Общественно-политический журнал

 

Григорьянц Сергей

Сергей Григорьянц: "если Вы настаиваете, напомню подробнее"

Ответы на комментарии к записи: «О «Конгрессе русской интеллигенции против войны…» и открытом письме к его участникам Сергея Ковалева и Льва Тимофеева»

 Тимофеев: “Рогинский, Алексеева, Пономарев, Тимофеев с ожесточением принялись за уничтожение последних демократических организаций еще случайно уцелевших кое где в провинции”.
С.И., о чем это вы? За что такое я принялся? Будет врать-то…

Sergey Grigoryants: Ну что ж, Лев Михайлович, если Вы настаиваете, напомню подробнее, что я имел в виду. далее➤

Сергей Григорьянц: "сегодня гибнет наша страна и надо, наконец, называть вещи своими именами"

О «Конгрессе русской интеллигенции против войны…» и открытом письме к его участникам Сергея Ковалева и Льва Тимофеева.

И в «Заявлении конгресса» и в письме двух его диссидентов масса красивых и правильных слов о превращении России в результате совершенной агрессии на Украину в страну-изгоя, страну, уничтожающую себя (окончательно — С.Г.), как почти уничтожила себя во время коммунистического эксперимента.

В письме Ковалева и Тимофеева, как и должно быть в критическом документе, есть, однако, три посылки привлекающие внимание и отсутствующие в общем заявлении. далее➤

Нас не ненавидят, нас боятся. И не потому что грозные, а потому что дикие

Этот страх всегда был в Европе, вероятно, с середины XVI века. Временами он резко усиливался. Временами, как в 80-е — 90-е годы прошлого века смягчался и на первый план выходил интерес к русским, людям с другой психологией, другой великой культурой, другим ощущением пространства и свободы. Страх сохранялся, но был где-то в глубине, и в эти годы было ясное понимание, что русские разные — те, кто сидел в тюрьме, и те , кто их охранял. Примерно тот же страх появился и в Соединенных Штатах, но позже, начиная с разумных опасений сенатора Маккарти, холодной войны, первых книг о русских лагерях, русских ракет на Кубе. Русские пугали весь мир не столько своим оружием, сколько той несвободой, которая царила и царит у нас и которую мы пытались насаждать во всем мире. далее➤

Не Крым и даже не Киев являются целью Путина, а вся Россия, которую он понемногу теряет

Будут ли признавать на открытых судах свои враждебные родине замыслы, шпионские связи с ЦРУ, японской и марокканской разведкой Медведев, Лавров и Матвиенко, вспомнит ли о ночи «длинных ножей», судьбе Рема и его штурмовиков Шойгу? У тоталитарных режимов есть своя жесткая логика развития и, возможно, что-то подобное их не минует. Десять лет Ходорковского могут показаться еще детскими играми. Помогая создавать Путину агрессивно-тоталитарный мир для других, им не худо задуматься и о своей судьбе. далее➤

Путин блестяще сделал то, что было выгодно и полезно Украине

Не знаю какие еще «вказiвки» (указания) из Львова Путин получит, но основные задания — программу возрождения украинской государственности, он выполнил блестяще.

 Главное — экономика. Только благодаря умелым действиям Путина Соединенные Штаты, Европейский союз, Всемирный банк, Международный валютный фонд — все бросились помогать возрождению экономики Украины, реформированию ее социальных структур, а как основе всего этого — созданию и укреплению реально работающих демократических институтов. И Украина станет подлинной частью Европы благодаря этой массированной помощи даже быстрее и легче, чем возродилась Польша, где тоже все было совсем не просто: Мечислав Раковский (как и Гайдар) успел разделить все государственное хозяйство («приватизация» Бальцеровича) между партийными чиновниками и сотрудниками спецслужб. далее➤

Сергей Григорьянц: и Кремль и Илларионов очень торопятся… Открытое письмо.

Уважаемый, Андрей Николаевич,
 очень жаль, что Вы с Вашим опытом все меряете только сегодняшним днем и в результате Ваши оценки, при казалось бы их абсолютной несхожести, оказываются практически теми же, что идут из Кремля. На самом деле сдавать Украину не собираются ни Соединенные Штаты, ни Европа. Если они, как и в случае с Афганистаном, не начинают войну сами и вежливо пытаются объяснить как дорого России аннексия будет стоить, то это совершенно не значит, что они сдались, или сдали Украину на милость победителя. Единственное, что это значит, что ЦРУ и аналитические институты на Западе, по обыкновению, работают плохо, ничего не понимают и не смогли проследить изменения в характере майдана и даже когда в Киев приехал бессмысленный Владимир Лукин и уж самому слепому все стало ясно, тоже не сразу поняли, что оказываются в плену у крупномасштабной провокации. далее➤

Сергей Григорьянц: Крым это Афганистан и конец Путина

Лучше бы Путину утереться. Когда-то так сделал Хрущев после безуспешного запугивания президента Джона Кеннеди советским ядерным потенциалом и требования отдать Восточный Германии Западный Берлин. Кеннеди тут же приехал в уже готовящийся к советской военной изоляции город и твердо сказал:

- Я — берлинец!

И наглый Хрущев, на самом деле склонный к миру, сперва примирился с американским воздушным мостом для снабжения всем, что было нужно Западному Берлину, а потом успокоился, выстроив Берлинскую стену. далее➤

Трагедия России и бульварный роман (разочарование в «Оттепели»)

Какая дивная и точная по ощущению времени первая серия фильма Валерия Тодоровского. Безудержная радость, неуемный восторг, пробившийся среди булыжников жизни, перемешанные с неуверенностью и отчаянием. Масса надежд, замыслов, ошеломление открывающимся со всех сторон богатством мира.

Но со второй серии начинается бульварный роман, да еще в одиннадцати сериях, ни одно из ожиданий зрителя (мое, как пережившего все это) не сбывается. Самое неприятное в фильме — поверхностно и с бухгалтерской точностью, но без мельчайшей попытки что-то понять и заставить почувствовать, перечислены важнейшие приметы этой, вероятно, самой сложной, не оправдавшей практически ничьих надежд, эпохи русской жизни именуемой «оттепелью». далее➤

"Чума на оба ваших дома"

О комментарии Виктора Шендеровича 3 октября 2013 года по поводу расстрела Белого дома

Это была забавная и даже для нашего времени редкостно отвратительная передача. Шендерович минут пятнадцать рассказывал как замечательно, что был разгромлен Верховный Совет, какое счастье, что только благодаря этому мы все живы и в России сохранилась демократия, какая шайка убийц и провокаторов находилась к тому времени в Белом доме и как жаль, что защитник демократии Ельцин так медлил с их уничтожением.

 Но потом Шендеровичу был задан новый вопрос, что-то в нем щелкнуло, он развернулся на сто восемьдесят градусов и начал говорить о том, какое омерзение у него вызывают действия Путина и вся нынешняя политика России, как внутри страны, так и за рубежом. далее➤

Россия опять становится самым агрессивным источником опасности не только для собственного народа, но и для всего мира

«Перестройке» Горбачева при всем несколько демонстративном идеализме Президента СССР в последние годы, и не просто приходу к власти Ельцина, но сохранению власти в результате ельцинско-гайдаровских реформ всей наиболее активной части советской бюрократии, предшествовала длительная и серьезная работа иностранных отделов аппарата ЦК КПСС, части Министерства иностранных дел и в первую очередь КГБ, конечно, при Андропове и при его преемниках.

Конечно, такие проекты никогда не осуществляются в соответствии с первоначальным замыслом, в частности народный взрыв ненависти к советской власти и ее носителям в 89-91 году,  не был предусмотрен (как и неспособность многочисленного бюрократически-гэбешно-бандитского сообщества к управлению как страной, так и личной собственностью).  далее➤

Жаль, что русские люди так долго и плохо учатся…

Сергей ГригорьянцПисьмо руководителям «Мемориала» и Хельсинкской группы

Вот и до вас дошла очередь. Вы поддерживали Ельцина еще до августа девяносто первого, зная, что с нами в Перми сидели те, кого он посадил в Свердловске. Вы делали вид, что всерьез воспринимаете его откровенную демагогию о царстве демократии, отказе от привилегий и национальной независимости каждой деревни. В 92-ом году «Мемориал» изменил устав, перестав быть общественно-политической организацией, чтобы не помешать до предела циничному Гайдару уничтожить свободную печать и почти все общественные организации в России (в том, числе ДемРоссию), чтобы некому было вывести народ на улицы, чтобы люди могли только дома плакать, когда Ельцин начал войну в Чечне. далее➤

Массовые демократические силы в России уничтожены, идеалы демократии развеяны

Интервью Сергея Григорьянца

Палата представителей Конгресса высказалась за «список Магнитского». Каков реальный политический смысл этого решения, и какой, по Вашему мнению, будет дальнейшая судьба законопроекта?

Внешне смысл в том, что США и Россия вернулись в своих отношениях к началу 70-х годов, поправке Джексона-Вэника, Третьей корзине Хельсинкских соглашений, предложению Андрея Амальрика не допускать советских чиновников в США и Западную Европу, чтобы хоть так на них повлиять. далее➤

Подводя итоги

Сергей Григорьянц. Доклад на VIII международной конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра». 24-25 ноября 2000 года

Эпоха перестройки в СССР началась с приходом к власти Андропова, с его известной фразы: «Если мы не сумеем выправить положение за три года – катастрофа неминуема», – и завершилась приходом к власти Путина, восстановлением известной мемориальной доски на Лубянке и возложением венков к тайному памятнику Андропова в лубянском дворе. Коммунистическая идеология, как и хотел Андропов, довольно прочно заменена национальной, сотрудники ФСБ и других частей КГБ уже не контролируют, а управляют страной. далее➤

Гибель Андрея Дмитриевича Сахарова

Из книги Сергея Григорьянца «Гласность и свобода. Воспоминание о событиях 1987-2004 года» 

Главным событием, несчастьем России этого времени да и всей ее истории была смерть Андрея Дмитриевича Сахарова. Я думаю, что это было основным мировым событием того времени, одной из величайших трагедий в истории России, сравнимой лишь с гибелью Александра Второго и результатами великих войн: с Наполеоном, Первой и Второй мировой. Андрей Сахаров, на мой взгляд, — был единственной надеждой России на хотя бы относительное утверждение демократии в стране, а его гибель (а я убежден, что он был убит) не только перечеркнула все эти надежды, но в конечном итоге оказала необратимое и пагубное давление даже на всю европейскую цивилизацию, с последствиями которого мы по мере сил пытаемся справиться. далее➤

В России создается опасное положение, чреватое большой кровью и не имеющее никакого отношения ни к демократии, ни к реформам

То, что происходит в эти месяцы в Москве — необычайно интересно и, вероятно, очень опасно.

 В недолгие годы демократической эйфории и надежды на освобождение (в 1987-91) были три действующие силы: инициатор — Комитет государственной безопасности СССР, которому нужна была власть, ассоциируемая тогда у них с порядком; советская номенклатура разных видов от писателей до секретарей ЦК КПСС, от директоров заводов до разнообразных национальных и религиозных активистов, которые, наконец, захотели себя почувствовать не просто чиновниками и бессловесными танцорами в советском хороводе «дружбы народов», а полноценными людьми со своими взглядами, убеждениями, профессиональными занятиями и заработками. Но была и надежда — третья сила, почти проснувшийся, наконец, от семидесятилетнего столбняка, от ужаса, которым была поражена вся страна — русский народ (та самая «демшиза», которую с таким презрением поминают на «Эхе Москвы»). далее➤

Страницы