к газу с «Тамар», среднесуточный объем вырастет до 1.6 млрд. кубометров в первой половине 2020 года, и до 1.9 млрд. кубометров - во второй половине 2020 года. Кроме того, ожидается, что уже через несколько недель Израиль начнет экспорт своего газа – но и это пока еще только начало более грандиозных процессов.

Все это не может не расстраивать конкурентов. США притормозили строительство российского «Северного потока-2» именно в то время, когда Израиль успешно развивает проект газопровода EastMed, в сотрудничестве с Грецией и Кипром.

Как меняется энергетическая карта мира и как это может отразиться на политической и военной обстановке в регионе, попросили проанализировать Милу Рухман - специалиста по энергетическим вопросам, старшего аналитика киевского Центра по развитию стратегии и безопасности.

Газопровод EastMed для Европы: альтернатива или очередной тупик?

Появление нового игрока на рынке – это всегда новость и потрясение устоявшейся ситуации. А уж если речь идет о газовом рынке, а игрок – такой профессиональный, как Израиль, тогда ситуацию можно считать, что называется, «по двойному тарифу».

Речь идет о проекте газопровода EastMed (Eastern Mediterranean рipeline), который при условии его успешной реализации будет транспортировать в Южную Европу газ из так называемого газоносного треугольника. В этом районе восточного Средиземноморья разведкой совместно занимаются три страны: Греция, Израиль и Кипр. Именно здесь расположены шельфовые месторождения «Афродита» на Кипре и «Левиафан» в Израиле, суммарные запасы которых оцениваются в 620 млрд. куб. м.

По осторожной оценке экспертов, строительство этого газопровода обойдется в 100 млн. евро. Согласно предварительному проекту, газовая труба в Европу будет проложена по дну Средиземного моря и через территорию Греции. Общая протяженность трубопровода - более 1300 км по одним источникам, а по другим– 1900 км. Начнется он в Израиле, а на выходе будет иметь три точки: по одной на Кипре, Крите и в Греции. Далее газ будет подаваться на итальянские терминалы.

Планируемая мощность трубопровода составит 10-16 млрд. куб. м в год. Окупится проект, ориентировочно, лет за десять. Финансовую ответственность сейчас поровну готовы делить греческая DEPA и итальянская Edison. 35 млн. евро согласен предоставить Евросоюз. Согласно предварительным расчетам, газ, поступающий через EastMed, окажется для потребителей на 20-30 процентов дешевле газа из России.

История EastMed началась в 2017 году, когда Греция, Израиль и Кипр заключили межправительственный меморандум о его строительстве. Судьба проекта была весьма сомнительной, пока в марте 2019 года к его продвижению не подключились США.

Очередная веха в истории создания газопровода – 2 января 2020 года. Именно сегодня в Афинах Кипр, Греция и Израиль должны подписать соглашение о строительстве EastMed. Позже соглашение должна будет подписать и Италия, которая сейчас ссылается на технические причины, не позволяющие ей принять участие в мероприятиях 2 января 2020 года.

Но, в любом случае, поставки топлива по газопроводу EastМed начнутся только после 2025 года. А до этого времени газовый рынок Европы будет отдан на откуп «Газпрому».

Как мы видим, газопровод EastМed собрал за одним столом немало крупных игроков газового рынка.

Греция и Кипр сейчас не особо влиятельны на международной арене, но в союзе с Израилем и при активной поддержке США они легко могут создать в восточном Средиземноморье конкуренцию региональному центру силы – Турции. США в данном проекте видят реальную конкуренцию России и «Газпрому», а также для них это - возможность поддержать Израиль, своего союзника, и завоевать симпатии Греции.

Важность газопровода для самого Израиля трудно переоценить: для него это и финансовые прибыли, и возможность прямо и опосредованно влиять на принятие политических решений, отстаивать свои интересы на международном рынке, и получить надежного союзника в лице Евросоюза. А для Европы EastMed – это возможность сменить зависимость от России на партнерские отношения с государствами, более близкими по культурным, политическим, мировоззренческим позициям.

По другую сторону "газового стола" находятся Россия и Турция, которая фактически уже присвоила себе монополию по распределению газа из «Южного потока». Теперь EastMed может превратить все ее чаяния в фикцию. Но потомки Османской империи так просто не сдаются.

В конце ноября в Триполи между Ливией и Турцией было подписано соглашение о военном сотрудничестве. В меморандуме четко указано новое разделение морских границ, в том числе - в акватории между Критом и Кипром, где, предположительно, и находится месторождения природного газа, которое предполагают использовать для EastMed. Также Эрдоган подтвердил готовность Турции направить войска для оказания поддержки международно-признанному правительству Ливии. Государства Евросоюза уже объявили это соглашение недействительным, обозреватели активно критикуют действия Анкары, а Афины заявили, что соглашение нарушает международное право. Израиль и Египет также осудили действия Турции.

22 декабря Эрдоган подтвердил, что, несмотря на давление, Турция не откажется от своих договоренностей с Ливией, поскольку так она пытается защитить свои права в восточном Средиземноморье. Эрдоган особо акцентировал то, что «никто не должен пытаться изолировать нас, заманить нас в ловушку на наших собственных берегах или украсть нашу экономическую выгоду. У нас нет намерения начинать конфликты с кем-либо без причины или лишать кого-то прав. У тех, кто противостоит нам, нет чувства права, закона, справедливости, этики и милосердия».

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в интервью греческой газете Vima сказал, что соглашение с Ливией соответствует международному праву и Анкара может рассмотреть вопрос о предоставлении лицензий на разведку в районах, разграниченных Турцией и Ливией, поскольку это было бы осуществлением «наших суверенных прав на нашем же континентальном шельфе в регионе».

У России и «Газпрома» сейчас нет времени прямо заниматься вопросами, связанными с остановкой или блокировкой проекта газопровода EastMed, поскольку в данный момент для нее более актуальной является необходимость решать свои газовые проблемы. В первую очередь, это связано с тем, что 20 декабря президент США Дональд Трамп подписал оборонный бюджет страны на 2020 год, куда заложены санкции против российских газопроводов «Турецкий поток» и «Северный поток – 2», в связи с чем прокладка труб «Северного потока – 2» временно приостановлена.

С «Турецким потоком» тоже не все так однозначно. В декабре Сербия завершила на своем участке укладку труб газопровода «Турецкий поток – 2», о чем гендиректор компании «Сербиягаз» Душан Баятович отчитался в эфире национального телеканала РТС. Болгария, которая постоянно приостанавливает строительство своей части газопровода, через своего посла пообещала транзит газа из России в Сербию 31 мая 2020 года.

Отнюдь неоднозначно отношение к газопроводу EastMed и в самой Европе. Так, например, с разгромной критикой этого проекта недавно выступил научный сотрудник берлинского Фонда науки и политики (SWP) Штефан Вольфрум. Хотя автор постоянно утверждает, что это его личное мнение, вряд ли без разрешения своего руководства он решился бы публиковать подобную статью. Вольфрум даже представил конкретный план действий по остановке газопровода EastMed: сначала обсудить тему в Европарламенте, затем включить ее в повестку дня Европейского совета (высшего политического органа ЕС, состоящего из глав государств и правительств), после чего Европейская комиссия (правительство ЕС) исключила бы газопровод из списка проектов общего интереса.

Основная претензия Штефана Вольфрума к Израилю – его ненадежность, как посредника. Он настаивает, что страна сначала должна наладить отношения с соседями, а потом уже обещать что-то Европе (лучше бы ему обратить внимание в этом отношении на Россию - ЭР).

Для Европы газопровод EastMed – весьма интересный проект, который при его успешной реализации позволит ЕС иметь относительно дешевый и гарантированный газ. Одновременно  настолько грандиозный проект уже сейчас имеет много противников, а в дальнейшем, по мере его реализации, таких людей и организаций станет все больше.

Сейчас главным противником постройки газопровода EastMed является Турция. Россия в данный момент, учитывая уже существующие санкции, скорее всего, не будет прямо выступать против проекта – но наверняка станет активно поддерживать Турцию и финансовыми, и военными средствами, с перспективой более свободно распоряжаться газом из «Турецкого потока – 2». Это серьезный союз двух опасных государств, чье противодействие может вылиться в любые формы, который надо учитывать и пытаться просчитать наперед в плане принимаемых им мер и решений.

Мила Рухман

Комментарии

IVAN on 2 января, 2020 - 19:59

Так давно называют весь 20 век, и это справедливо.  Капитализм стоит на хим энергии, уголь ушел, пришла нефть.  А потом и газ...  Сегодня мировая политика всё более "политика газа".  А газ такой подвижный... что то грядет...