Общественно-политический журнал

 

Тяжба Абрамович-Березовский: алюминиевые войны; вывод средств; деньги для Коржакова; Березовский и Луговой

Роман Абрамович входил в алюминиевый бизнес при поддержке Бадри Патаркацишвили. Тогда в отрасли «убивали каждые три дня», оформляли не контракты, а понятийные записки и не считались с расходами, если «стоит заплатить». Соглашение с Абрамовичем подписал Лев Черной, брат которого судится с Олегом Дерипаской.

Абрамович рассказал, что «не горел желанием приобретать алюминиевые активы»: ситуация в Красноярском крае в конце 1990-х годов была тяжелая, ни один из заводов, в том числе Красноярский (вокруг которого объединены мощности «Русала»), прибыли не приносил .

На покупку алюминиевого бизнеса в такой ситуации Абрамовича уговорил Патаркацишвили.

К 1999 году значительную часть бизнеса в регионе, в том числе алюминиевого, контролировали Лев Черной и братья Рубены, признал на суде Абрамович (Рубены владели Trans World Group, а Черной представлял их интересы, указано на сайте «Русала»).

В переговоры с Черным вступил Евгений Швидлер, партнер Абрамовича и экс-президент «Сибнефти» (жесткий переговорщик, по замечанию Абрамовича). С губернатором края Александром Лебедем, Олегом Дерипаской (владел «Сибирским алюминием» и договаривался с Абрамовичем о слиянии бизнеса) и предпринимателем Анатолием Быковым разговаривал Патаркацишвили.

Абрамович утверждает, что без Патаркацишвили он бы «туда не полез, тем более что там каждые три дня кого-то убивали». «Мне такой бизнес был не нужен», – продолжал он. Но, по словам ответчика, Патаркацишвили работал за комиссию от сделки, и ни он, ни Березовский не вошли в состав акционеров алюминиевой компании.

Рабинович, пытаясь доказать участие Березовского в капитале алюминиевой компании, попросил уточнить роль партнеров Абрамовича в сделке. Предприниматель ответил, что Швидлер и Патаркацишвили были «сторонами, но не приобретателями». «Я понимаю, что по английскому праву это сложно понять, но по российскому это нормальная практика. Есть стороны договора – и Швидлер, и Патаркацишвили входили в первую из них, и об этом подписывается договор, но то, кому в реальности переходят акции, решается на стороне», – пояснил Абрамович.

Но Рабинович настаивал, приводя свидетельство адвоката Патаркацишвили Джеймса Лэнкшира. Юрист утверждает, что алюминиевые активы приобрели «акционеры «Сибнефти» Березовский, Патаркацишвили и Абрамович.

Абрамович в ответ заметил, что «объяснить в Великобритании, что такое «крыша», было невозможно» и что для продавцов не столь важно, кто именно покупает активы.

В сделке Абрамовича с владельцами Красноярского, Новокузнецкого и Братского алюминиевых заводов было два договора. В первом сумма составила $550 млн. Документ был подписан в Москве 10 февраля 2000 года задним числом – реально он был готов на 5 дней позже указанной даты. В нем присутствовали 5 сторон: в четырех пунктах перечислялись продавцы, в одном покупатели – Роман Абрамович, Евгений Швидлер, Бадри Патаркацишвили и их компании. По словам Абрамовича, покупатели подписывались сами, а за продавцов, «вероятно, расписался Черной».

Это признание может повлиять на процесс между Михаилом Черным (брат Льва Черного) и Дерипаской, которые судятся британском суде. Черной требует выплатить ему 2 млрд фунтов стерлингов в качестве компенсации за принадлежавшую ему (по утверждению его адвокатов) долю в «Русале».

Потом сумма сделки выросла до $575 млн, и было составлено второе соглашение.

$25 млн пришлось добавить для Черного, который сказал, что, несмотря на равные доли с Рубенами, он получит меньше. «Патаркацишвили пришел ко мне и сказал: «Слушай, это странно, не очень понятно, и вроде уже договорились, но стоит заплатить», – рассказал Абрамович.

Кроме того, по словам ответчика, это был не настоящий контракт. «Это записка, письмо, документ, описывающий ситуацию», – ответил Абрамович Рабиновичу. «В 5 часов утра после рабочего дня – я к тому времени уже был готов подписать что угодно. Но Дерипаска, который нам почему-то не доверял, настаивал, чтобы договор был подписан», – добавил он.

 Механизм финансирования сделки раскрыл Рабинович. По его данным, первый транш был перечислен за счет кредита МДМ-банка на $100 млн, потом сделка оплачивалась деньгами от слияния с активами Дерипаски. Абрамович добавил, что еще часть средств пришла от нефтетрейдинговых компаний.

Цитата:

Дерипаска доплатил за свою долю в объединенной компании $575 млн наличными, т. е. в итоге именно ту сумму, за которую в рассрочку были куплены активы Черного, Рубена и партнеров.

 «То есть в итоге вы для оплаты этих очень ценных активов не расстались ни с какими деньгами, потому что позже получили всю сумму от Дерипаски?» — уточнил адвокат Березовского. «Сделка с Дерипаской покрыла все, что мы должны были заплатить за активы (в первой сделке). В конечном итоге, это очень хорошая сделка», — подтвердил Абрамович.

Первоначально Дерипаска и Абрамович владели компанией в равных долях. В 2003 году акционер «Сибнефти» продал 25% акций «Русала» компании «Базовый элемент». В 2004 году «Базовый элемент» стал единственным владельцем алюминиевого холдинга.

Абрамович утверждает, что в сделке по объединению активов с Дерипаской у него не было партнеров.

Также, по словам Абрамовича, Березовский помогал Дерипаске в противостоянии бизнесмена против Trans-World Group братьев Рубенов на КрАЗе. За что получил от него в кредит $16 млн, часть которого ушла на покупку ОРТ. А Рубенам помогал Патаркацишвили. Березовский долг не вернул, и Дерипаска рассердился на обоих – Березовского и Патаркацишвили.

 Дерипаске тоже приходилось учитывать не только свои интересы в алюминиевом бизнесе, сообщил Абрамович. «Без «крыши», физической защиты, тогда было невозможно работать в алюминиевом бизнесе», – пояснил он.

***

Адвокат Березовского Лоренс Рабинович привёл пример двух калмыцких посреднических компаний, «Оливеста» и «Веста», которые, судя по отчету Счетной палаты, через Латвийский торговый банк (летом 2011 года его владельцем стал российский бизнесмен Игорь Ким) выводили десятки миллионов долларов за границу. В том числе в Панаму, где местная компания Palmex S.A. была держателем акций «Русала» и якобы закупала для него на эти деньги автотехнику. По мнению адвоката, контракты затем отменялись, а средства возвращались в ЛТБ.

До Кима ЛТБ принадлежал российскому «МДМ банку», бывший председатель совета директоров которого Александр Мамут называл себя другом Абрамовича.
 
Адвокат напомнил Абрамовичу выводы инвестбанков, оценивавших деятельность «Сибнефти». «Ренессанс» обращал внимание, что те самые калмыцкие фирмы-посредники «Веста» и «Оливеста» получили в 2000 году от трансфертных цен $300 млн чистой прибыли. Аналитики ING Financial Markets писали в 2004 году, что нефтяная компания недополучила в 2000 году $700 млн выручки, потому что продажи проходили «через неконсолидированные трейдинговые компании».

***

 В 1995 году — и это подтверждено представленным адвокатом Березовского «соглашением об урегулировании платежа» — ЛогоВАЗ получил $10 млн. И это, по словам адвоката, «не похоже на плату за крышу». Однако Абрамович утверждает, что по крайней мере половину суммы «Березовский просил для бывшего главы Службы безопасности Ельцина Александра Коржакова».

***

"Андрей Луговой заявил, что регулярно выполнял "тайные поручения" Бориса Березовского, включая скрытую запись деловых встреч российского олигарха", - пишет The Times.

Андрей Луговой был ранее начальником службы безопасности телекомпании Березовского в Москве.

В лондонском суде  было заявлено, что почти 10 лет Березовский и его правая рука Бадри Патаркацишвили давали бывшему сотруднику КГБ "много тайных заданий по наблюдению и прочие деликатные поручения, связанные с личной жизнью и романтическими связями Березовского, и даже с его медицинскими делами - установление контактов с врачами и тому подобное". Среди прочих заданий, по распоряжению Патаркацишвили была осуществлена запись встречи Березовского и Романа Абрамовича в аэропорту Ле Бурже в Париже в декабре 2000 года. Запись является одним из главных свидетельств, которые использует Березовский при рассмотрении в суде его иска на 6 млрд долларов.

В своем заявлении, которое было представлено судье и с которым ознакомился корреспондент The Times, Луговой отметил, что в 1990-е годы в России было "неписаным правилом" вести запись почти всех важных встреч, и Березовский и Патаркацишвили не были исключением. Луговой сообщил, что он держал оригиналы многих из этих записей до 2006 года, когда Патаркацишвили приказал передать их в его офис в Грузии. После смерти Патаркацишвили в 2008 году копия записи из Ле Бурже была передана посреднику, который затем продал ее Березовскому.

По теме:

Никакого государства и никакого бизнеса в России никогда не было и быть не могло

Длящееся преступление

Как кто украл? Мы и украли-с

На процессе Березовского против Абрамовича негласные правила российской экономики становятся историческими фактами

Тяжба Абрамович-Березовский: гибель гендиректора омского НПЗ ; аукцион по «Сибнефти» был фикцией

Абрамович сравнил себя с дойной коровой

"Кто такой Роман?"

Тяжба Абрамович-Березовский: уголовные авторитеты, совладельцы "Русала"; для любой крупной сделки необходимо личное благословение Путина

Тяжба Абрамович-Березовский: $50 млн за запись встречи, сделанной Луговым; оплата предвыборной кампании Путина

Тяжба Абрамович-Березовский: жертва операции КГБ, арабский шейх - посредник, деньги Черного

Тяжба Абрамович-Березовский: все российские нефтяные компании работали по «схеме ЮКОСа» и не скрывали этого; "Сибнефть" не декларировала прибыль

Тяжба Абрамович-Березовский: влияние Тани и Вали, аукцион по приватизации "Сибнефти", Абрамович умеет казаться скромным и гениально умеет втираться в доверие

Тяжба Абрамович-Березовский: доступ к "крестному отцу"; кому досталась основная сумма при продаже "Сибнефти"

Березовский и Абрамович – лицом к лицу в Верховном суде Англии

 

Комментарии

homo sapiens on 5 ноября, 2011 - 23:05

Абрамович продолжал рассказывать в суде о происхождении своих очередных миллиардов.
Ранее он уже сообщал, что Березовский был его политической крышей, а друг Березовского Патаркацишвили – крышей в криминальном мире.

В 1998 году Березовский профинансировал избрание губернатором Красноярского края Александра Лебедя. Став губернатором, Лебедь немедленно наехал на владельцев крупнейших алюминиевых заводов – Анатолия Быкова и Льва Черного. Одновременно Патаркацишвили стал "уговаривать" их продать заводы. Сильным аргументом было возбуждение уголовного дела против Быкова и его арест.

К 2000 году их додавили. Внимательно наблюдавший за развитием ситуации Березовский (против него самого, кстати, уже возбудили уголовное дело), прислал Абрамовича для заключения сделки.

В феврале 2000 года Абрамович подписал бумаги о покупке алюминиевых активов за 550 миллионов. Деньги, сказал, переведу позже. А в апреле уже объединил эти активы с активами Дерипаски. В результате слияния получилась компания «Русал». Дерипаска, по условиям объединения, должен был доплатить Абрамовичу 575 миллионов и тут же заплатил их наличными. Абрамович перечислил эти деньги Быкову в оплату первой сделки. То есть фактически он стал владельцем половины «Русала» бесплатно.

«То есть в итоге вы для оплаты этих очень ценных активов не расстались ни с какими деньгами, потому что позже получили всю сумму от Дерипаски?» — уточнил адвокат Березовского. «Сделка с Дерипаской покрыла все, что мы должны были заплатить за активы (в первой сделке). В конечном итоге, это очень хорошая сделка», — подтвердил Абрамович.

Но если вспомнить дальнейшее развитие событий, то окажется, что сделка была еще более выгодной.
Прошло немного времени, и Абрамович продал тому же лопуху Дерипаске свою долю "Русала": осенью 2003 года 25 процентов за полтора миллиарда долларов, а осенью 2004 года – еще 25 процентов за полмиллиарда. То есть в сумме выручил от операции два миллиарда.

Сейчас Березовский заявил, что надо было поделиться с ним, так как он обеспечил всю эту халяву. Абрамович отказывается и сдает всех подряд. Например, он заявил, что и Дерипаска платил не своими деньгами, а деньгами своих теневых партнеров из мира криминала.
Лондонский суд продолжает тихо охуевать.

Андрей Мальгин

homo sapiens on 8 ноября, 2011 - 00:45

Роман, как и весь крупный бизнес платил Борису. А кому платил Борис? Уж не Той ли самой Тане, которая ни так давно говорила о том, что за душой у нее ни гроша?

***

Судя по прениям в Лондоне, наша "элита" была с голой ж*пой, и все заводы переписали на себя без каких либо личных капвложений. Решили все только связи. Мозгов там и не надо было.

***

Страшно представить, сколько уже было выведено денег из России с 1990 и сколько еще будет. Это не то что большие, это огромные, просто сумасшедшие деньги, на которые можно было бы обустроить всю страну. Масштаб ущерба морального, материального и человеческого колоссален.

Источник