Общественно-политический журнал

 

Произвол

«Дестабилизация власти» как терроризм

Александр Подрабинек пишет о репрессивных «антитеррористических» законопроектах, направленных на дальнейшее ужесточение контроля за российскими гражданами:

В Государственную думу были внесены законопроекты, в очередной раз расширяющие возможности силовых ведомств и ущемляющие права и интересы граждан.Законопроекты расширяют полномочия ФСБ, ужесточают контроль над электронными платежами, устанавливают дополнительные возможности для контроля над интернетом.

В законопроекте появился новый и бесподобный критерий террористической деятельности – «дестабилизация деятельности органов власти». Это вовсе не против терроризма. Это против всех, кто «дестабилизирует власть»: оппозиции, журналистов, политологов, критиков режима. далее➤

Отмена презумпции невиновности и принципа состязательности сторон в суде

В нелегитимную думу внесен давно обещанный законопроект об объективной истине. На законодательном закреплении этого принципа настаивает глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Документ предполагает серьезное реформирование принципиальных основ судебного процесса в России.

Принятие нового закон повлечет за собой далеко идущие последствия. Так, в пояснительной записке говорится о необходимости ограничения презумпции невиновности. Кроме того, законопроект провозглашает принцип состязательности сторон в суде чуждым российским традициям и правовой системе. далее➤

По ком горят рейхстаги в России

81 год назад пожар в зале заседания Рейхстага дал Гитлеру возможность установить гитлеризм — исключительно "легитимно" — путем приема пакета законодательных инициатив.

Волгоградская трагедия создала предлоги для: а) введения принципа коллективной ответственности родственников террористов; б) безграничного расширения понятия "терроризм" (как это раньше произошло с понятием "экстремизм"); в) попытки введения контроля за интернет-ресурсами, находящимися за рубежом; г) резкое ограничение в пользовании интернет-кошельками. Последнее очень выгодно банкам, мимо которых шли финансовые потоки, с которых очень хочется брать процент. Особенно — Сбербанку. далее➤

Когда собак с цепи спускают, что с ними делать?

31 декабря в ходе традиционной акции в защиту Конституции на Триумфальной площади встретились два человека – Сергей Мохнаткин, который уже был осужден за события на этой же площади несколько лет назад, и отсидел за это два с половиной года в колонии, и полковник полиции.

 Начало этой встречи хорошо известно из свидетельств очевидцев. Когда начали задерживать участников акции, Сергей Мохнаткин подошел к полковнику и сказал ему, что задержания проводятся неправомерно, также он попросил полковника представиться. Полковник эту просьбу проигнорировал. Тогда Сергей представился сам: «Я Сергей Мохнаткин, правозащитник». далее➤

Басманное правосудие

Оказывается текст действительно может присниться .

Обвинительное заключение Басманного суда, по делу Неустановленного Гражданина. Далее НГ.

НГ в неустановленное время неустановленного числа совершил встречу в неустановленном месте с неустановленными лицами с целью планирования проведения неустановленной несогласованной акции в неустановленное время в неустановленном месте . В назначенное заранее, но неустановленное время, НГ с группой неустановленных граждан ,совершил несогласованную неустановленную акцию в неустановленном месте . далее➤

Так ведет себя оккупационная армия

Сегодня утром в метро увидел спешившего на работу полицейского. Он был в джинсах, но в форменной теплой куртке с надписью «Полиция» на спине и груди. Но я, собственно, не из-за джинсов решил, что он не на службе, - он был без бронежилета. Он поднимался на эскалаторе и не глядел на лица людей, спускавшихся ему навстречу (а куда еще глядеть, стоя на эскалаторе?) - он неприметно непрерывно озирался на стоявших и проходивших рядом каким-то бегающим, тревожным взглядом. И на лице его явно читался… страх на его лице читался, панический страх: вот так, одному, в форменной куртке и без бронежилета, шлема «Джетта» - и в толпе!

 И именно в этот момент я остро почувствовал, о чем говорили полицейские «терпилы» и «свидетели», бесконечной чередой допытываемые нами на "процессе 12-ти" по Болотному делу. далее➤

Беззаконие прикрытое законом - такова российская действительность

На Камчатке уже 13 лет в колонии строгого режима сидит бывший шиномонтажник Константин Князев. Он оказался в заключении по ошибке. Судьи, прокуроры, следователи прекрасно знают, что Князев невиновен. На свободу его тем не менее не выпускают. Приговор этому человеку в свое время подмахнули в Верховном суде. Чтобы его отменить, надо проводить новое расследование. А заниматься этим никто не хочет – слишком много чести для шиномонтажника.

В двух словах расскажу о деле Князева. В 2000 году в Петропавловске-Камчатском бандиты убили охранника и продавщицу круглосуточного магазина «Мишка». Преступление было громкое, поэтому за его «раскрытие» милиционеры взялись очень активно. Они поймали четверых маргиналов и вышибли из них признательные показания. далее➤

Страсбург приступил к изучению жалобы по "болотному делу" по существу в приоритетном порядке

В среду в суде по "болотному делу" потерпевший, боец ОМОНа Алексей Троерин, заявил, что полиция перегородила людям вход в сквер имени Репина, несмотря на то, что он входил в место проведения митинга.

Алексей Троерин фигурирует в деле как потерпевший от действий обвиняемого Дениса Луцкевича.

Омоновец ранее опознал Луцкевича как человека, который стащил с него шлем во время событий на Болотной площади. Однако в суде Троерин заявил, что помнит только, как Луцкевич "держался" за его шлем, а сорвать шлем мог и другой человек. далее➤

Олимпиада превращается в чрезвычайную ситуацию

Олимпийский проект уже выведен за пределы закона и здравого смысла. Логично оформить это юридически, объявив ЧП.

Под занавес летних каникул практически незамеченным прошло появление президентского указа «Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения XXII Олимпийских и XI Паралимпийских игр 2014 года в городе Сочи». Между тем этот документ представляет из себя любопытнейший образец политического мышления и позволяет увидеть глубинные, философские основания российской власти. далее➤

Ради футбольного чемпионата в России отменили Трудовой кодекс и Конституцию

Конфедерация труда России обнаружила, что федеральный закон «О подготовке и проведении в Российской Федерации Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» противоречит базовым положениям Трудового кодекса и Конституции. А, точнее, отменяет их на время подготовки к мундиалю. Глава конфедерации труда Борис Кравченко собирается обратиться в Конституционный суд и воздействовать на правительство профсоюзными митингами с 31 августа. далее➤

Прокуратура: Насилие со стороны власти "полностью соответствует законодательству"

Замоскворецкий суд не удовлетворил жалобу Виктора Захарова на следователя Смирнова, отказавшегося возбудить уголовное дело по факту избиения Захарова сотрудниками полиции 6 мая 2012 года во время согласованной акции на Болотной площади.

Адвокат активиста Сергей Мининков считает мотивировку решения абсурдной. "Когда я читал решение, я ничего не понял.

Захаров планирует обжаловать решение Замоскворецкого суда. Мининков также подчеркнул, что намерен "идти до конца". далее➤

Посадить можно будет любого, доказывать ничего не нужно

Правительство внесло в Госдуму законопроект, который, предрекают юристы, может положить конец отечественной криминалистике. Он предусматривает расширение перечня статей Уголовного кодекса, по которым можно будет применять так называемый особый порядок судопроизводства. В результате получить свою "двушечку", "пятёрочку", а с новыми поправками – и "пятнашечку" сможет кто угодно, независимо от виновности: у следствия больше не будет необходимости вообще что-нибудь доказывать.

Законопроект, внесённый в нижнюю палату парламента на днях, остался незамеченным за более "яркими", но менее реалистичными идеями – вроде предложенных двухпроцентных отчислений в пользу престарелых родителей или запрета на стриптиз для учителей. А зря. далее➤

Почему мы должны знать всё о тюрьме? Взгляд из-под той стороны решётки

"Меня это не касается",- так думает подавляющее большинство россиян о мире по ту сторону решетки. Думали так на воле и 99% всех, с кем мне доводилось общаться уже здесь, в пределах московского СИЗО. Увы, власть на протяжении очень долгого времени пользовалась видимостью взаимной чужеродности двух миров – мира формальной свободы и мира тотального бесправия. Но в реальности, и без того весьма неопределенная, граница между ними становится всё более призрачной и эфемерной.

Ваш сын, внук, отец, дядя или племянник в любой момент может оказаться “свинченным”, а через пару суток сидеть со мной в одной камере. И это – не преувеличение. Машина только разгоняется. далее➤

Жалоба главарям

Инспекторы полка ДПС ГИБДД УМВД России по городу Тюмени взбунтовались против криминальных порядков, установленных в этом полицейском подразделении, а также, как следует из их Обращения Путину и главе МВД Колокольцеву (под петицией подписались 148 человек) во всей региональной системе управления внутренних дел.

Подписанты подробно рассказывают, как в нем формировалась структура, по многим признакам напоминающая ОПГ. Введение новых правил – ежедневных поборов с личного состава ГИБДД – началось с июля прошлого года, когда тюменскую госавтоинспекцию возглавил Сергей Беседин, которому составил протекцию начальник городской полиции Владимир Рябенко, поставленный в свою очередь на этот пост руководителем областного главка генерал-майором Михаилом Корнеевым. Все трое были переведены в Тюменскую область из Ростовской, где, как сказано  в Обращении, взимание дани вышестоящими полицейскими с подчиненных – в порядке вещей. далее➤

Он тщетно бьется за право быть услышанным

Бледный, с голым черепом, в голубых потертых джинсах и в красной майке с Че Геварой на груди, он встает в клетке, едва судья успевает открыть заседание, и начинает говорить, но судья уже знает исходящую от него опасность и реагирует с жестким раздражением. И так раз за разом, по четыре или пять раз за заседание, Акименков встает и хочет сказать, а судья Никишина затыкает ему рот. Диалоги их одинаковы: «Я хочу сказать…» — «Вы ничего сейчас не можете сказать!» На ее стороне преимущество власти и сила микрофона, она раз за разом заглушает его глухой голос в клетке, но он все равно снова встает через час или полтора, чтобы попробовать еще раз. «Ваша честь, я хочу сделать заявление!» — «Садитесь, Акименков, вам слово не предоставлялось!» далее➤

Страницы