Общественно-политический журнал

 

 

В России личная жизнь опять перестала быть частной

Владимир Путин подписал закон, дающий органам прокуратуры практически неограниченный доступ к персональным данным граждан, в том числе к сведениям, составляющим врачебную тайну. Документ был без особого шума и публичного обсуждения принят Госдумой 5 июля и спустя пять дней одобрен Советом Федерации.

Согласно внесенным поправкам в законы "О прокуратуре Российской Федерации", "О персональных данных" и "Об охране здоровья граждан в Российской Федерации" информация может предоставляться без согласия граждан или их полномочных представителей.

Российские СМИ в своих сообщениях сосредоточились почти исключительно на врачебной тайне, вероятно, из-за особой эмоциональной чувствительности этой сферы жизни. Между тем, судя по тексту закона, речь идет о неограниченном круге данных, а сведения медицинского характера - лишь частный случай.

Член Общественной палаты, адвокат Елена Лукьянова находит новый закон в его нынешнем виде противоречащим конституции.

"Согласно букве и духу Основного закона, права и свободы человека, в том числе право на частную жизнь и конфиденциальность персональных данных, могут ограничиваться только судом. Наделение такими полномочиями кого-либо еще неконституционно. Проблема в том, что у нас вообще достаточно плохо соблюдается конституция", - заявила юрист.

В новом законе определен круг органов, уполномоченных запрашивать персональные данные: суды при рассмотрении дел; органы следствия и дознания в ходе расследования; прокуратура в порядке надзора; подразделения Федеральной службы исполнения наказаний в отношении осужденных и условно освобожденных.

Российские прокуроры наделены огромными правами. В отличие от коллег в подавляющем большинстве стран, они не только борются с преступностью, но и осуществляют в инициативном порядке так называемый общий надзор практически над всем, включая, например, соблюдение правил техники безопасности на производстве или качество пищевых продуктов.

Получается, что закон наделяет прокуратуру неограниченным правом получать персональные данные без всякого формального повода. Не нужно ни факта преступления, ни возбуждения уголовного дела. Захотели - и истребовали.

"Такие вещи могут решаться только судом", - настаивает Елена Лукьянова.

Впрочем, по мнению юриста, в России и судебная власть не может рассматриваться в качестве надежного гаранта прав граждан.

"Постепенное сужение контрольных функций прокуратуры за последние 20 лет, особенно после отделения от нее Следственного комитета, в ряде случаев дает отрицательный эффект, оборачиваясь вынесением неправосудных приговоров и увеличением числа заказных дел. Ситуация сложная и неоднозначная, специфическая для нашей страны", - говорит она.

Мировая практика

Законы США не только позволяют, но и предписывают медикам по собственной инициативе разглашать врачебную тайну, если есть основания полагать, что человек может совершить самоубийство или нанести вред другим людям, а также в целях предотвращения жестокого обращения пациента с детьми, инвалидами и престарелыми гражданами.

В Британии врач может предоставить правоохранительным органам соответствующую информацию, если она "затрагивает общественные интересы".

В Японии врачебная тайна в ряде случаев не распространяется на государственных служащих.

Во Франции ее раскрытие без санкции суда запрещено безусловно и карается годом тюрьмы или 15 тысячами евро штрафа.